Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№16 (790) 25 апреля 2011 г. События. Оценки

В глазах двоится

25.04.2011
Узаконено наличие двух курсов рубля
Нацбанк, пронаблюдав в течение месяца за тем, как выживает белорусский рынок без предложения инвалюты, наконец решил снять ограничения по курсообразованию на внебиржевом рынке и узаконить наличие двух курсов национальной валюты. Теперь понятно, на что намекал президент, обещая: «Сегодня-завтра-послезавтра выровняем ситуацию. Но вы на меня не обижайтесь. Выкарабкаемся. Самое сложное мы прошли». В последнее верится слабо - пропасть лучше преодолевать сразу, а не в два приема.
Сергей ЖБАНОВ



Президент сообщил, что правительство и Нацбанк не поняли его мудрых указаний: «Почему внебиржевой курс возник?.. На бирже мы продавали валюту по цене ниже той, что тут сложилась при ажиотажном спросе, чтобы лекарства не подорожали. Потому что высокий курс - и лекарства были бы дороже. За природный газ и прочее заплати. А дальше - дали свободу на внебиржевом рынке. Правда, вчера сказали, что Национальный банк ограничился какими-то плюс 10%. И все начали обходить это. Возник еще один курс. Головотяпство самое настоящее!» Затем, как следует из слов главы государства, правительство и Нацбанк получили свою «порцию», и скоро все должно наладиться. «Это дело нескольких дней», - полагает Александр Лукашенко. Но быстро не получится, поскольку экономические власти страны, не получив санкцию президента на мгновенную девальвацию национальной валюты, решили растянуть удовольствие и провернуть операцию в два приема.

На прошлой неделе первый зампред главного банка страны Николай Лузгинобъявил о том, что регулятор снимает 10-процентное ограничение «по формированию курса белорусского рубля при совершении сделок покупки и продажи инвалюты между банками и субъектами хозяйствования». «Это решение также направлено на преодоление напряженности и постепенный переход к эффективному обменному курсу», - пояснил Лузгин. На этой неделе пройдут первые дополнительные торги на Белорусской валютно-фондовой бирже, на которых и будет определен равновесный, т.е. рыночный, курс белорусского рубля на основе спроса и предложения. «После достижения равновесного значения курса белорусского рубля при совершении сделок покупки-продажи будут приняты дополнительные меры по стабилизации ситуации на внутреннем валютном рынке, с постепенным выходом на единый обменный курс на всех сегментах валютного рынка».

Такова цель, дата достижения которой неизвестна сегодня никому, включая руководство Нацбанка и даже самого президента. А чего вперед смотреть, когда весь опыт сзади? Лузгин как бы между прочим напомнил, что практика двойственного курса инвалюты в Беларуси была использована в 1990-х гг. Для тех, кто успел основательно забыть эту историю, уточним. Только 13 сентября 2000г. Нацбанк Беларуси объединил основную и дополнительную сессию на Белорусской валютно-фондовой бирже и установил единый курс доллара США на уровне Br1,020. Таким образом, с единым курсом национальной валюты наша страна прожила чуть более 10 лет. И вот нас снова ждет неприятный дуализм в обменных курсах, хотя тогда некоторые эксперты полагали, что «единый курс - это навсегда». Например, Павел Данейко, являвшийся в те уже далекие годы директором Центра развития национальной конкурентоспособности, заявил «БелГазете»: «Я думаю, что единый курс - уже навсегда. Миллиардные потери из-за разных курсов (в рамках макроэкономики) заставили понять бессмысленность подобных «реформ». Уроки извлечены, и эксперименты закончились».

Увы, даже самые лучшие эксперты порой бессильны в своих предсказаниях против вопиющей некомпетентности белорусских властей в сфере управления макроэкономикой. Как показали последние события, эксперименты не закончились и уроки из эмиссионно-инфляционного кошмара 1990-х гг. властью Беларуси не извлечены. На днях президент рассказал о том, что эмиссионные деньги«не проели». «Я вчера сказал правительству: мы эти деньги, которые и эмиссионные были, и прочие, мы их не проели. Вы же посмотрите, для меня было удивлением, что у нас в районных и областных центрах у населения нет очереди на жилье. У нас только в Минске около 200 тыс. человек очередь. Потому что умниками стали: а давайте норму на каждого человека поднимем до 15 квадратных метров! А было? Шесть метров. Было шесть, потом девять, потом пятнадцать. Меньше пятнадцати - иди в очередь. И все на льготную очередь стали. То есть опять льготные кредиты. А может быть, не надо было?» - поделился с народом своими сомнениями Лукашенко.

Но этими строительными аргументами президент уже оперировал однажды, когда в конце 1990-х гг. подводил в Могилеве итоги первой эмиссионной кампании. Поэтому анализировать итоги второй кампании и его сомнения мы не будем - поздно уже. И есть опыт посвежее, например венесуэльский.

СПРАВКА «БелГазеты». В январе 2010г. президент Венесуэлы Уго Чавес объявил о девальвации национальной валюты страны - боливара. Тогда венесуэльский лидер решил, что боливар будет иметь два официальных курса для разных операций, причем оба будут устанавливаться правительством страны. Один - более низкий - для финансовых операций, совершаемых государством, второй - более высокий - для всех остальных транзакций. В процентном отношении венесуэльский боливар обесценился на 17 и 50% - в зависимости от вида проводимых операций. Первый курс, называемый «параллельным», был установлен на уровне 2,6 боливара за $1 и использовался для расчета денежных переводов, стоимости льготных товаров, стратегического импорта, включая медикаменты и продовольствие. Во всех остальных случаях использовался другой обменный курс - 4,3 боливара за $1. На этом более низком уровне и был установлен единый курс национальной валюты, действующий в Венесуэле с начала 2011г.

Венесуэльские власти не стали кокетничать и честно назвали акцию девальвацией. А что им оставалось делать, когда оба курса - официальные. Белорусские власти упорно отказываются признавать факт девальвации, хотя с начала года официальный курс национальной валюты обесценился к корзине валют почти на 8%. Введенный второй курс будет рыночным, т.е. неофициальным и, следовательно, формально не подвластным девальвации. Он сам по себе будет снижаться или повышаться. Но экономике и всем участникам белорусского валютного рынка от этой игры в терминологию не станет легче. Впрочем, и властям тоже. Рано или поздно им придется признать факт девальвации, которая произойдет в тот самый момент, когда курсы унифицируют и в стране вновь появится единый курс на все случаи жизни. На уровне Br4 тыс. или Br5 тыс., а может быть, даже и Br6 тыс. за $1? Чего гадать, если пугает не это. Вторая эмиссионная кампания явно не последняя, поскольку к 2015г. власть, чутко откликающаяся на нужды трудящихся, пообещала повысить среднюю зарплату до $1000. И от этого счастья, обеспеченного только за счет третьей эмиссионной волны, экономика суверенной Беларуси, погрязнув в долгах, может развалиться окончательно.
Добавить комментарий
Проверочный код