Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№12 (786) 28 марта 2011 г. События. Оценки

Триумф воли

28.03.2011
«Будет вам то же, что и на выборах было»
25 марта в Минске прошло традиционное празднование Дня воли, большинство зачинщиков которого было нейтрализовано задолго до его начала. На этот раз струхнувшая «старая гвардия» оппозиции предложила «просто возложить цветы к памятникам», не назначив ни времени, ни места, однако молодежь обещала вопреки всему быть в 18.00 на пл. Якуба Коласа. Ходили слухи, что к торжествам подготовился даже изолятор на Окрестина, где 25 марта якобы освободили от административных арестов «неполитических» заключенных.
Евгения СЕМЕНОВА



Не сумевшим пробиться к памятнику Янки Купалы молодёжным активисткам пришлось возложить цветы к ногам неизвестного милиционера

Около 17.00 сквер Янки Купалы был оцеплен, и людям с цветами предложили «приходить после восьми». Подземный переход на пл. Якуба Коласа был битком набит людьми в штатском и милиционерами, которые фильтровали прохожих: одних вовсе не пропускали на площадь, у других требовали документы. На выходе из метро толпились репортеры и люди в черном с пружинками за ушами, а вдоль ул. Красной пришвартовался кортеж автозаков и автобусов.

Когда в 17.30 снежок внезапно повалил хлопьями и быстро мутировал в обильный снегопад, послышались реплики о климатическом оружии, «как на выборах-2006», и ядерной зиме. Часть зрителей забилась под козырек остановки и из-за стеклянной перегородки наблюдала за маневрами людей в черном. Те под снегопадом очень скоро сделались белыми и пушистыми, приобрели рождественский вид и стали похожими на марципаны.

Из непрофессиональных участников митинга можно было заметить разве что компанию, состоявшую из двух дедушек, бабушки и крошечного мальчика - с их стороны ветер доносил обрывки фраз о Сталине.

Вскоре подтянулось некоторое количество юношей, тетушек со скорбными лицами, мужчин, громко вспоминавших размашистые шествия эпохи 1990-х гг., и бабушка, выкрикивавшая проклятия. Еще одна бабушка расхаживала среди людей в черном с букетиком подснежников, которые Мингорисполком накануне настойчиво просил не продавать.

Впервые над прореженными демонстрантами не реяло никакой символики и атрибутики: обладателя таковой мгновенно «обезоружили» и изолировали бы от общества (как молодого человека, у которого позже вырвали из рук растяжку «Лукашенко не президент», а с груди сорвали бело-красно-белую ленточку). Первой жертвой мероприятия стал юноша с бородкой: никто даже не успел опомниться, как парня, не издавшего ни звука во время короткой стычки, уволокли вниз по ступеням.«За что его? Что сделал! Вот ироды, убийцы младенцев! - запричитала одна из тетушек, после чего обратилась к корреспонденту «БелГазеты»: - А если давать отсюда деру, то как? В переход лучше не бежать? Через площадь, напролом, да?» Давать деру было еще рано: поглотив первую жертву, подземелье сыто притихло и временно агрессии не проявляло.

В тучах забрезжила брешь - и снегопад прекратился, будто его выключили: любители знамений углядели в этом победу сил света над климатическим оружием. Тут из перехода показался первый записной оппозиционер - активист «МФ» Микола Демиденко. К нему сразу же подошли люди во главе с замначальника ГУВДИгорем Евсеевым, попавшим в евросписок «невъездных», и справились, что он здесь делает. Тот вместо ответа успел крикнуть во все горло «Жыве Беларусь!» - и в следующий момент уже следовал не по собственной воле вглубь подземелья, влекомый таинственной силой за все четыре конечности вниз головой. Так за две минуты до начала акции более или менее узнаваемая часть оппозиции была обезврежена. «Пусть топтуны теперь произносят речи!» - обиженно роптали в толпе. «Вы бы дали ему две минуты покричать, мы бы хоть снять успели!» - кто-то из репортеров поучал человека в черном. В толпе обнаружился ветеран уличных стычек, правозащитник Валерий Щукин, ехидничавший, что не знает, «кто эти люди в черном».

С этого момента на площади больше уже ровным счетом ничего не происходило, кроме панических миграций прессы из конца в конец в поисках очага хоть какого-нибудь конфликта. Люди в штатском время от времени тоже пытались найти себе применение, то оттаскивая зачем-то фотокора Reuters за рукав от места, где ничего не происходило, то запрещая другому репортеру снимать место, где тоже ничего не происходило. Репортеры сначала огрызались, но потом обнаружили, что люди в штатском убегают, если гоняться за ними, щелкая затворами. Это открытие обрадовало заскучавший пул, и он начал преследовать анонимов в черном.

Тем временем некий крепкий молодой человек в шапке-«гребешке» двинулся к девушкам: «Так, девушка, здесь сейчас будет уборочка! Идите на остановочку, где стояли, садитесь в «соточку» и уезжайте! Девушки, вы такие красивые, нечего вам тут ловить!» В ответ на возмущенные реплики журналистов кто-то из людей в штатском обронил: Евгения СЕМЕНОВА

.
Слова про «уборочку» всех насторожили, но оказалось, что формальной причиной перекрытых подземных переходов была «уборка площади». «У них чистая пятница!» - осенило кого-то.

Представитель МВД, растолковывавший пулу этот остроумный ход, не смог объяснить, почему вокруг нельзя различить невооруженным глазом ни одного уборщика. Он настаивал на том, что «в нашем государстве у людей есть свобода мнений», однако отказался объяснить, почему так быстро скрутили Демиденко, желавшего ею воспользоваться: «У меня нет информации о задержаниях и арестах». Репортеры пытались поделиться информацией с пресс-офицером, показав отснятый процесс нейтрализации Демиденко, однако тот не поверил: «Откуда я знаю, что это за фото, когда оно сделано?» «А мы тут гуляем!» - наседали на него две бабушки. - Почему мы должны уходить?» «Не должны, гуляйте», - отмахивался представитель МВД.

На противоположной стороне проспекта у филармонии скопилось несколько десятков людей, которые не успели попасть в подземный переход. Они двинулись вдоль проспекта к пл. Победы, однако напротив «Галереи искусств» ребята спортивного телосложения сцепились друг с другом в живой щит и, издавая устрашающие звуки животного мира, выдавили митинг в отправную точку. Спустя каждые 20 м «живой щит» замирал на некоторое время, и во время этой передышки молодчики набычивались, низко опуская головы и пряча лица от посторонних.

В ходе «уборки площади» случайно получил по голове какой-то мужичок. «Объясните, за что меня бьют. Я стоял спиной, меня сзади ударили по голове!» - жаловался он пресс-офицеру. Тот сначала уходил в отказ: «Я не могу принять меры - я этого не видел». «А вы примете меры, только если это увидите?» - растерянно переспросил мужчина. Пресс-офицер куда-то отлучился, после чего вернулся и уже безропотно принял заявление.

Транспорт на площади не останавливался, и несколько бабушек на остановке, замерзая, вопросительно смотрели на представителей власти. «Далеко отсюда пешком до вокзала? - спрашивала у всех блондинка в возрасте. - Не пускают в метро!» Вдруг пришел пустой автобус N100, гостеприимно распахнул двери и подождал всех, кто хотел уехать. Тут же прошел слух, что он идет прямиком в специзолятор на Окрестина, и все бросились вон из салона. Потом кто-то закричал, что это шутка, в салон вскарабкалась кондуктор, все снова с опаской вернулись в автобус и укатили.

Многие по дороге от пл. Якуба Коласа оставляли свои цветы у светофора на перекрестке ул. Козлова и пр. Независимости, где на днях погиб 19-летний пассажир такси. К Купаловскому скверу подтянулась колонна активистов, а также представитель предпринимательского движения Александр Макаев с соратниками, при этом основная масса людей оставалась на противоположной стороне дороги, у цирка.

Вести о задержаниях поступали постоянно: то там, тот тут перехватывали опасных элементов, а у магазина «Подземка» поймали бредущего в сквер оппозиционера Виктора Ивашкевича. Всех удивляло, почему людей удерживают на виду у мирных горожан на проспекте, не позволяя им углубиться в парк, но милиция пояснила свои действия так: в сквере обнаружен подозрительный «предмет с элементами проводки» и вызвана группа разминирования.

Некоторые пытались вручить букеты людям в штатском, но те застенчиво отнекивались. Активистки «МФ» Наста Положанка и Татьяна Шапутько возложили цветы и фото осужденных накануне Дмитрия Дашкевича и Эдуарда Лобова к ногам сотрудников милиции. Когда группа молодых людей попробовала скандировать «Жыве Беларусь!», к ним подскочил полковник Игорь Евсеев и предупредил о применении физической силы. Оттесненная от сквера, колонна двинулась на пл. Октябрьскую, где группа людей опять решилась на подвиг - развернула бело-красно-белый флаг. Но его сразу отобрали, а горстку протестующих рассекли и рассеяли.

Через несколько минут на площади остались только люди при исполнении, а из Дома офицеров высыпало около двух сотен курсантов - видимо, они были припасены на крайний случай. Единственным элементом вольной символики, реявшим над головами в этот вечер, был бело-красно-белый зонтик: женщина средних лет пряталась под ним от снега.
Добавить комментарий
Проверочный код