Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
Чешский бисер Preciosa в наличии! Огромный выбор цветов. Низкие цены
beadsbee.ru
№12 (786) 28 марта 2011 г. Тема недели

Посягнули на святое

28.03.2011
 
Беларусь временно расстается с цивилизованным валютным рынком. В соответствии с постановлением правления Нацбанка от 22 марта N89 с 1 апреля т.г. удовлетворение заявок на покупку валюты в ходе торгов будет производиться в пределах общей суммы заявок на продажу иностранной валюты с учетом приоритетности.
Сергей ЖБАНОВ



Теперь Белорусская валютно-фондовая биржа (БВФБ), согласно выпущенному Нацбанком пресс-релизу, будет удовлетворять заявки на покупку инвалюты с учетом «следующей приоритетности направлений использования купленной иностранной валюты: для оплаты за медикаменты, за поставленный в республику природный газ, для погашения кредитов в иностранной валюте и для иных целей». Фактически это означает возврат к практике середины 1990-х гг., когда обеспечивались потребности в валюте только для приобретения «критического импорта». Поэтому не стоит особо обольщаться тем, что этим же постановлением одновременно отменено «30-дневное резервирование средств в белорусских рублях на покупку иностранной валюты на торгах БВФБ».

Под критическим импортом обычно подразумевают те товары и услуги, ввозимые из-за рубежа, которые не производятся отечественной индустрией (или производятся в недостаточном количестве), но являются жизненно необходимыми для нормального функционирования экономики и общества данной страны. Например, как сказано в постановлении N89, для Беларуси это медикаменты, природный газ и нефть. А чай, кофе, памперсы? Более точно указать невозможно, поскольку ассортиментный перечень критических товаров еще предстоит определить, чтобы у очень ответственных работников Нацбанка, распределяющих валюту, предназначенную«для иных целей», было меньше соблазнов и возможностей для злоупотреблений. Но особых проблем с формированием списка товаров, критически необходимых республике, в главном банке страны не возникнет. Надо полагать, что старые перечни еще сохранились. Их можно извлечь из архивов и запустить в дело, предварительно стряхнув с них пыль.

Прошло ведь не так много времени. По крайней мере, в ноябрьском номере «Банковского вестника» за 2002г., можно найти любопытную статью, где один из ее авторов, тогда просто зампред Нацбанка Николай Лузгин, вспоминая былое (образца середины 1990-х гг.), написал: «Курс (как на бирже, так и в обменных пунктах) устанавливался фактически директивно, а иностранная валюта на бирже продавалась не свободно, а на основании списков, периодически утверждаемых Советом Министров. В частности, были обеспечены потребности в валюте для приобретения «критического импорта», а в связи с директивным порядком установления официального курса цены на импорт (энергоносители, зерно, лекарства и т.д.) росли не очень быстро».

Эти воспоминания могут оказаться полезными прежде всего высшему белорусскому руководству, поскольку в них описаны основные негативные последствия административного регулирования валютного рынка. «Однако уже вскоре на первое место вышли отрицательные последствия принимаемых мер: сократились поступления валютной выручки, еще более ухудшился торговый баланс, возросла доля бартера во внешнеэкономических расчетах. Кроме того, возникла ситуация множественности курсов на различных сегментах валютного рынка, что, в свою очередь, привело к оживлению действий операторов теневого рынка как наличной, так и безналичной валюты. Были искажены ценовые пропорции в экономике, показатели прибыли и рентабельности в отдельных отраслях не отвечали действительности», - описывает ужасы середины 1990-х гг. ветеран банковского дела.

Как следствие, «уже в декабре 1999г. был «отпущен» курс на рынке наличной валюты, а к сентябрю 2000г. постепенно осуществлен выход на единый курс белорусского рубля на всех сегментах валютного рынка. В результате осуществления данного комплекса мер в Беларуси был в основном создан цивилизованный и прозрачный валютный рынок, увеличилось поступление валютной выручки, улучшилось сальдо торгового баланса и возросла доля денежных форм расчетов». Вывод из этой истории очевиден: восстановление единого рыночного обменного курса национальной валюты - самый эффективный способ борьбы с дефицитом инвалюты и быстрого увеличения золотовалютных резервов страны.

В противном случае валютный рынок страны опять впадет в фазу дикости и хаоса. Что, собственно, уже и происходит. Процесс набирает силу - Нацбанк уже не в состоянии выполнять самые свежие указания президента, призвавшего правительство и Нацбанк не «отбирать у руководителей предприятий и организаций валюту, которую они зарабатывают, и раздавать ее тем, кто ее в страну не приносит». Однако отобрать, судя по всему, придется. Предприятия, продающие населению медикаменты или поставляющие природный газ, валюту не зарабатывают, но будут ее приобретать (относительно свободно) на БВФБ, ссылаясь на приоритеты, установленные правительством.

Кстати, по мнению главы государства, «расхлябанно» использует валюту «в т.ч. энергетический сектор». Уж не «Белтрансгаз» ли имел в виду Лукашенко? Впрочем, это не важно. Главное состоит в том, что президент и Нацбанк словно живут в параллельных мирах. «Население - это святое», - говорит Лукашенко, подразумевая, что «население проблем с валютой не создает». «Население купило несколько миллионов долларов и все равно разместило их в банках», - убежден глава государства. Но регулятор, не испытывая никакого пиетета перед народной святостью, отправил на прошлой неделе в коммерческие банки письмо, в котором отказался удовлетворять заявки на продажу валюты в целях обеспечения ресурсами обменных пунктов, обслуживающих население.

При этом банкам настойчиво предложили забыть о прибыли от обменных операций, ограничив маржу 2% и тем самым вынудив их устанавливать практически равные курсы покупки-продажи валюты. В предвыборный период ради демонстрации стабильности курса рубля Нацбанк разбазарил сначала свои валютные резервы. Затем - валютные ресурсы, заимствованные через своп-операции в коммерческих банках. Но на достигнутом, судя по всему, регулятор останавливаться не собирается, предлагая теперь коммерческим банкам обменять всю оставшуюся инвалюту на рубли. Дело-то ведь святое.
Добавить комментарий
Проверочный код