Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№10 (784) 14 марта 2011 г. Тема недели

Люто без валюты

14.03.2011
 
Ограничения на продажу валюты юрлицам, тень девальвации и гнетущая атмосфера надвигающегося валютного дефицита рискуют подорвать жизненные устои куда более глубокие, чем миф о благополучии национальной экономики. Валюту не тронь. Валюта для нас - самое главное. Допуская проблемы с покупкой валюты (пусть даже на макроуровне), государство вторгается в области, где решаются вопросы целей в жизни, любви и ненависти, добра и зла.
Виктор МАРТИНОВИЧ



Белорусское общество не религиозно. Население может покорно соблюдать церковные ритуалы, но веры, пропитывающей все его слои, заставляющей «жить не по лжи» или следовать какому-то иному моральному закону, тут нет. Если и есть в Беларуси субстанция или энергия, которой подчиняются все, то субстанция эта - не «высший разум», а непосредственно валюта.

Философ Маршал Маклюэн еще в 1960-е гг. сформулировал интересный парадокс: целью работы в постиндустриальном обществе становятся не результаты производства, а деньги, получаемые работником. Условно говоря, милиционеры стоят на постах не для того, чтобы обеспечить общественный порядок, пекари пекут хлеб не для того, чтобы у нас была еда, врачи вырезают гланды не потому, что хотят, чтобы мы были здоровыми, нет - цель всех этих групп состоит в том, чтобы заработать деньги. И в постиндустриальном обществе ты больше не «пекарь» - ты безликий юнит, зарабатывающий Br1,3 млн. в месяц. Усилившаяся роль денег унифицировала всех нас, стерла различия между устремлениями.

В белорусском обществе роль универсального результата труда играют не просто деньги, не рубли - их хождение в глобализировавшемся мире ограниченно, и ты не сможешь рассчитаться ими за бутылку пива «Эфес» на курорте в Анталии. Для нас силой, заставляющей двигаться на работу каждый день, является именно долларовый эквивалент зарплаты.

За последнее время народ настолько привык к мысли, что все заканчивается именно этими бумажками, упирается в них, что сама мысль об очередной девальвации, изменяющей соотношение между константой офисного унижения и долларовым ее эквивалентом, становится навязчивым кошмаром. Вы ведь посмотрите: стоит стране уйти на отдых на 2-3 дня, как Интернет заполоняют слухи о том, что бакс по выходе с отдыха будет стоить уже без малого Br4 тыс. Стоит народу расслабиться, как из самых глубин массового бессознательного всплывает эта жуть!

Ни о чем другом мы коллективно не думаем так много, как о валюте - нашей новой религии. Собственно, именно потому в судах так просто врут о толпе, вооруженной штырями, ледорубами, кирками и вырванными из земли фонарными столбами, что никакой иной религии, никакого иного бога в обществе уже нет.

Можно ли девальвировать рубль до почти Br4 тыс., ввести множественность курсов (ведь по ТВ нужно будет объяснять, что зарплата по-прежнему - $500) и оставить народ таким же равнодушным, каким он был после всех этих «штырей»? На мой взгляд, нет. Потому как единственным отличием нынешних «процветающих» времен от «мрачных 1990-х» для обывателя является как раз степень доступности валюты по приемлемому курсу. Народу не важно, что тогда заводы стояли, а теперь они куда-то идут. Народу важно, что тогда он мог купить с зарплаты $20, а теперь может $200.

По большому счету, в рамках такого общественного сознания не может быть никакого иного кризиса, кроме кризиса покупки валюты. Объем инвестиций, золотовалютные резервы, рост ВВП, как, впрочем, и вся макроэкономика, - это пустой звук, воспроизводимый государственными медиа, к которым все относятся примерно так же, как атеист к богу: ну вот есть где-то большой, красивый рай, который так красиво описан, да, в него надо поверить, а сил верить уже нет. В этой стране еще очень долго будет выигрывать тот политик, который обещает $500 (заметим, не Br1,5 млн., а именно $500), а не свободу и демократию.

Народ общается с властью посредством валюты: это единственная настоящая, не фальшивая коммуникация - поход в обменник заменяет поход к избирательной урне. Это такой наш ежемесячный акт голосования. Получил зарплату - пришел покупать доллары. Роль бюллетеня здесь играет табличка с курсами валют и наличие валюты: нормальный курс, есть валюта в наличии - хорошее государство. Нет валюты в наличии, плохой курс - черт бы его подрал, это государство, эту власть, и вообще, надо валить отсюда подальше. Самые корректные эксит-поллы должны проводиться не по выходе из участка для голосования, а тут, в очередях к окошечку. И вместо вопроса «Довольны ли вы курсом, проводимым властью?» давно пора задавать вопрос «Довольны ли вы курсом белорусского рубля к доллару?»

Рекламируемые в метро семинары по быстрому валютному обогащению, тот тип «жидкого» мышления, который распространяет Интернет, дали понять даже самым непосвященным, что деньги - это не постоянная, а переменная. Причем сумма имеющегося у тебя богатства может меняться три раза за день, в зависимости от обнародования Евросоюзом данных о снижении ставки рефинансирования, которые сильно повлияют на соотношение «евро - доллар». Все мы, имеющие валютные и рублевые вклады в белорусских банках, недвижимость в Минске и под Минском, - заложники действий государства. Несколько ошибок - и всё, что мы имеем, всё, что копили и чем так гордились, обесценится до уровня, который был в Ереване после распада СССР, когда люди меняли квартиры в центре на авиабилет до США.

Самое чудовищное в происходящем - наша полнейшая беспомощность. Неизвестно, скольким долларам будет равняться наша зарплата завтра. И даже руководство компаний, в которых мы работаем, тут не вольно ничего решать: если бабахнет девальвация, никто ничего не сможет компенсировать. Купил пять лет назад квартиру в центре за $250 тыс.? Посмотрим, сколько она будет стоить через год, - при полной твоей неспособности повлиять на что бы то ни было. Ведь девальвация, размер золотовалютных резервов, сальдо и прочее - показатели, которые ни один из белорусов усилием воли изменить не может.

Все это относится к сфере компетенции власти, которая теперь сама страдает от другого дефицита - дефицита легитимности, т.к. уже и Конгресс США заявил о том, что нужны новые президентские выборы. Он и дефицит валюты - два явления, способные по совокупности привести к тому, что лихие 1990-е восстанут призраками валютчиков, растущим как на дрожжах долларом, а также ощущением полного раздрая в верхах.
Добавить комментарий
Проверочный код