Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№8 (782) 28 февраля 2011 г. Последнее слово

Куда зеку больному податься

28.02.2011
 
Весть о грядущем закрытии Республиканской общесоматической больницы ДИН МВД, судя по многочисленным откликам, поступившим в редакцию, вызвала широкий резонанс среди лиц, ранее находившихся там на лечении. Обсудить проблему с «Последним словом» на условиях анонимности вызвался 50-летний экс-заключенный, в 2009г. поступивший в эту больницу с заболеванием сердечно-сосудистой системы.


- Как организована система оказания медпомощи в местах лишения свободы?

- При каждой ИК существует медсанчасть с соответствующим персоналом, где зеку без вопросов окажут первую медпомощь. Потерял сознание - разберутся почему, применят необходимое медикаментозное воздействие. И на этом поставят точку. Естественно, никто никаких операций делать не будет и разбираться в каждом отдельном случае - тоже. Если ситуация действительно тяжелая, то человека немедленно старались отправить в республиканскую больницу, которая оказывала достаточно квалифицированную медпомощь, ничуть не уступающую обычным больницам Минска.

- А если у человека банально болит зуб?

- Зуб удалят. Протезирования нет - и это большая проблема для большинства исправучреждений. В республиканской больнице протезирование также не осуществлялось - по крайней мере, по состоянию на 2009г., когда я там находился. Были осужденные, которые по 10 лет проводили в местах лишения свободы, лишались большого количества зубов, но вставить зубы для них было большой проблемой.

- Насколько высока вероятность для осужденного вернуться из мест лишения свободы тяжело больным человеком?

- Довольно высока. Во-первых, этому способствует своеобразная обстановка, которая очень сильно давит на человека психологически; во-вторых, часто в места лишения свободы попадают люди, уже имеющие предпосылки к серьезным заболеваниям, - на зоне с такими людьми нянчиться особо не будут.

- В чем смысл открытия новой республиканской больницы на 170 коек вместо старой, которая была рассчитана на 300?

- Реально и 300 коек - это мало, если взять общую численность людей, находящихся в местах лишения свободы. В то же время, помимо республиканской больницы, существует еще и ИК-12, в которой находятся больные туберкулезом открытой формы.

- Какие функции, помимо лечения, были возложены на республиканскую больницу?

- Есть такие заболевания, которые невозможно вылечить в ИК. В колонии могут положить на короткое время человека в санчасть, провести какие-то лечебные мероприятия и потом оттуда выписать.

Но у людей в местах лишения свободы есть хронические заболевания, которые приводят к тому, что они либо вообще нетрудоспособны, либо трудоспособны ограниченно. Эти вопросы находятся вне компетенции медсанчасти исправучреждения. Медсанчасть не может дать заключения на то, чтобы у человека был т.н. «легкий труд»: он не может постоянно стоять, переносить тяжести, поднимать вес выше допустимого. Эти заключения могла дать только республиканская больница.

Если выяснялось, что человеку необходимо оформление инвалидности, то помимо МРЭК, которая приезжает в ИК, обязательно нужно было заключение из республиканской больницы - эпикриз.

Но это всё бумажные вопросы. Помимо этого, в медсанчасти исправительного учреждения невозможно было организовать какие-то более серьезные меры наблюдения - УЗИ, хирургическое вмешательство. Для этого нужно было вывозить либо в больницу в том городе, где находится исправительное учреждение, либо везти в республиканскую. Но вывоз в больницу «вольного» типа - это очень сложно: требуется конвоирование, охрана палаты и т.д.

- Как происходило направление в республиканскую больницу?

- Для направления требовалось заключение врачей медсанчасти ИК, в котором подтверждалось, что человеку на месте не могут оказать соответствующую медпомощь.

В больницу в среднем из ИК шел один этап в неделю, которым ехало 6-7 человек. Автозаком людей довозили до вагона-«столыпина», который доставлял их в Минск; здесь конвой принимал осужденных и вез в республиканскую больницу. Нахождение в больнице продолжалось около 18 дней, после чего человек возвращался в ИК.

- Кормили нормально?

- Питание, если говорить объективно, было организовано не лучшим образом - его попросту не хватало. Поэтому каждый, кто туда ехал, старался взять что-то с собой. Умереть там от голода, конечно, не получилось бы, но и прожить на это питание было сложно. Да и в ИК питание нельзя назвать хорошим - оно удовлетворительное, не более.

- В чьих интересах закрытие «старой» республиканской больницы до открытия новой?

- По-крайней мере интересов осужденных здесь никаких нет. Скорее всего, здесь принимались во внимание интересы какого-то застройщика, который хочет что-то построить на этой территории. При этом ущемляются права тех людей, которые находятся в местах лишения свободы, а именно право на получение соответствующей медицинской помощи. Закрытие республиканской больницы затрагивает интересы десятков тысяч людей, находящихся в условиях пенитенциарной системы. Странно, что этот вопрос до сих пор не поднимался ни правозащитными организациями, ни кем-либо еще. В республиканскую больницу направлялись и больные диабетом - как правило, раз в полгода наблюдались. Что будет с такими больными сейчас - большой вопрос.

- Авторы анонимного письма в редакцию после закрытия больницы предрекают увеличение смертности в местах лишения свободы…

- Администрации мест лишения свободы этот вопрос затрагивает меньше всего. На сегодняшний день, насколько мне известно, существует большая проблема вообще попасть в республиканскую больницу: якобы есть прямое указание отправлять как можно меньшее количество осужденных туда на лечение и пытаться лечить своими силами. Проблема в том, что на месте не всегда есть возможность такого лечения.

Я не знаю, каким образом администрации мест лишения свободы отчитываются за количество смертей, и отчитываются ли вообще. Умер зек - и всё, мало ли людей умирает и на свободе? Маловероятно, что кто-то подпишется под бумагой, свидетельствующей о том, что человек умер вследствие несвоевременного оказания медицинской помощи.

- «Наличие очереди на лечение создает почву для коррупции - не будут ли вывозить только тех, у кого есть деньги и связи?..» Насколько такая проблема актуальна для зоны?

- Такое вполне может иметь место. Вот приходит рядовой осужденный в санчасть - там уже будут смотреть, его отправлять или того, кто каким-то образом «ближе» к санчасти. Этот вопрос решают либо через завхоза санчасти, либо через врачей, но договориться можно. ИК изнутри - это своеобразная структура, где есть своя клановость, иерархия и т.д. Не исключено, что теперь в республиканскую больницу будет выезжать не тот, кому это нужно, а тот, кто ближе к администрации.
Добавить комментарий
Проверочный код