Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№18 (792) 10 мая 2011 г. Визави

Кондратию не хватило

10.05.2011
Грозят ли белорусам пустые полки?
В то время как на интернет-форумах стали появляться первые крики о помощи тех, кто ищет и не находит подгузники определенных марок для своих чад, бдительные госорганы поспешили заверить население в том, что импортные товары с полок не пропадут.


Первый замминистра торговли Александр Забелло успокоил, что «дефицита продовольственных и непродовольственных товаров на белорусском рынке не существует». По его словам, «есть достаточно товарных запасов, которые были созданы импортерами заранее», и «импортеры обеспечивают тем же товаром розничную торговлю, который был и раньше». Оперативно отреагировал и Мингорисполком, где заявили, что «устойчивый покупательский спрос на основные продовольственные и непродовольственные товары удовлетворяется полностью», и гарантировали, что «для обеспечения населения крупой и макаронными изделиями в широком ассортименте, в т.ч. импортными» комитет заключил договоры с оптовыми организациями по созданию и поддержанию резервного фонда. Замначальника главного управления потребительского рынка Мингорисполкома Галина Закерничная отметила, что проблемы если и возникали, то только точечно. А импортеры не прекращали поставки рознице: ритейлеры иногда сами отказывались от партий по новым ценам, если еще не распродали старые. После ряда неудачных попыток поговорить об отсутствии дефицита товаров с представителями гор- и облисполкомов корреспондент «БелГазеты» решила узнать, как обстоят дела у непосредственных участников торговли - директора универсама «Юбилейный-92» Владимира НЕРОЗИ и председателя правления Лиозненского районного потребительского общества (райпо) Татьяны БОГДАНОВОЙ.

ВЛАДИМИР НЕРОЗЯ: «НЕКОТОРЫЕ СОРТА ПРОСТО ИСЧЕЗЛИ»

- Минторг утверждает, что дефицита товаров не существует. Это действительно так?

- Сегодня, к счастью, в торговле нет такой проблемы, как отсутствие каких-то групп товаров. То есть нет такого, что вы приходите в магазин, а там в какой-то товарной группе совсем ничего нет. Но что это значит? Предположим, вы приходите в магазин, а там - 100 сортов пива. Но вы не пьете их, а пьете сто первый, сто второй или сто третий - те, к которым привыкли. Как тогда вы ответите на вопрос: пиво есть или пива нет? Если того сорта, к которому вы привыкли, нет, то вы ответите: «Пива нет».

Когда-то ассортимент пива был очень узким. А сегодня более 100 наименований выпускают только белорусские компании. За 10 лет мы приучили наших людей к тому, что в магазинах огромный ассортимент и промышленных, и продтоваров. Молодежь, студенты уже не знают, что такое дефицит, что такое стоять ночью в очереди за продуктами. (Правда, сейчас они поняли, что значит сутками стоять за валютой.) Мы приучили людей к тому, что любой каприз всегда можно исполнить - не в одном, так в другом магазине. А сейчас некоторые сорта просто исчезли. В СССР мы стремились достать кофе - любой, лишь бы он был растворимым. А сегодня люди привыкли к конкретным сортам и ищут именно их.

- Некоторые импортеры - например, риса и гречки - прогнозируют дефицит продукции к лету. Они объясняют это тем, что срок поставки этих культур из того же Пакистана достигает нескольких месяцев. Полагаете, это возможно?

- В прошлом году Россия подняла вопрос о том, что уже к концу лета у них не будет гречки. А наша сторона заявляла, что гречка - это не проблема, что у нас ее достаточно, хватит, вопросов с ней не будет. Но были - хотя и очень краткие - перебои с гречкой. Они быстро ликвидировались за счет того, что стали завозить крупу из России и Украины. Но по очень высоким ценам. И это привело к тому, что цена с Br2,5 тыс. за 1 кг доросла до Br22 тыс. в некоторых магазинах. У нас - Br15 тыс. Я бы не говорил, что какой-то товар полностью исчезнет. Любой товар можно оставить в продаже, если на него поставить цену, по которой все меньшее число людей будут его покупать. За гречкой по Br15-20 тыс. очередь не стоит. Покупает тот, кому так хочется, что просто невтерпеж. То же самое по коньякам - «Хенесси», например. Они есть в магазинах, но доступны не каждому, что правильно.

- В Мингорисполкоме заявили, что импортеры работают стабильно. Но розница отказывается закупать у них товары по новым ценам, сформированным исходя из того курса, по которому импортерам удается приобретать валюту. Выходит, в том, что кто-то не может найти на полке любимый кофе или нужные подгузники, виноват ритейл?

- Многие промтоварные оптовики предлагают практически весь свой товар по предоплате. А для нас это рискованно. Курс доллара как-то не сложился - мы не знаем, сколько он все-таки стоит. Когда в 2009г. у нас была девальвация, то все четко знали, что рубль ослаблен на 20%. А сейчас каждый может принимать курс доллара такой, какой хочет. И никто не может сказать, прав он или нет.

По официальному курсу доллары купить невозможно - вообще не понятно, для чего этот курс. Поэтому для нас рискованно покупать по предоплате даже самые необходимые тоавары - например, подгузники, которые в Беларуси не производят и которые хорошо продаются. Ведь если завтра доллар резко упадет, то цены везде попадают. А я эти подгузники уже купил по высокой цене. Что я с ними буду делать? По такой высокой цене их будет просто не продать. Это будут мои убытки.

Я бы подтвердил, что торговля не хочет брать товар - не саботирует, а просто не хочет брать - у оптовика по каким-то ценам. Действительно, от некоторых товаров мы отказываемся - в случае, если рост цен составляет более 70%. С учетом торговой надбавки рост получается около 100%. Мы так поступаем еще и потому, что не хотим вызывать гнев или удар властей, которые потом нас же обвинят в том, что это мы выставляем товар по этим высоким ценам.

Другое дело, что есть товар, который заменить невозможно. Многие овощи резко возросли в цене. Но это такой товар, без которого люди не могут. Не возьмешь его - будут пустые прилавки фруктов и овощей. Если покупать перец по Br40 тыс. за 1 кг для человека дорого, то он покупает не 1 кг, а штуку. Но от дорогого кофе, от дорогих чаев, спиртного мы отказываемся. Не потому что мы такие плохие. Мы и сами теряем в товарообороте. Но мы понимаем, что продать эти товары не сможем. Вчера человек видел кофе по Br40 тыс., а сегодня ему его предлагают по Br100 тыс. Он 10 раз подумает, покупать или нет. А обвинять начинают торговлю.

- По поводу роста цен в Мингорисполкоме сообщили, что провели совещания с участием представителей основных поставщиков товаров и розничных сетей, к которым обратились с просьбой нести определенную социальную ответственность…

- Мы не можем позволить себе быть социально ориентированными. Кого-то силой, приказом, давлением могут заставить сдерживать цены. Но сегодня ситуация такова, что даже если торговля уменьшит свою прибыль, то это будет практически незаметно на розничной цене. Торговая наценка минимальна, она просто незаметна.

На всех совещаниях в госорганах нам говорят: «Давайте, торговля, снижайте цены!» А когда посмотришь, какой удельный вес торговой надбавки во всех других надбавках, то думаешь: «Что-то мы не там командуем. Просто шум поднимаем».

К тому же мы на 100% уверены, что не за апрель-май, так за июнь нам будут выставлены абсолютно другие цены за свет, газ, тепло, бензин. Думаю, будут изменены и налоги. Все это тут же ляжет на издержки магазина. Мы уже не говорим про достойную зарплату коллектива - чтобы просто удержать ее на плаву, нужно зарабатывать. Иначе начнет разбегаться штат. Благотворительность привела бы к тому, что начали бы закрываться магазины.

На любом совещании, которое проводит главное управление торговли при Мингорисполкоме, всегда очень серьезно рассматривается вопрос о рентабельности магазина, его прибыльности. Если он не приносит прибыли, нерентабелен, то вопрос стоит о том, чтобы сменить руководство предприятия. Благотворительностью занимаются богатые люди. Вот британский принц Уильям собирается через пару лет оставить военную службу и перейти к своим прямым обязанностям - занятиям благотворительностью. Потому что, видимо, есть какие-то фонды, которыми он может распоряжаться. А наши предприятия, к сожалению, не все могут заработать такие деньги, чтобы заниматься благотворительностью.

- Если торговые предприятия такие бедные, то почему в Беларуси многие товары дороже, чем в соседних странах, где ритейл на работу не жалуется?

- Подсчеты показывают, что общая наценка на импортное вино - от цены производителя до цены для розничного покупателя - составляет 237%. Из них магазины делают наценку от 30 до 40%. Все остальное - это таможня, налоги и акцизы, прибыль оптовой фирмы, транспортные расходы и пр. На другие товары общая наценка ниже. Но пусть даже она составляет половину от этого, т.е. 120%, из которых торговля дает 30%. Так что даже если торговля всю свою надбавку отменит, то она будет совсем незаметна в той цене, которая была до торговли. Причем часть нашей наценки тоже идет на налоги.

Когда мы присутствуем на иностранных винных выставках, нам тамошние экспортеры говорят: «Вот взяли бы у нас вино. Мы слышали, у вас в магазинах такие высокие цены, а мы вам предлагаем вот по такой низкой». Мы им всегда говорим: «Эту вашу цену надо умножить на три. Такой она будет у нас на прилавке». У этих экспортеров глаза просто квадратные: «И что, у вас по этим ценам покупают?» Мы окружены Россией, Украиной, Литвой, Польшей. Там цены ниже, чем у нас. Был недавно в санатории в Трускавце (это совсем рядом с нами, даже визу не надо получать) - просто поражался их ценам. А это курортный городок!

Сейчас нас особенно удивляет, когда растут цены на товары, которые вообще не имеют отношения к импорту. Для нас это загадка, объяснений никаких нет. Мы просто привыкли к тому, что каждая новая партия - это новая цена. Любой товар возьмите - хоть незначительно, но цены растут. Иногда даже необъяснимо. Значительно выросли цены на овощи, кофе, чай. Правительство что-то должно сделать, чтобы цена стабилизировалась, чтобы люди поняли: вот курс, вот цена.

- А почему правительство не решается на девальвацию, которая, по крайней мере, дала бы всем ориентир курса и цен?

- Начиная с конца 2009г. я не замечал резкого роста производительности труда, доходности, товарооборота. Тем не менее мы вынуждены были повышать зарплату и по указанию сверху, и ориентируясь на то, что на других предприятиях зарплата растет. Люди возмущались: «Как это так, чиновникам и аппаратчикам зарплаты повышают, а у нас она не растет?» В итоге мы достигли тех $500, которые планировались. Отчитались. Но этот рост был необоснованным. Теперь начинаем пожинать эти плоды.

А ведь за долгие годы народу вбили в голову зарплату в долларах и евро. И расценки у нас везде в у.е. Цены на путевки, автомобили, квартиры везде пишутся в долларах. Спроси у вас, сколько стоит в среднем 1 кв. м жилья по городу, вы скажете в долларах. Если я у вас спрошу: «А сколько же это в рублях?» - вы будете долго сидеть, считать, умножая на миллионы. Куда ни ткни, везде все в долларах. Вот вчера звоню: «Сколько стоит кубометр досок?» Думаете, мне в рублях сказали? Нет, в долларах. «А сколько это в рублях?» - «Сам считай». Доска же производится в Беларуси!

Мы сами привязали людей к долларам и евро. Теперь эта штука работает против нас: зарплата в белорусских рублях осталась прежней, но люди автоматически пересчитывают ее на доллары или евро. Сегодня они уже чувствуют, что потеряли значительную часть зарплаты. Если будет объявлена девальвация, то для них это будет болезненно. Но ведь ни один немец или француз не додумается пересчитывать свою зарплату на доллары. Приучив людей к долларам, мы теперь пытаемся им объяснить, что их зарплата не пострадала. Это вызывает недоумение и улыбку.

- Как скоро ситуацию удастся разрулить?

- Когда читаешь наши газеты, кажется, что сделать это можно элементарно и быстро. Но что творится на самом деле, я не знаю. А когда не знаешь реальности, любой прогноз будет иметь большую долю ошибки, чем правды.

СПРАВКА «БелГазеты». Владимир Нерозя родился в 1952г. в Черновцах (Украина). Окончил Минское торговое училище, в 1977г. - Институт народного хозяйства. С 1969г. работает в торговле. Был учеником продавца, продавцом, завотделом, инженером-экономистом управления торговли. В 1979-85гг. - директор 11-го центрального магазина. С 1985г. - директор универсама «Юбилейный». Сотрудничает с БГЭУ, Минским торговым колледжем, Государственным институтом повышения квалификации и переподготовки руководящих работников и специалистов Минторга. Женат, есть сын.

ТАТЬЯНА БОГДАНОВА: «ПРОИСХОДЯТ ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ В СООТВЕТСТВИИ С ПЛАНОМ»

- Состояние потребительского рынка Минска названо стабильным. Как обстоят дела в вашем районе?

- Проблем с покупкой товаров вроде бы нет - оплачивай да покупай. В нашем районе дефицита не наблюдала, никто на нехватку товаров не жаловался. Импортные товары у нас пока есть, и перебоев со снабжением ими я не предвижу.

- Даже по самым проблемным позициям - подгузникам, стиральным порошкам и парфюмерно-косметическим товарам?

- Ну, по памперсам вопросы есть. Но мы ими совсем немного торговали - больше этим коммерческие структуры занимались. Парфюмерии у нас больше белорусской - у нас ею люди пользуются чаще, как и белорусской косметикой. Но импортная тоже есть, были большие остатки этой продукции. Стиральные порошки и моющие средства тоже есть.

- Приходилось видеть панический спрос на какие-то товары?

- Район у нас небольшой - всего 17 тыс. населения, из них в городе - 7 тыс., так что нет очень большого спроса. Некоторое время назад повышенным спросом пользовались сахар и масло. Не сказать, что это была паника, но спрос усилился. Длилось это недолго - может быть, в течение недели. Мы сразу всем объяснили, что действительно на складах есть сахар. По маслу тоже запасы на складах были. Перебоев не возникало. Завозили с баз в Витебске, так что и сахар, и масло всегда и у нас на складах были, и на полках торговых объектов присутствовали.

И потом, у нас такой район - мы находимся рядышком с Россией. Соседняя страна от нас в 20 км. Мы постоянно к ним ездим, свою продукцию к ним возим. Наши люди, если захотят, могут туда съездить, купить там памперсы. И с другой стороны, наше райпо в Смоленской области белорусской продукцией торгует, прежде всего колбасными и молочными товарами. Наша продукция там пользуется очень большим спросом. Она у нас качественная, хорошо себя зарекомендовала, поэтому нас постоянно приглашают на ярмарки, на все праздники, вот и в этом году - на 1 и 9 Мая. Это не обмен, просто постоянно идет такая взаимная торговля.

- Какие меры вы принимаете, чтобы не допустить нехватки товаров?

- Постоянно проводим мониторинг, оцениваем товарные запасы, мониторим цены. У нас товарные запасы сконцентрированы не только в магазинах - есть и торгово-распределительные склады. Товарными запасами мы обеспечены. Обычно у нас в среднем запасов хватает на 40-42 дня торговли; по промышленным товарам всегда больше, по продовольственным - меньше. Сейчас остатки непродовольственных товаров позволяют осуществлять бесперебойную торговлю в течение 69 дней, продовольственных - в течение 28. Это выше норматива. Плюс у нас происходят ежедневные поступления в соответствии с планом.

- С поставщиками не стало сложнее договариваться с наступлением валютного кризиса?

- С белорусскими производителями мы в основном работаем напрямую - колбасные и молочные изделия, пиво нам привозят белорусские предприятия. Также нас обслуживают витебская, полоцкая и чашникская универсальные оптовые базы, минские базы «Белкоопвнешторг» и «Белкоопторг». У баз свои поставщики, в т.ч. импортных товаров. Получается, что мы сами товар не ищем, а берем его с баз.

- Заметили рост цен в последнее время?

- Рост цен есть. Но в пределах нескольких процентов.

- Минские власти рекомендовали торговле быть социально ориентированной, имея в виду уменьшение торговых надбавок…

- Мы входим в систему Потребкооперации, а она всегда социально ответственна. У нас всегда социальная направленность. Мы никогда не накручиваем цены. Сами понимаете, село всегда меньше обеспечено.

Плюс сами предприятия дают скидки, например, на сыры, мороженое, соки, иногда на пиво. Средняя торговая надбавка у нас составляет 16,7%. На ряд социально значимых товаров - молочные продукты, колбасы - она ниже. На некоторые промтовары, вино - выше. Валовой доход у нас составляет 17,7%.

СПРАВКА «БелГазеты». Татьяна Богданова родилась в 1957г. в Смоленской области. Окончила Гомельский кооперативный институт. Работала зампредом правления по кадрам Лиозненского райпо, директором УП «Кооппродторг». В последние два года - председатель Лиозненского райпо.
Добавить комментарий
Проверочный код