Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№8 (782) 28 февраля 2011 г. Тема недели

Итан Цукерман: «Единственный способ освещения протестов - Facebook»

28.02.2011
 
Вслед за падением режимов в Тунисе и Египте зашаталась власть в Ливии, демонстрации прошли в Китае, Бахрейне и даже Северной Корее. В случае с африканскими переворотами остается четкое ощущение спланированности, отрепетированности событий, их похожести. Всё как по шаблону: вспышки протестов вдали от столицы, оживление в блогах, призывы присоединяться через социальные сети - и вот уже полыхает столица.
Виктор МАРТИНОВИЧ



Протесты в Ливии начались 16 февраля, 19-го был полностью отключен Интернет, а 25-го большая часть территории страны уже не контролировалась Муаммаром Каддафи. «Газета.Ru» предположила, что мы имеем дело с протестной активностью нового типа, революцией, управляемой через Twitter и Facebook. Вице-премьер России Игорь Сечин намекнул в интервью The Wall Street Journal, что в Египте имело место «манипулирование энергией народа», дирижируемое топ-менеджментом Google, и надо еще разобраться, что этот топ-менеджмент в Египте делал.

Возможна ли Twitter-революция? Действительно ли социальные сети становятся новой ударной силой, позволяющей свергать власть? Об этом обозреватель «БелГазеты» беседует с профессором Гарварда Итаном ЦУКЕРМАНОМ, который сделал для изучения Интернета примерно столько же, сколько сделал Стив Джобс для мира компьютеров.

- В конце концов, какой была роль Web и Facebook в египетской революции? Кто «прикончил» Мубарака? Интернет? Экономическое положение? Аналогичные события в Тунисе? И можно ли говорить, что в Африке проявил себя новый тип восстаний, в значительной степени основанный на сетевых активностях?

- В Тунисе Интернет был важен в основном как способ получить информацию о протестах и распространить ее по всему миру. Новостные компании, такие как Al Jazeera, не были допущены в страну. Единственным способом освещения протестов было использование видеозаписей, размещенных на Facebook. Сработал интересный эффект - люди в Тунисе увидели протесты в Сиди-Бузид по Al Jazeera, куда видеозаписи попали из Facebook. И они решили организовывать собственные протесты в тех городах, где жили. Социальные сети были критически важным ингредиентом в распространении протестов, но исключительно в связке со спутниковым телевидением.

Что касается Египта, там на первых порах протестные марши были организованы с помощью Facebook. Но протесты быстро распространились: к моменту, когда Интернет и SMS были отключены, на улицах было так много людей, что Интернет уже больше не являлся основной организующей силой, тут сработали логика толпы и законы распространения информации в ней. Точно так же новостные компании черпали видеозаписи из аккаунтов на Facebook, но в Каир были допущены иностранные корреспонденты, и это было некритично.

КИТАЙ В БЕЗОПАСНОСТИ, ЛИВИЯ - НЕТ?

- Первое место по количеству интернет-пользователей в мире занимает Китай. Означает ли это, что теперь и Китай должен присоединиться к «оси интернет-революций»? Что его пользователи Facebook взорвут страну? Какие другие потенциально нестабильные страны просматриваются?

- Давайте уточним: в то время как 400 млн. пользователей Интернета живут в Китае, очень немногим из них доступен Facebook. Потому что Facebook полностью блокирован в этой стране. Китайцы могут пользоваться исключительно социальным сетями, хостинг которых находится в Китае. Эти социальные сети очень серьезно цензурируются, и самый простой способ навлечь на себя проблемы там - призвать людей на улицы через социальные сети.

Действительно, неделю назад в Китае прошли протесты, но они были очень немногочисленными и сдержанными по сути. Так что я не ожидаю, что Китай последует по пути Туниса и Египта. Мой прогноз - будет волна протестов в Северной Африке и на Ближнем Востоке и, с нарастанием, - в регионе, окружающем Сахару.

- Удержится ли Каддафи?

- Я с трудом верю в то, что Муаммар сохранит власть после той жестокости, которую увидела вся страна. Но чрезвычайно сложно понять, как и что там произойдет, особенно с учетом очень ограниченной информации, которую мы получаем из Ливии. Глушение медиа - как онлайновых, так и офлайновых - было там очень эффективным: весь мир гадает о масштабах насилия.

КАК ПОПАСТЬ В ЯЩИК

- Как один из крупнейших в мире специалистов по проблеме медиавнимания вы не могли бы пояснить, чем руководствуются мировые СМИ, выбирая темы для освещения?

- По этому поводу в академическом мире не утихают споры, все пытаются понять, какие события становятся новостями, какие игнорируются. Мне представляется лучшим из написанного на эту тему книга норвежского ученого Йохана Галтунга «Структура иностранных новостей», в которой он анализирует то, как норвежские СМИ освещали события в Конго, на Кипре и Кубе в течение четырех лет. Этот автор сформулировал дюжину правил, которые объясняют, что становится новостью, а что - нет.

Согласно Галтунгу, события в том случае станут новостями, если они затрагивают мощные нации и обладающих властью людей. Более вероятно, что событие станет новостью, если оно произойдет быстро, начнется и завершится за один день (сравните интенсивность освещения однодневного суда над участником событий 19 декабря в Минске Василием Парфенковым и суда над двумя россиянами, Артемом Бреусом и Иваном Гапоновым, который отложен на 1 марта. - «БелГазета»). По этому правилу данные об экономическом росте в течение декады не являются новостью, а вот революция или землетрясение - да. Новости - это всегда что-то, что удивляет, обескураживает, но в некоем ожидаемом контексте. С большей охотой освещаются новости, которые подтверждают подозрения или даже предрассудки зрителей.

В США, где я живу и работаю, еще одним ингредиентом, предопределяющим интересность новости, являются деньги. Мое предположение: чем богаче нация, тем более часто она будет появляться в новостях.

ПЕРЕХОДИМ НА АНГЛИЙСКИЙ?

- Какую роль играет язык, на котором говорят в стране? Вы высказывали предположение, что события в Тунисе освещались слабо, т.к. Тунис не относится к англоговорящему миру…

- Большое внимание зрителя привлекают истории, происходящие в странах, которые сам зритель считает важными, с которыми чувствует некую эмоциональную связь. Когда США освещали протесты в Иране в 2009г., главным движущим фактором нарастания внимания к этой проблеме было то, что большинство американцев считали Иран опасной страной и хотели бы услышать, что там что-то изменилось, что Ахмадинежад ушел.

Большинство американцев не найдут Тунис на карте. Но Франция и Тунис имеют долгую историю отношений, они связаны прежними колониальными отношениями, французы продолжают посещать Тунис для отдыха и бизнеса. Так что можно было ожидать, что во Франции новости из Туниса будут более ожидаемы, чем в Англии или США. Кроме Франции, революцию там освещали также арабские телеканалы, т.к. многие страны на Ближнем Востоке и в Северной Африке имеют политическую и экономическую ситуацию, сходную с тунисской, и могут ожидать «повторяемость опыта». Если такое происходит в Тунисе, оно может случиться и у нас - вот как думал зритель.

ЛИБО ПРОСЛАВЬСЯ, ЛИБО ИСЧЕЗНИ

- Сколько дней или часов должно пройти, прежде чем такие истории, как в Египте или Ливии, попадут на первые полосы мировых газет, на крупные ТВ-каналы?

- Мое наблюдение: события становятся новостями либо немедленно, либо исчезают навсегда. Я следил за протестами в Таиланде и на Мадагаскаре, которые так и не получили международного внимания. Точно так же должно было произойти и с Тунисом. Но случилось неожиданное: после ухода Бен Али тунисская революция вышла в первые ряды. Все, что было дальше, вкладывалось в формулу Галтунга «людям интересно подтверждать опасения»: как только вспыхнуло в Египте, все сразу же начали ждать падения режима. И с удовольствием следили за развитием событий.

- Многие эксперты с горечью отмечали, что во время событий 19 декабря Euronews о снегопадах в Лондоне говорил больше, чем о насилии в Минске.

- На то было несколько причин. Во-первых, ваши протесты случились в то время, когда мировые новостные сети вводят своего рода time off для плохих новостей. Никто не хочет видеть по ТВ грустные истории накануне Рождества. Во-вторых, подстроенные выборы, протесты, жестокое подавление протестов - все это было предсказуемо, т.к. касалось Беларуси. В этом не было элемента удивления, изумления. В-третьих, в отличие от Туниса, в вашем случае не было ощущения каких-то назревающих огромных изменений. Все было печально и беспомощно: казалось, что власти в Беларуси полностью контролируют ситуацию и протесты на улицах не способны бросить вызов системе в том смысле, в котором это было сделано в Тунисе.

КТО КОГО ДОЛЖЕН ПОКУСАТЬ?

- Какова роль насилия в привлечении внимания мировых СМИ?

- Мне кажется, смерти во время протестов в Тунисе помогли привлечь внимание к этой истории. И я думаю, что самоубийство, с которого там все началось (уличный торговец овощами с высшим образованием совершил суицид после конфликта с представителями властей, которые конфисковали его товар. - «БелГазета»), было как раз той деталью, на которую все обратили внимание. Смерть всегда сообщает журналистам о том, что ситуация в той или иной стране подошла вплотную к критической. Что кризис серьезен и о нем надо говорить. Смерть не всегда является причиной для репортажа, но всегда представляет собой хороший индикатор, что тут есть о чем рассказать.

- Возможно, причиной, по которой никто не отреагировал на белорусскую попытку революции, был ее провал? Можно ли говорить о том, что истории успеха более интересны для СМИ, чем истории поражений?

- Я бы сказал, что главное - это сюрприз. Никто не ожидал падения Бен Али, так что его падение превратилось в большую новость. Все ожидали, что Лукашенко останется и что демонстранты будут избиты. Когда так и произошло, это было неинтересно. Когда собака кусает человека - это не новость. Когда человек кусает собаку - вот это история. К сожалению, произошедшее и происходящее до сих пор в Беларуси - скорее о собаке, кусающей человека. Вы уж простите мне мой пессимизм.

СПРАВКА «БелГазеты». Итан Цукерман, профессор Гарварда, теоретик новых медиа, автор исследований по медиавойнам и Интернета. В 1993г. окончил Вильямс Колледж со степенью бакалавра философии. В 1993-94гг. по Фулбрайтовской стипендии работал в университете Легона (Гана), был занят в Национальном театре Ганы, где изучал этномузыку. Является основателем ряда web-организаций, таких как Global Voices, объединяющей англоязычных блогеров со всего мира. Живет в горах Беркшир на западе штата Массачусетс с женой Рэйчел и сыном Дрю.
Добавить комментарий
Проверочный код