Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№10 (784) 14 марта 2011 г. События. Оценки

Подсели на колёса

14.03.2011
«Авторадио» возвращается в эфир
В прошлую среду в Высшем хозяйственном суде (ВХС) Беларуси состоялось слушание по делу ЗАО «Авторадио», которое исчезло из эфира после решения Республиканской комиссии по телевидению и радиовещанию 12 января этого года. Последняя аннулировала права радиостанции на вещание в связи «с несоблюдением заявленной творческой концепции наземного эфирного телевещания и распространением в эфире информации, содержащей публичные призывы к экстремистской деятельности».


Андрей БЕСПРОЗВАННЫЙ

На следующий день, 13 января, «Авторадио» получило по почте предупреждение от Мининформа, датированное 10 января. Его содержание также сводилось к недопустимости трансляции по радио призывов к экстремизму. Гендиректор радиостанции Юрий Базан предположил тогда в интервью ряду СМИ, что проблемы у «Авторадио», возможно, возникли после размещения в эфире агитационного аудиоролика кандидата в президенты Беларуси Андрея Санникова, в котором содержалась фраза «Судьба страны решается не на кухне, а на площади».

17 января руководство «Авторадио» подало иски в ВХС о признании недействительными решений Республиканской комиссии по телевидению и радиовещанию и предупреждения Мининформа. На заседании суда 9 марта представительница заявителя «Авторадио», адвокат Анжела Ратнер, изложила судье Валерию Шобику основные тезисы, свидетельствующие, по ее мнению, о том, что предупреждение Мининформа неправомерно. Адвокат напомнила, что «признание информационной продукции экстремистской может быть сделано только на основании решения суда, по заявлению органов, осуществляющих противодействие экстремизму, таких как органы госбезопасности, прокуратура и МВД». Однако, по словам Ратнер, никаких документов, подтверждающих экстремистский характер выпущенной в эфир продукции, Мининформ не представил. «Это является основным и достаточным основанием для того, чтобы удовлетворить наше заявление. Обвинение в экстремизме - очень тяжкое, это как клеймо в цивилизованном обществе. Оно не может строиться на зыбком фундаменте блуждания в каких-то нечетких формулировках», - заявила в суде Ратнер.

Текст предупреждения «Авторадио» не содержал описания действий, составляющих объективную сторону нарушения, т.е. в нем не было указано, какая именно фраза из прозвучавшего в эфире аудиоролика являлась призывом к экстремистской деятельности. Представитель Мининформа аргументировала это тем, что злополучная фраза содержалась в полученном ее ведомством письме из Генпрокуратуры, а само письмо имеет гриф «Для служебного пользования». На что адвокат Ратнер вполне резонно ответила: «Это все равно, что сообщать обвиняемому: мы не можем сказать тебе, в чем мы тебя обвиняем, потому что это секретная информация. Отношения по поводу информации для служебного пользования, возникающие между госорганами, никаким образом не могут быть основанием для того, чтобы не сказать лицу, в чем конкретно состоит его нарушение. Добивайтесь рассекречивания этой информации в установленном порядке и только с учетом этого выносите предупреждение! Представьте, если бы мы сегодня рассматривали некий акт налоговой проверки, и там всего лишь было бы указано: «Предприятие Икс в прошлом году не заплатило налоги, точка. Подпись - министр». Как бы вы отнеслись к этому? Почему если в налоговых правонарушениях мы требуем четкости формулировок и ясности описания правонарушения, то в сфере информационных отношений обвинение может выглядеть как некое казало-мазало?»

Более того, по словам Ратнер, пресловутую фразу «Судьба страны решается не на кухне, а на площади» содержала предвыборная программа Санникова, опубликованная во время избирательной кампании в различных СМИ, включая центральные государственные. «Призыв к экстремизму» разошелся большими тиражами по стране, и «никаких мер ответственности за его распространение Санников не понес. Он был привлечен к ответственности за устные призывы прийти 19 декабря в 20.00 на Октябрьскую площадь Минска, но не получал предупреждений за распространение программы. Так ведь она и не содержит призывов идти 19 декабря в 20.00 на Октябрьскую площадь!» - эмоционально резюмировала Анжела Ратнер.

Представитель Мининформа, впрочем, пребывала в уверенности, что текст радиопередачи все же содержал «призывы к организации массовых беспорядков» и «указывать на какую-то конкретную фразу, формулировку в тексте предупреждения законодательство не обязывает». Анализ фразы лингвистами был признан сотрудницей министерства второстепенным: «Анализируемая информация в первую очередь должна получить правовую оценку, а уже потом - лингвистическую». По мнению представителя Мининформа, правовая оценка призывов к участию в массовом мероприятии была дана компетентными органами, широко освещена в СМИ и доведена до общественности, «а в эфире «Авторадио» аудиоролик прозвучал уже после этой оценки. Учитывая вышесказанное, содержание информации можно расценивать как призыв к организации и осуществлению массовых беспорядков, а также к участию в несанкционированных массовых мероприятиях». Отсутствие конкретных времени, даты и места в тексте ролика Мининформ не смутило: «Невозможно предположить, что после неоднократных призывов прийти на площадь 19 декабря в 20.00, произнесенных Санниковым в прямом эфире радио и телевидения, информация на «Авторадио» могла касаться какой-то другой площади и иных событий. Не на Красной же площади людям собираться!»

После обмена репликами сторон суд заслушал мнение насчет фразы «Судьба страны решается не на кухне, а на площади» приглашенного эксперта - директора Института языка и литературы НАН Александра Лукашанца. По запросу Мининформа он проводил лингвистическое исследование ролика, включавшее семантический анализ слов, использованных во фразе. «Взятая сама по себе, фраза не имеет языковых средств, призывающих к какой-либо деятельности. В тексте нет ни глаголов в повелительном наклонении, ни слов, выражающих побуждение», - сообщил Лукашанец. Однако«лингвистическая прагматика, коммуникативная ситуация и компетенция» позволили сделать вывод, что текст определяться как призыв к действию некоторыми слушателями все же мог -«имеется в виду, что любая речевая деятельность имеет определенную цель. Если фразу рассматривать вырванной из контекста - она не имеет никакого смысла. Он появляется, если учитывать широкий коммуникативный контекст - события, которые должны были произойти, личность того, кто говорил, информацию, которая сопровождала весь этот период».

После прений и реплик судья удалился для принятия решения и, вернувшись через 20 минут, постановил признать недействительными предупреждение Мининформа и решение комиссии по телевидению и радиовещанию о прекращении вещания радиостанции. Валерий Шобик также обязал министерство и комиссию выплатить «Авторадио» судебные издержки на сумму Br1,4 млн.

На следующий день, 10 марта, министр информации Олег Пролесковский заявил в интервью БелТА, что он «крайне удивлен результатом этого разбирательства. Принятые судьей решения не считаю справедливыми. Мининформ сделает все возможное в рамках законодательства, чтобы восстановить справедливость. В частности, в ближайшее время мы в установленном порядке подадим кассационную жалобу на принятые решения».
Добавить комментарий
Проверочный код