Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№20 (794) 23 мая 2011 г. Радости жизни

Сон Никиты Сергеевича

23.05.2011
Сказка о том, как мышка, комарик и паучок выиграли войну
Весь победный месяц май в минских кинотеатрах, не очень щедрых на премьеры в нынешние кризисные времена, с успехом шел фильм Никиты Михалкова «Утомленные солнцем 2: Цитадель». Наслушавшись историй о старичках, выходивших из кинотеатра в слезах, а также начитавшись противоречивых отзывов, корреспондент «БелГазеты» Татьяна Замировская решила вскочить в «уходящий поезд» и непредвзятым зрительским оком посмотреть фильм-легенду.
Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ



Никита Михалков пообещал, что вторая часть дилогии ответит на вопросы первой. Ловушка уровня Дэвида Линча! Но Никита Сергеевич оказался на одном уровне с великими мастерами кино не только поэтому. Действительно, фильм получился линейным, как сказка - в отличие от артхаус-трэша первой части и ее безумной нарезки образов и воспоминаний. Три часа экранного времени пролетают мгновенно. Зритель выходит из кинотеатра, и лицо у него такое, как будто его долго-долго били, но зато он просветлился.

Сюжет фильма, к счастью, очень понятный. Несколько раз умерший комдив Котов, воюющий в штрафбате, во время штурма непонятной цитадели врага (видимо, это своеобразный Мордор, обитель Вселенского Зла) оказывается обнаруженным злодейским Митей, причем Котов чует Митю по запаху за километр (вообще, в этой части он проявляет все больше супергеройских качеств и вполне тянет на героя комикс-фильма а-ля «Хранители»).

Митя везет Котова к реке, купается там голышом, потом пытается застрелить его в лесочке, потом делает так, чтобы Котов застрелил в лесочке его самого, потом они, судя по звукам выстрелов, убивают друг друга и уже мертвые и помирившиеся едут к Котову домой.

Котов реабилитирован, он теперь генерал, у него мундир и награды, дома он попадает в семейную идиллию, но выясняется, что его жена Маруся (которая была уверена, что муж предал ее и погиб), будучи изнасилована Митей, в знак протеста родила ребенка от киномеханика Кирика.

Котов овладевает Марусей, Маруся постоянно плачет и бьется о стены в истерике, все играют на пианино, Котов все время посвистывает игрушечкой-аистенком, утром все убегают от него, он бежит за ними, но решает оставить домочадцев в покое и дает им уехать куда-то далеко на поезде.

Начинаются блуждания в тонких мирах: Котов попадает на безумную свадьбу безногого солдата, дарит ему генеральские часы, защищенные в драке с вокзальной шпаной, целуется с какой-то женщиной, едет к Сталину, который дает ему приказ послать на смерть 15 тыс. интеллигентов в очках и шапочках для штурма цитадели - чтобы фашисты истратили на безоружную толпу боеприпасы, а фото мертвых людей впечатлило бы мировую общественность (sic !). Котова воскресили именно для выполнения данного задания - он, по мнению Сталина, справится, потому что гражданского попа застрелил.

Котов и 15 тыс. человек с деревянными кольями идут на цитадель - это единственный общий план во всем фильме. Цитадель взрывается сама по себе, мистическим образом. Котов в чистом поле встречает контуженную дочь Надю, она, как обычно, стоит на мине (в прошлой серии она плавала на бомбе). Котов решает постоять на мине вместо нее, мина взрывается, Котов погибает.

После этого Котов и Надя целые и невредимые подъезжают к Берлину. На страже Берлина стоит персонаж актрисы Инны Чуриковой и душевнобольной немец с семафором. Надя просит душевнобольного немца впустить их в метафизический Берлин. По сути, это врата в Рай или какую-нибудь Валгаллу, а душевнобольной немец - кто-то вроде ключника, привратника, дающего «добро» на въезд.

Вообще, в фильме таких ситуаций много - когда герои умирают (раздаются звуки, сопровождающие смерть, - выстрелы, взрывы - после чего демонстрируется режущая глаз белая галлюциногенная тишина), а потом, посвежевшие и красивые, куда-то едут. Это традиционные для многих культур картины послесмертного путешествия, бардо, но здесь, будто по схеме матрешки, одна смерть вложена в другую - это как просыпаться во сне несколько раз подряд, всякий раз оказываясь на другом уровне сна. Самое время вспомнить фильм «Начало» с Леонардо Ди Каприо - там развивалась именно такая теория вложенных друг в друга пробуждений во сне.

В «Цитадели» почти нет батальных сцен. Зато в ней много крупных планов (в т.ч. очень физиологичных) и психоделических эпизодов, утверждающих мифическую природу данной работы. Когда в самом начале мы видим, как рождается, подобно «Чужому», крошка-комарик, становится ясно, что в руке его будет гореть маленький фонарик, и т.д. по тексту. Зверюшки и насекомые земли Русской будут играть на стороне Провидения Божьего и Абсолютного Добра. И даже нацистская мышенька, катающаяся на колесике патефона, послужит добру, потому что мышенька не имеет национальности.

Русские в фильме, в принципе, зло («По своим стреляли!»). Гитлеровцы - меньшее («Я не буду на это смотреть. Потому что я офицер, а не палач» ), но все равно зло. Добро - это Михалков-Котов, его родственники и Божье Провидение, а также звери, птицы и природа, частью которой становится чукча-снайпер, дремлющий в деревах у цитадели. Все они противостоят, с одной стороны, Цитадели, с другой - бездушному Сталину и озверевшим генералам, посылающим людей на смерть.

Каждые 15 минут фильма из кинотеатра уходили по двое зрителей. Как правило, уходили в моменты наивысшей физиологичности: когда плачущая Маруся демонстрировала уздечку языка, когда рождался младенец в обстреливаемом гитлеровцами грузовике, когда Сталин громко-громко сербал чай. «Нет, это не арт-хаус! - возмутился кто-то из уходящих зрителей. - Фильм слишком физиологичный для арт-хауса!» Но исходя из мотивации героев, которые весь фильм поступают очень странно (кинотеатр постоянно шепчется: «А зачем они уехали? А почему она плачет? А зачем он пошел туда?») , это все же арт-хаус.
Добавить комментарий
Проверочный код