Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№20 (794) 23 мая 2011 г. Общество

Запугать КГБ

23.05.2011
Анархисты спалились на «коктейле Молотова»
В череде дел об организации массовых беспорядков и активном в них участии особняком стоят дела анархистов, в прошлом году познакомивших с «коктейлями Молотова» территорию российского посольства в Минске, а также здание КГБ в Бобруйске. Суд над ними завершился 18 мая.
Дмитрий РАСТАЕВ



С бобруйчанами Евгением Васьковичем и Павлом Сыромолотовым, а также жителем Гродно Артемом Прокопенко, учившимся в Бобруйском филиале БГЭУ, граждане уже знакомы по фильму «Анархия. Прямое действие», показанному в марте - задолго до всяких процессов, когда парни еще не были признаны виновными в судебном порядке.

Сам судебный процесс растянулся на три заседания. Даже родственники подсудимых о его начале узнали в последний момент, поэтому на первом заседании зал практически пустовал. Зато на втором и третьем он еле вместил всех желающих наблюдать (фото- и видеосъемка в зале была запрещена) за процессом.

«А чего это так много народу?» - окинул зал удивленным взглядом судья. «Дело резонансное» , - робко пискнули с передних скамеек. «Народ хочет знать правду!» - басом уточнили с задних. То ли удовлетворившись первым ответом, то ли не поняв смысла второго, судья пошуршал бумагами и приступил к опросу свидетелей.

В ходе разбирательства нарисовалась следующая картина. 16 октября 2010г., около четырех часов дня, трое молодых людей отправились в Бобруйскую крепость, чтобы под сводами одного из бастионов разлить по бутылкам зажигательную смесь. Незадолго до этого они изготовили ее в домашних условиях из пенопласта и бензина. Разлив смесь по бутылкам, парни вернулись в город и в подъезде одного из жилых домов стали дожидаться вечера. Когда стемнело, они покинули укрытие и, переодевшись во все черное - «так делают анархисты во всем мире перед своими акциями», - вышли на огневой рубеж.

Роли распределили следующим образом: Васькович и Сыромолотов должны были бросать бутылки в здание КГБ, а Прокопенко - снимать это дело на видео. Первым на улицу вышел Прокопенко. Осмотревшись и убедившись, что на улице никого нет, он дал знак напарникам, после чего те зажгли фитили и разбили бутылки о стены здания. После этого парни вернулись во двор, переоделись в обычную одежду «и разбежались в разные стороны» .

Суд рассмотрел видеозаписи следственных экспериментов, проведенных с участием подсудимых. На вопрос следователя о том, с какой целью они бросали бутылки в здание, Прокопенко сказал, что так им хотелось выразить свою солидарность с анархистами, задержанными в Минске, а Васькович был краток: «Чтобы запугать КГБ» .

После просмотра записи адвокат Васьковича задал подзащитному ловкий вопрос: «Вы показали, что вашей целью было запугать КГБ. Это показание вы дали добровольно или под давлением?» Ловкость вопроса подзащитный не оценил, подтвердив уже сказанное: «Да, моей целью было запугать КГБ» .

О том, что свои показания они давали под давлением следствия, на процессе заявили все трое. Но если Прокопенко и Сыромолотов после этого стали отказываться от части прежних показаний - мол, никакой солидарности ни с кем мы выразить не хотели, а просто «хотелось приключений, жизнь была скучной» , то Васькович, к удивлению прокурора и судей, отказался от собственного раскаяния.

«Но вы же раньше признались, что сожалеете о содеянном?» - удивилась прокурор. «Нет, после 19 декабря я, наоборот, убедился в том, что поступил правильно, бросив «коктейль Молотова» в здание КГБ. Потому что между КГБ и гестапо нет никакой разницы» , - неожиданно парировал Васькович.

В зале повисла мертвая тишина. Скандальное - даже по меркам такого специфического процесса - признание нужно было переварить. Адвокаты с грустью уставились в пол. Стало ясно: столь откровенная фронда одного из подсудимых делает позицию защиты уязвимой, несмотря на раскаяние двух других фигурантов дела.

Особый интерес у прокурора вызвал тот факт, что Васькович со школьных лет состоял в БРСМ. Услышав это при чтении его характеристики, она тут же стала расспрашивать, участвовал ли подсудимый в каких-либо мероприятиях союза, вносил ли какую-то лепту в его деятельность, платил ли взносы. Васькович ответил, что после школы «прекратил контакты с БРСМ, т.к. понял, что это не та организация, в которой должен состоять настоящий гражданин» . «А в какой организации должен состоять настоящий гражданин?» - поинтересовалась прокурор. «Во всяком случае, не в БРСМ и не в «Белой Руси» , - пояснил Васькович.

Под занавес разбирательства прокурор предложила посмотреть видео, снятое на мобильник некой бобруйчанкой, стоявшей вечером 16 октября на автобусной остановке у здания КГБ и ставшей свидетельницей произошедшего. Вопреки ожиданиям публики, чудовищных языков пламени, пожирающих важное здание, на видео зафиксировано не было: два едва различимых огонька - один на крыльце, другой у стены - плясали в глуши октябрьских сумерек. Кстати, позже выяснилось: сотрудники МЧС, прибывшие на место происшествия, затушили очаг возгорания ногами, даже не разматывая пожарные рукава.

После разбирательства начались прения. Прокурор сделала упор на то, что следствие полностью доказало вину подсудимых, которые, противопоставляя себя обществу, совершили злостное хулиганство общественно опасным способом, с покушением на уничтожение чужого имущества в особо крупном размере. Смягчающих вину обстоятельств в этом деле она не усмотрела. «У Васьковича было смягчающее обстоятельство - чистосердечное признание, но он от него отказался» , - добавила прокурор и запросила для подсудимых 7,5 и 8 лет лишения свободы.

Адвокаты сделали акцент на то, что подсудимые - люди молодые, еще не переболевшие юношеским максимализмом. Попросили суд учесть заявления подсудимых о том, что в ходе следствия на них оказывалось давление. Попросили принять к сведению реальный, а не предполагаемый ущерб зданию. Попросили применить мягкое наказание, не связанное с лишением свободы. «Потому что жестокость порождает жестокость» , - подчеркнула одна из адвокатов.

Когда пришло время последнего слова, роль идейного хедлайнера процесса снова взял на себя Васькович: «Усё зробленае цалкам усведамляю i буду с годнасцю пераносiць усе пакуты, што паўстануць на маім жыццёвым шляху. Я - лiтвiн. Мой святы абавязак - абарона нацыянальных беларускiх каштоўнасцяў. За iх умерцi гатоў. Жыццё кароткае, радзiма - вечная». Свою речь молодой человек завершил троекратным «Жыве Беларусь!». Прокопенко в последнем слове заявил, что считает содеянное ошибкой, а Сыромолотов уверил, что за четыре месяца в СИЗО переосмыслил свое поведение и попросил суд вынести ему наказание, не связанное с лишением свободы.

Несмотря на то что ущерб, причиненный зданию КГБ, действительно был незначительным - чуть более Br253 тыс. - суд приговорил всех троих - и нераскаявшегося, и раскаявшихся - к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима.

Когда осужденных вывели из зала, к прокурору со слезами ринулась мать одного из парней: «Довольны, да? Детей засудили и довольны? Вам это все еще отольется!» Но прокурор, слезам не веря, проследовала к выходу со спокойной улыбкой и уверенностью в правоте своего дела. Остальные вышли из зала, качая головами и вспоминая фильмы «Игры мотыльков», «Пьеса для пассажира» и другие, психологически созвучные завершившемуся процессу.
Добавить комментарий
Проверочный код