Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№8 (782) 28 февраля 2011 г. Экономика

С Днём местоРождения!

28.02.2011
«Это напоминает жестокий конкурс»
В Беларуси прорабатывается возможность привлечь инвестора для совместной разработки двух месторождений калийных солей или их сдачи в концессию (передача государством права на эксплуатацию природных ресурсов). В числе претендентов на их разработку - крупнейший в мире производитель калийных удобрений канадская компания Potash Corp и российские калийщики.


По информации замминистра природных ресурсов и охраны окружающей среды Анатолия Лиса, в концессию могут быть переданы Петриковское и Октябрьское месторождения, примыкающие к месторождениям калийной соли, включенным в ресурсную базу ОАО «Беларуськалий». Как сообщает «Интерфакс», запасы первого месторождения оцениваются в 1 млрд. т, второго - в 282,5 млн. т. Стоимость обоих инвестпроектов белорусская сторона оценивает в $600 млн. Предполагается, что срок окупаемости вложений в Петриковское месторождение может составить 7-8 лет.

Впрочем, окончательное решение о целесообразности привлечения инвесторов еще не принято. «Надо определить, что мы получим в результате такой совместной деятельности - конкурента «Беларуськалию» или партнера», - приводит «Интерфакс» слова Лиса.

Если такая форма сотрудничества с иностранными компаниями не только будет признана выгодной, но и привлечет внимание инвесторов, можно ожидать реализации сразу нескольких подобных проектов. Так, Минприроды уже объявило о планах провести международные конкурсы на право подписания соглашения по разработке, добыче и переработке бурых углей на месторождениях Бриневском (запасы до 41,79 млн. т, капзатраты могут составить $1,435 млрд.), Житковичском (47,97 млн. т, $391 млн.) и Тонежском (40,04 млн. т, $262 млн.) Гомельской области, а также горючих сланцев на месторождениях Любанском (1,223 млрд. т) Минской области и Туровском (2,684 млрд. т) Гомельской области. Кроме того, Минприроды рассчитывает найти инвестора для создания горно-обогатительного комбината на месторождении железных руд, строительства угледобывающего предприятия.

На некоторые из предложенных месторождений уже пытались привлечь инвестора. Например, в начале года правительство расторгло инвестиционные договоры с корпорацией из Люксембурга Polar Stars Group на $2 млрд. В 2007г. компания получила право пользования недрами для добычи бурых углей и горючих сланцев, ей были переданы в концессию Бриневское и Житковичское месторождения.

Надежность инвестора изначально вызывала сомнения. Polar Stars была зарегистрирована всего за год до получения проекта в Беларуси - в 2006г., причем ее уставный фонд недотягивал и до 40 тыс. евро. Интернет-СМИ активно вещали о возможной авантюре. Однако точки над «i» были расставлены в ходе встречи Александра Лукашенко с президентом компании Николаем фон Келером. Тогда президент заявил, что«мы не собираемся копаться в истории инвесторов и искать, чьи у них деньги. Главное - чтобы это не были деньги от наркотиков или бандитского оружия». С тех пор, несмотря на лояльность властей, инвестор так и не приступил к разработке месторождений.

О том, как будут строиться отношения с инвесторами в 2011г. и будут ли им интересны белорусские предложения, корреспондент «БелГазеты» беседовала с ведущим аналитиком УК «Финам Менеджмент» (Россия) Дмитрием БАРАНОВЫМ.

- Насколько российским инвесторам может быть интересно белорусское предложение взять в концессию два месторождения калийной соли?

- Все зависит от политической ситуации в Беларуси. У россиян есть печальный опыт работы с республикой - их неоднократно «кидали», нарушали совместные договоренности. Я имею в виду сейчас не калийную отрасль, а другие. Так что риски слишком высоки. Поэтому найти инвестора, да еще готового вложиться на условиях концессии, будет непросто. Где гарантии того, что в определенный момент россиянам не скажут: «Вы нам тут подготовили почву, большое спасибо, свободны»?

- Полагаете, концессионный договор не гарантирует инвесторам защиты их прав в полной мере?

- В ряде стран права инвесторов, которые работают на условиях концессии, нормально защищены. Но мне кажется, что предлагаемые вашей страной условия должны будут претерпеть весьма существенные изменения, чтобы на них кто-то согласился. Участие канадской компании еще менее вероятно, чем российской. Политический фактор практически сразу выйдет на первый план. А с учетом последних событий в вашей стране канадским компаниям может быть рекомендовано или же просто высказано мнение властей насчет того, что им нежелательно работать с Беларусью. Есть ведь и другие страны, которые обладают более существенными калийными месторождениями. И с ними можно работать.

Я так понимаю, что ни у белорусского государства, ни у «Беларуськалия» нет денег. А разрабатывать месторождения надо. Поэтому они и предложены в концессию.

- Какие условия могут оказаться более привлекательными для российских инвесторов?

- Вопрос будет стоять так: «Это наша собственность, мы ее приобретаем». Все условия должны регулироваться международным законодательством, споры решаться, например, в арбитражном суде в Стокгольме или в другом международном суде, должны быть предусмотрены соответствующие штрафные санкции. Тогда, в случае если Беларусь некорректно поступит по отношению к инвесторам, издержки будут весьма для нее чувствительными - как в финансовом, так и в репутационном плане.

Но сомневаюсь, что белорусские власти пойдут на это. С одной стороны, они понимают, что нужен инвестор, а с другой - не хотят выпускать из рук собственность. Это напоминает жестокий фокус: животному дают кусочек чего-то вкусного, но на веревочке. Оно глотает, а потом у него из желудка этот кусочек вырывают. Поэтому инвесторы и могут сказать: «Мы хотим получить участок в собственность».

- Как бы вы оценили заявленный Беларусью объем инвестиций - $600 млн. для калийного месторождения, запасы которого оцениваются в 1 млрд. т?

- Для этого недостаточно знать запасы месторождения. Может выясниться потом, что для начала разработки нужно построить дорогу, а для этого, к примеру, придется снести и переселить две деревни. Важно, насколько просто добывать калийную соль, на какой глубине находятся запасы, содержание калия в добываемом сырье. Сыграет роль, находится ли месторождение в зоне отчуждения после ЧАЭС. То есть это месторождение еще надо будет оценивать. Фактически сейчас предлагается некий кот в мешке. Пока будущие инвесторы руками это все не пощупают, они вряд ли согласятся с цифрами, озвученными белорусской стороной. Возможно, эти цифры действительно близки к реальности. Но может быть, получится, что и расходы, и срок окупаемости будут выше. А вообще, теоретически месторождение, запасы которого составляют 1 млрд. т, интересно для инвесторов.

- Обладают ли российские компании необходимыми средствами?

- Ресурсы у них есть. К тому же в данном случае не предполагается разовое вложение. Имеется в виду весь объем инвестиций - от начала разработки, до выхода оттуда. Если понадобится, компании привлекут кредитные ресурсы.

- Кем, на ваш взгляд, станет инвестор?

- Мы не знаем условий, на которых сюда пустят компанию. Например, месторождение может передать в концессию не государство, а «Беларуськалий». Тогда он получит даже не партнера, а подчиненного - белорусское предприятие будет проверять качество производимых работ.

- Насколько могут быть интересны иностранным инвесторам другие месторождения полезных ископаемых?

- У наших компаний есть интерес ко всем видам полезных ископаемых, которые находятся в РБ. Россияне всегда интересовались и добычей, и переработкой. Но в данном случае на первый план выходят не отраслевые, а политические риски. Инвестор думает: «Что со мной будет, если я к вам приду? С какой ноги встанет ваше руководство?»

Все мы помним громкие заявления белорусского руководства вроде того, что мы оставим пенсионеров в холоде и голоде, но расплатимся с Россией. Зачем это всё? Совместный бизнес надо вести без этих громогласных заявлений и взаимных выпадов. Надо четко договориться об условиях сотрудничества. А с Беларусью договориться очень тяжело. Находясь на берегу, мы вроде договариваемся. А как садимся в лодку и начинаем плыть, нам говорят: «Гребите!» - «Как гребите? Договаривались же, что ваш черед». - «Нет, гребите, а я тут полежу».

СПРАВКА «БелГазеты». Дмитрий Баранов родился в 1964г. в Москве. Окончил Российский государственный гуманитарный университет по специальности «документовед, организатор». Занимал должность бизнес-аналитика в ЗАО «Фирма Пилот», был начальником аналитического отдела в ООО «ПРАДО». Специализируется на анализе машиностроения, металлургии и химии, строительства. С 2008г. работает в инвестиционном холдинге «Финам», ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент».
Добавить комментарий
Проверочный код