Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№20 (794) 23 мая 2011 г. Общество

«Я уже получил…»

23.05.2011
 
Cуд Центрального района Минска огласил приговор по делу экс-начальника управления расследования преступлений департамента финансовых расследований (ДФР) Комитета госконтроля. Дмитрий Адамович признан виновным в «бездействии должностного лица» , за что может быть лишен свободы на три года в колонии в условиях усиленного режима.
Елена АНКУДО



Дмитрий Адамович оправдан в «злоупотреблении служебными полномочиями» за «отсутствием состава преступления», но признан виновным в «бездействии должностного лица» . Наказание - 3 года лишения свободы, конфискация имущества и 5-летнее лишение прав занимать руководящие должности в правоохранительных органах.

«Беспредел» , - по-военному коротко охарактеризовали приговор несколько сотрудников ДФР, присутствовавшие на оглашении. В сердцах брошенное слово можно расценивать двояко - то ли группа поддержки выказала солидарность с экс-руководителем, упорно твердившим о собственной невиновности, то ли поражалась странной закономерности - предшественник Адамовича, полковник милиции Геннадий Гапоненко, признан в прошлом году виновным по уголовной статье «злоупотребление властью или служебными полномочиями».

Когда Гапоненко, приговоренного к пяти годам лишения свободы, этапировали в колонию, Адамович уже находился в СИЗО КГБ. Напомним (см. «БелГазету» N17 от 3.05.2011г.), летом 2010г. подполковника задержали сотрудники КГБ. Как выяснилось уже в ходе судебного разбирательства, знакомая чиновница - начальница управления предпринимательства и лицензирования комитета экономики Миноблисполкома Ирина Ильюкевич, задержанная КГБ, - написала явку с повинной, заявив, что передала Адамовичу взятку в $30 тыс. за «решение вопросов» коммерсантов. Позже эти сведения признали недостоверными, однако на свободу Адамович не вышел - в его действиях обнаружили иные составы преступления.

Коммерсанты - соучредители ОДО «Геотехпрогресс» Дмитрий Шадура и Александр Никифоров - признаны виновными в покушении на дачу взятки Ильюкевич в $60 тыс. Наказание коммерсантам - по 2,5 года ограничения свободы каждому, без направления в исправительные учреждения открытого типа, Ильюкевич - 6 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Чиновница признана виновной в подстрекательстве к даче взятки и мошенничестве в особо крупном размере и оправдана по статье «приготовление к злоупотреблению служебными полномочиями» - за отсутствием состава преступления. Посредник при передаче взятки, водивший знакомства в Миноблисполкоме, Дмитрий Кунцевич взят под стражу после оглашения приговора. Вместе с братом Юрием суд признал его виновным в подстрекательстве к даче взятки и мошенничестве, приговорив к трем годам заключения (Юрия - к трем с половиной), обоих - с конфискацией имущества.

«БУДЕМ ОБЖАЛОВАТЬ»

«Мы будем обжаловать приговор в Минский городской суд, поскольку считаем, что доказательства вины Адамовича не добыты», - пояснила «БелГазете» адвокат обвиняемого Татьяна Красочка после оглашения приговора.

Оценив по просьбе «БелГазеты» работу следствия, Красочка отметила: «Изначально уголовное дело в отношении Адамовича по подозрению в получении взятки было возбуждено незаконно, что подтверждается постановлением органа уголовного преследования о прекращении уголовного дела в этой части в отношении моего подзащитного. Об этом мною неоднократно направлялись жалобы как в Генпрокуратуру, так и на имя председателя КГБ. Избрав в отношении Адамовича меру пресечения в виде заключения под стражу по обвинению во взяточничестве, следствие КГБ предъявило ему обвинение по должностному преступлению - «злоупотребление служебными полномочиями». В данном случае избранная мера пресечения не соответствовала предъявленному обвинению и в соответствии с уголовно-процессуальным законом, должна была быть отменена. Странно, что суд не вынес частного определения в адрес правоохранительных органов, допустивших эти нарушения» .

«В НЕЛЕПОЙ СИТУАЦИИ»

Пока жалоба не рассмотрена, приговор не считается вступившим в законную силу, а у Адамовича остается надежда на оправдание, о котором он просил, выступая в последнем слове. Приводим фрагменты выступления.

- 18 лет я проработал в правоохранительных органах (…) Я не имел ни одного взыскания, руководство КГК оценивало мою работу. Перед моим задержанием рассматривался вопрос о моем назначении на вышестоящую должность. Когда в отношении меня возбудили уголовное дело, меня представили на арест в Генпрокуратуру. Замгенпрокурора отказал в заключении под стражу, но постановление на арест подписал председатель КГБ (…)

За время работы в следственном подразделении ДФР у меня не было фактов незаконного привлечения лиц к уголовной ответственности (…) Мою служебную деятельность в июне 2010г. проверила межведомственная комиссия под руководством Совета безопасности.

В ДФР я отработал 12 лет, начиная с должности следователя, в работе нарушений закона не установлено (…) Я не имел ни одного взыскания, почти 10 лет работал на должности начальника следственного подразделения в аппарате ДФР, руководил следственным отделом, потом управлением. Все это время занимался преступлениями исключительно в сфере экономики. Мне дважды за время службы в органах финансовых расследований присваивали досрочные звания старшего офицера. Будучи председателем КГК, Анатолий Тозик присвоил досрочное звание майора финансовой милиции, Зенон Ломать - подполковника (…) Звания присвоены за расследование уголовных дел, находящихся на контроле у руководства страны. Мне вручена награда за добросовестную работу, из рук президента нашего государства я получал государственную награду - медаль «За трудовые заслуги» (…)

Я никогда не допускал, что окажусь в такой нелепой ситуации, когда предстану перед судом (…) Самое серьезное наказание я уже получил. В отношении меня возбудили уголовное дело, десятый месяц нахожусь под стражей. Но я не совершал действий, за которые нужно лишать свободы, изолировать от общества. Никто из свидетелей и обвиняемых не сказал, что я делал что-то незаконное, против интересов службы. Я не имел никакой корысти, не получал никаких материальных благ, никакой личной заинтересованности у меня не было. Я не использовал свое служебное положение в личных целях.
Добавить комментарий
Проверочный код