Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№12 (786) 28 марта 2011 г. Тема недели

Множественность курсов развития одной страны

28.03.2011
 
Ребята, срочно определитесь! У нас дефицит валюты или ее, как говорит Нацбанк, хватит всем желающим в обменных пунктах? И если хватит, то, блин, где она? Зачем было вводить тридцатидневное резервирование рублей на бирже под покупку валюты, поставившее импортеров на уши, а потом его отменять? И так везде: зачем приглашать польских журналистов, если это привело к скандалу? К чему запрещать концерты музыкантов из «черного списка», если он фальшивый?
Виктор МАРТИНОВИЧ



Хаос, хаос, хаос! К чему вводить ограничения на продажу топлива в приграничных районах? У нас что, дефицит бензина и дизеля? И тем более где они, эти ограничения? Зачем, направляя правительственную делегацию в Москву за кредитом, задерживать и выдворять российского правозащитника, наказывать арестом на трое суток снятого с поезда редактора российского интернет-сайта «Свобода», а потом объясняться с посольством РФ? В чем смысл? В том, чтобы позлить МИД РФ? Так вроде злость не ускоряет выдачу кредитов. Во всяком случае, в известной нам Вселенной.

Мы сошли с ума? Так нет же! Мы действуем ровно так, как действовали всегда! Просто теперь некоторая хаотичность мышления обитателей кабинетов в верхах стала очевидна широким слоям населения. Которые эту хаотичность постигают путем стояния в очередях к обменным пунктам. Когда аналогичным образом вели себя с импортерами, инвесторами или даже некой «свободной прессой», это никого особенно не колыхало. Когда привычный для вертикали способ мышления - «Да! Нет! А черт его знает! Нет, все-таки да! Или нет?» - распространился на животрепещущие для миллионов проблемы, все возроптали. А роптать, в общем-то, нечего. Нужно замереть и ждать чуда - авось! Дело в том, что бардак долгое время был не просто нашей слабостью, а нашим оружием.

Вспомним Коллективные силы оперативного реагирования Организации договора по коллективной безопасности (КСОР ОДКБ). Во всей известной ученым Вселенной может быть одно мнение о том, стоит ли участвовать в Коллективных силах оперативного реагирования, «союзном анти-НАТО». И в этом как раз слабость всей известной ученым Вселенной. Потому как у нас позиция по КСОР была долгое время такой: «Участвовать. То есть не участвовать. Мы когда-то первыми сказали, что участвовать надо, но теперь не поедем на саммит». Казалось бы, законы логики должны были нас наказать за это отсутствие позиции, но на деле все приводит только к профитам: нам дают денег за то, чтобы мы приняли нужное решение.

А как мы не знали, какую позицию принять по делу Южной Осетии и Абхазии! Тут у нас не просто отсутствие мнения - тут целая поэма! Президент говорит, что решение должен принять парламент, парламент говорит, что решение должен принять президент, потом кто-то намекает, что все-таки парламент. И парламент заявляет, что да, примем мы, только надо все тщательно взвесить. И человеку, не посвященному в прыгающий, непоследовательный характер белорусской «думки», начинает казаться, что и тут нужно дать денег, причем сразу миллиардов пять. Потому что ведь, если признаем, это закроет для Беларуси партнерство с Западом (которое у нас идет полным ходом) и, стало быть, нужно компенсировать недополученные выгоды.

Специфика ситуации с валютой заключается в том, что бардак - наше основное оружие - обратился вдруг против нас самих. Одно дело, когда множественность решений направлена на внешних игроков. Другое дело, когда деятели внутри страны не знают, как справиться с жаждой доллара. Проволочки, противоречивые шаги приводят лишь к возрастанию жажды бакса. Тут бы сменить пластинку, а они действуют по-старому - так, как действовали всегда и со всеми: «Да! Нет! Мы не знаем! Спросите у Пети! А нет, лучше не у Пети, а у Стасика! Черт, вы тут пока спрашивали, доллары закончились, извините!»

Когда стоишь третьим в обменник, дожидаясь, что подойдет какой-нибудь лох и скинет сразу тысячу, чтобы хватило двум впереди и тебе самому, и при этом читаешь заявления солнцеподобных - о том, что спрос населения в валюте полностью удовлетворяется, - берет глухая ярость. А ведь объяснение простое: чиновники привыкли существовать в информационной теплице стабильности и говорить: «У нас все хорошо, у нас все хорошо!» (а попробуй ляпни обратное). И это проканывало, выглядело искренне и обаятельно, когда все действительно было хорошо. Но теперь времена изменились. Теперь вон за ужином основной разговор: «Ну и сколько, ты думаешь, попросили в рублях за тот телевизор на Жданах?»

И вот в ситуации, когда вся страна ждет от этих стеснительно улыбающихся персонажей ответа на два вопроса - когда наступит стабильность на финансовом рынке и где можно купить доллары, - они продолжают долдонить: «Все хорошо! У нас все хорошо». Песню из эпохи, когда все действительно было хорошо.

Некоторая инертность массового сознания еще позволяет этому властному «Да! Нет! Не знаем!» существовать. Деньги, как мы любим повторять, - энергия, национальная валюта стабильна до тех пор, пока в нее верят. И вот какое-то количество белорусов еще живут старым, еще цепляются за воспоминания о сильной и процветающей, и именно благодаря этим людям (в т. ч. в буквальном смысле, они ведь несут валюту в обменники!) все еще не рухнуло окончательно. Но на фасаде залитого светом города солнца уже проступают пятна однажды пережитых проблем.

Ну как из этого выкарабкаться? Выцыганиванием еще одного кредита из России и из других мест? А что дальше? В чем выход? Кризис модели начинается с кризиса ее копии в головах: с безысходности, ощущение которой разливается в массовом сознании. И даже если друг Уго купит 100 тракторов, а КамАЗ отдаст непомерную цену за МАЗ, вопрос «что дальше?» продолжит звучать. И именно этот вопрос, а не фраза «Да! Нет! Мы не знаем!» сыграет в судьбе Беларуси решающую роль.
Добавить комментарий
Проверочный код