Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№18 (792) 10 мая 2011 г. События. Оценки

Садись, пятёрка!

10.05.2011
«Да, это я. Бил от отчаяния!»
В минувшую среду суд Октябрьского района Минска вынес приговор по делу пяти участников акции на пл. Независимости 19 декабря. Зампред «Молодого фронта» Александр Киркевич и активист кампании «Говори правду» Павел Виноградов получили по четыре года усиленного режима, члены инициативных групп экс-кандидатов в президенты Андрей Протасеня и Дмитрий Дрозд, а также прозванный в Сети «Наушником» Владимир Хомиченко - по три.


Андрей БЕСПРОЗВАННЫЙ

В среду, 4 мая, участники возобновленного процесса приступили к изучению видеозаписей, приобщенных к делу. Вероятно, имея опыт просмотра видео с «плошчы», судья Алла Булаш предпочла изучать его в беззвучном режиме. В начале марта ее коллега, судья Московского района Елена Рудницкая, просматривая аналогичные ролики на процессе по делу Дмитрия Медведя, опрометчиво оставляла звук на полной громкости - к неописуемому восторгу присутствующих из динамиков лился отборный мат как участников несанкционированного мероприятия, так и разгонявших их милиционеров.

На экране демонстрировались кадры расправы над стеклянными дверями входа в Дом правительства. Мужчины в плотном окружении видео- и фотооператоров поочередно толкали пластиковые каркасы дверей, кто-то ожесточенно бил по стеклу удочкой, а в какой-то момент какой-то молодой человек, поддерживаемый двумя спутниками под руки, даже принялся лупить по дверям ногами.

Прокурор среди прочих обнаружил на экране Дмитрия Дрозда - тот молотил мегафоном по деревянным столам, которыми были забаррикадированы дверные проемы. - воскликнул подсудимый. На видео был замечен и Владимир Хомиченко. «Это вы наносите удары приспособлением, которое дворники используют для очистки ото льда?» - поинтересовалась судья у «Наушника» (так Хомиченко прозвали за то, что 19 декабря он был запечатлен рядом с разбитыми дверями Дома правительства прижимающим ладонь к правому уху, будто получал по наушнику некие указания, что немедленно породило слухи о его причастности к спецслужбам). «Я сам не помню, как это было. Я помню только, как руками... Не помню вообще, кто дал. Елки-палки, я там не один был. Трезвый я бы так не делал, - принялся бормотать обвиняемый и через несколько минут просмотра ролика добавил: - А, да. Сейчас видел, что это я. Действия мои». Нападал с удочкой на стекла и спецназовцев, притаившихся за щитами с другой стороны дверей, как оказалось, Андрей Протасеня.«У меня не было злого умысла, - принялся уверять судью обвиняемый. - Я действовал под влиянием толпы и не отдавал себе отчета. Милиционеров не видел, зачем пытался вытянуть из-за заграждения щит - не знаю».

На одном из следующих дисков оказались материалы, изъятые с личного компьютера Павла Виноградова. Судья потребовала у юноши, вставлявшего диски с записями в ноутбук, поставить «файл под названием 51.49». Тот принялся кликать по всем папкам, но все никак не мог обнаружить нужное видео. Несколько минут спустя на выручку пришел сам Виноградов:«Вторая папочка сверху, если не ошибаюсь!» - сообщил он молодому человеку. На экране появилась съемка какого-то ритуального действа: посреди поля была установлена доска с портретом какого-то человека (зрители принялись щуриться, пытаясь рассмотреть черты лица персонажа, и гадать: «Александр Григорьевич? Кулешов? Ермошина? Романчук?») и два флага - красный и зеленый. Все перечисленное было охвачено пламенем, на ветру портрет норовил улететь, однако рука из-за видеокамеры заботливо хватала его и тыкала в костер. Видео было призвано подтвердить виновность Виноградова в надругательстве над государственными символами. Впрочем, вскоре после просмотра прокурор Александр Боровский ходатайствовал о «снятии данного обвинения в связи с истечением срока давности», и судья ходатайство удовлетворила.

После просмотра видеоматериалов допросили несколько свидетелей. Так, друг Киркевича, Владимир Качакур, никак не мог разобрать вопросов судьи: «Барышня-секретарь так печатает, что вас не слышно совсем». Свидетель вспомнил, что «звук бьющегося стекла был», но сам процесс штурма дверей«не видел - крыльцо было окружено спинами журналистов. Их было так много… Откуда они все? С тайного телевидения?» Люди, по мнению Качакура, пришли на площадь отнюдь не балагурить: «Все шли с флагами, некоторые - с цветами. А кое-какие барышни даже шли с конфетами - видимо, угощать милицию».

После допроса свидетелей и прений сторон (прокурора не убедили доводы адвокатов о невиновности своих подзащитных - он попросил судью дать Протасене и Хомиченко по 3 года лишения свободы, Дрозду - 3,5, Виноградову и Киркевичу - по 4) обвиняемым было предоставлено последнее слово. Дрозд попытался предсказать решение судьи по своему делу: «Я всегда обходил блатные компании, но, чувствуется, ближайшие четыре года мне выбирать не придется». Хомиченко, признавшись, что он «не такой, как все, многого не понимаю и буду с листика читать», начал сбивчиво зачитывать: «Кого только из меня не делали - и чекиста, и милиционера. Ну, бог им всем судья…» Виноградов экспрессивно заявил публике, что «нынешний белорусский флаг» он всегда называл «обычным красно-зеленым предметом» и, выйдя из тюрьмы,«продолжит бороться за свободу белорусов». Публика тут же принялась аплодировать - судья поспешила прикрикнуть, что «это не цирк и не театр - если хочется хлопать, то нужно идти туда».

После последнего слова судья Булаш объявила пятичасовой перерыв, после которого зачитала суровый приговор, начислив всем обвиняемым, кроме Дрозда, сроки, которые просил прокурор.

Фото: nn.by
Добавить комментарий
Проверочный код