Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№12 (786) 28 марта 2011 г. События. Оценки

Надрались на шесть лет

28.03.2011
 
На прошлой неделе суд Московского района столицы закончил рассмотрение дела лидера зарегистрированной в Чехии организации «Малады фронт» Дмитрия Дашкевича и члена этой организации Эдуарда Лобова, обвиняемых по ч.3 ст.339 («особо злостное хулиганство»). Активисты попали в переплет 18 декабря 2010г. - за сутки до «плошчы».


Игнат ЯАКСОН

По версии прокурора Сергея Мазовко, 18 декабря 2010г. около 16.00, «находясь в общественном месте, пренебрегая нормами морали и правилами поведения в общественных местах, с умышленным причинением вреда, грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу», Дмитрий Дашкевич нанес некоему Олегу Малышеву, проходящему по делу в качестве потерпевшего, удар, чем причинил тому «малые телесные повреждения». После этого Дашкевич оказал сопротивление еще одному потерпевшему - попытавшемуся пресечь драку Константину Савицкому, также нанеся ему удары, в т.ч. в область головы, что повлекло «кратковременное расстройство здоровья» потерпевшего. Во время драки обвиняемый, по мнению прокурора, использовал металлический предмет. Эдуарду Лобову было предъявлено аналогичное обвинение.

Суд обеспечил потерпевшим Савицкому и Малышеву полную безопасность. «Они находятся в зале суда и расположены вне зоны видимости», - сообщила судья. Такой зоной стала комната за спиной председательствующей, а переговоры с потерпевшими на протяжении всего разбирательства участники процесса вели на повышенных тонах через приоткрытую дверь. По поводу этой конспирации Дашкевичем было заявлено ходатайство: «А существуют ли вообще данные лица? Да, их паспорта были приобщены к материалам дела, но, если вы знаете, на ул. Комсомольской или на Черкизовском рынке в Москве таких паспортов можно напечатать еще десяток! Я считаю, что потерпевших необходимо допрашивать открыто». Дашкевичу также «хотелось бы, чтобы этот цирк закончился поскорее и дело было рассмотрено за один день» - это стало его вторым ходатайством. Лобов его поддержал.

Адвокаты потерпевших - Марьяна Семешко и Елена Овсянникова - заявили, что «главное - чтобы дело рассматривалось объективно и всесторонне, вне зависимости от того, сколько времени для этого потребуется». Судья оба ходатайства отклонила.

Во время допроса гособвинителем Дашкевич рассказал, что «18 декабря находился с друзьями во дворах дома 24 по ул. Я. Брыля». В какой-то момент там показалась «группа из пяти человек. Так называемые Малышев и Савицкий отделились от нее и подошли к нам. Кто-то из них, пыхая мне в лицо перегаром, попросил закурить, кто-то спросил номер дома. Пока я думал, они набросились на меня с криками: «Милиция! Нас избивают!» По словам Дашкевича, потерпевшие удерживали их с Лобовым до приезда спецназа. Микроавтобус спецназа без номеров прибыл «очень быстренько - минуты через три». До прибытия автобуса, вспоминал Дашкевич, кто-то из потерпевших разговаривал по мобильному телефону и «было слышно, что во время разговора он был недоволен и кричал в трубку: «Ну где вы там ездите?» Когда приехал спецназ, продолжал обвиняемый, «Савицкий с Малышевым голосили: «Нас побили! Нам нужна скорая помощь!»

Потом Дашкевич посетовал, что «накануне важных политических кампаний всегда обычно кого-нибудь из нас задерживают. У меня в рюкзаке был спальник и гигиенические принадлежности - я был не дома. Чтобы не задержали перед выборами». «Вы что, политикой занимаетесь?» - удивленно спросил прокурор. «Да, знаете. Состою в партии «Малады фронт», имеющей официальный статус в Чехии», - улыбнулся в ответ Дашкевич.

Обвиняемый Лобов заявил, что расценил«эту ситуацию как провокацию со стороны правительства». Савицкий, по словам Лобова, нанес ему «удар в область губы». У обвиняемого в рюкзаке была фомка - ее он «не использовал, а только достал, чтобы оказать психологическое воздействие. Ее потом взял Савицкий и начал двигаться в сторону Дашкевича». Тут из зоны безопасности раздался голос потерпевшего Малышева: «Вы случайно не страдаете какими-либо маниакально-депрессивными расстройствами?» На что некий мужчина из зала вскрикнул: «С такими заболеваниями не берут в десантуру!» Судья отреагировала строгим: «Встаньте! Представьтесь, пожалуйста!» Мужчина, поднявшись, решил разъяснить судье особенности приема в десантные войска: «Ну, понимаете, просто существуют правила приема…» «Нет-нет, вы вообще кто? Вы - не участник процесса! Соблюдайте порядок!» - сообщила председательствующая.

Потом потерпевший Малышев рассказал, что «увидел с моим товарищем Савицким во дворе дома N24 парней и подошел к ним, чтобы спросить, где остановка. Мой товарищ Савицкий поинтересовался, нет ли у молодых людей сигареты. А Дашкевич неожиданно нанес мне удар. Мой товарищ оттолкнул Дашкевича, а его друг нанес Савицкому удар в голову, пытался также нанести удар металлическим предметом». Потерпевший вспомнил, как взывал к некоему свидетелю потасовки: «Вызови милицию!» А он че-то бегает вокруг, кричит: «Помиритесь! Помиритесь!» Знаете, он какой-то такой неряшливый был, грязный. Язык у него заплетался».

Далее адвокаты подсудимых принялись выяснять, что привело потерпевшего в тот день на ул. Брыля. «Я пришел туда из соседних дворов с Савицким, - вспоминал Малышев. - Город знаю плохо, поэтому и спросил у ребят, где находится остановка. До дворов добрался на попутке, с пр. Дзержинского. Я дал водителю все деньги, что у меня были - Br7 тыс. На эту сумму он провез меня на максимальное расстояние. И высадил в этих дворах». Дашкевичу этот рассказ показался неправдоподобным: «А вы не боитесь сесть в тюрьму за ложные показания? Собирайте торбу в тюрьму. Там ценятся сало, чеснок и чай. И вообще, бросайте курить, Малышев».

Тем времен адвокат не унималась: спросила у пострадавшего, где он ранее работал и какой у него номер телефона. Выяснилось, что Малышев никогда не работал («У меня пустая трудовая книжка»), а номер телефона сообщать категорически отказался, сказав, что опасается «угрозы мести». Потерпевший Савицкий тоже имел «пустую трудовую книжку», зато не имел мобильного телефона, поскольку «не приемлет достижений современной науки».

Потом Савицкий перешел к обстоятельствам произошедшего: «Шел по ул. Я. Брыля из гостей. Случайно встретил своего хорошего товарища Малышева, с которым решили поехать в кафе. В той местности был впервые, поэтому мы спросили у парней, как пройти на остановку». Атаковали Лобов и Дашкевич недолго - «мы боролись пару минут. Они что-то кричали. Лобов натянул мне шапку на лицо и ударил монтировкой по голове. Скоро приехала милиция. На меня сел сотрудник, сделал упор коленом в позвоночник».

Свидетель Юрий Милинец, командир взвода отряда спецназа, рассказал: «Когда мы туда приехали, я видел, что на снегу борются два человека - Лобов и Савицкий. Начали их растаскивать. Я задержал Савицкого, другие сотрудники задерживали остальных. Там, где боролись Лобов и Савицкий, я нашел металлический предмет». По его словам, инициаторы драки и пострадавшие были определены «на месте». На вопрос адвоката, почему Савицкого из РУВД везли в больницу для оказания медпомощи без милицейского сопровождения, Милинец не ответил.

Допрос еще одного свидетеля - сотрудника полка милиции спецназа Олега Тозика - показался судье затянутым: «Давайте как-то живее вести допрос - не литературу художественную все-таки читаем!» Спецназовец показал, что «видел в руках у Савицкого лом, и он вел себя буйно». Свидетель Игорь Зинкевич, также сотрудник спецназа, рассказал, почему он задержал Дениса Лазаря - пятого участника конфликта, члена организации «Малады фронт», с которого сняли обвинения, т.к., находясь на месте потасовки, он участия в драке не принимал:«Он просто валялся». «А почему не задержали зевак, которые стояли рядом?» - поинтересовалась адвокат. «Видимо, потому, что они не валялись!» - предположила судья.

Судебное разбирательство по одному из самых оригинальных уголовных дел последних лет завершилось поздно вечером 23 марта. На следующий день молодежные активисты, случайно нейтрализованные накануне антигосударственной манифестации 19 декабря, отправились в колонии: Дашкевич на два года общего режима, а Лобов - на четыре года усиленного режима. Огласив приговор, Елена Шилько выразительно произнесла:«До свидания!»
Добавить комментарий
Проверочный код