Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№18 (792) 10 мая 2011 г. Тема недели

Как сделать хоккей балетом?

10.05.2011
 
Раздражение белорусского президента результатами выступления наших хоккеистов на чемпионате мира в Словакии тем более оправданно, что спорту вообще и хоккею в частности оказывалась все эти годы небывалая помощь. Если бы в стране было столько оперных театров, сколько ледовых дворцов, мы бы совершенно точно вошли в Книгу рекордов Гиннесса. Но вот ведь в чем проблема: белорусские опера и балет, которые не получают тех средств, что отпускаются на спорт, постепенно заявляют о себе в мире. Хоккей же… ну, вы сами видите. Так нужно ли помогать?
Виктор МАРТИНОВИЧ



Везде, куда бы ни пришло помогать белорусское государство со свойственной ему основательностью, иной раз случается какой-то конфуз. Взять вот, например, белорусское село. Песня о том, что селу нужно помогать, что его нужно возрождать, что на него нужно распространить тот «социальный стандарт», который заявлен в городах, звучит из года в год по всем телеканалам, в каждом третьем официальном выступлении. Выделяются кредиты на посевную, на закупку ГСМ, на уборочную. Строятся агрогородки, сельские школы, клубы. Под обеспечение села кадрами, в т.ч. не только работающими на земле, но и обслуживающими тех, кто работает на земле, введено ненавидимое всеми студентами и родителями обязательное госраспределение. И что? Много успехов у белорусского села? Кто-нибудь может ответить на вопрос, почему белорусский картофель стоит почти столько же, сколько привезенный с других континентов?

А вот взять переработку. Людей, делающих из молока (которое со стахановским пафосом, под прицелами телекамер, добывают доярки), например, глазированные сырки. Переработчики делают свое дело тихо, без помпы, без массированной госпомощи. Никто для занятых в переработке сельхозпродукции специальное жилье не строит, концерты звезд эстрады и творческих коллективов в цехах не организует. И вот на тебе: в продовольственных магазинах Литвы, Москвы, Киева мы видим продукты этого тихого труда. Причем у них есть даже своя легенда, ее придумали благодарные потребители: да, белорусское продовольствие может быть не так лихо упаковано, не так ярко на вкус, зато «без консервантов» - как со своей дачи привезенное.

Из предыдущего абзаца можно сделать вывод, что деньги нужно забрать у комбайнеров и отдать переработчикам. Но это неправильный вывод. Забрать действительно нужно у комбайнеров, но не отдавать никому. Потому что как только госпомощь массированно придет в переработку, как только из технологов молокозаводов начнут делать новых «хоккеистов», дело сразу же забуксует.

Такова специфика белорусской помощи: большие госсубсидии всегда снабжаются целым комплексом явлений в идеологии, в риторике, в газетах и на ТВ: государство хочет не просто помогать, а помогать гласно, публично, выгораживая в первую очередь себя и свою роль. И у тех людей, которым адресована помощь, постепенно возникает ощущение неподотчетности, собственной богоизбранности.

Условно говоря, ну вот на фиг отдавать кредиты, если мы - гегемоны, крестьяне-комбайнеры! Денег нет, еще дайте! Это влечет за собой появление нового класса, который можно обозначить как класс гордых иждивенцев. Речь идет не просто о попрошайках, а о людях, требующих к себе особого уважения за то, что они потребляют большую госпомощь. И стало быть (по их логике), заняты важным государственным делом.

Какая игра и какая отдача может быть при таком раскладе - судите сами. Подчеркнем лишь еще раз: все живое, все более или менее производящее впечатление в Беларуси создано людьми, находящимися в тени благотворного влияния государства. Взять, например, IT-сферу, в которой реализуется достаточное количество успешных проектов, которые уже получали и еще получат награды на выставках и будут рано или поздно приобретены или поддержаны серьезными инвестициями. Так развивается IT-сфера не потому, что ей помогают. А потому, что о ней как бы забыли. Это как с оперой и балетом: реконструировали Оперный театр, сделали так, что побелка с потолка не сыплется, ну вот и вперед! Любой иностранец с высшим образованием, каким-то чудом попавший в Минск, ползет к кассам Оперного, чтобы послушать «Волшебную флейту» (на балет билетов вообще недостать) и согласиться: недурственно.

То есть денег все и всегда будут просить. И иногда просьбы будут звучать очень слезливо и где-то даже обоснованно. Но как только эти просьбы начнут массированно удовлетворять, все завязнет в корысти, в желании выслужиться, которыми сопровождается потребление крупных госдотаций куда чаще, чем нацеленность на результат.

В этом смысле начинающийся новый кризис в Беларуси может многое решить: у государства денег становится все меньше. Субъекты, привыкшие к госденьгам, получаемым в ответ на лесть и пропечатывание их суровых профилей на первых полосах официальных газет, вынуждены будут научиться зарабатывать сами. Либо найти меценатов и других частных давателей, которым имитации бурной деятельности «гегемонов» во всех областях жизни, от спорта до искусства, будет мало. Может быть, тогда будет возникать больше поводов гордиться нашим спортом.
Добавить комментарий
Проверочный код