Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№6 (780) 14 февраля 2011 г. Экономика

Труба не зовёт

14.02.2011
Беларусь не может купить латвийский нефтепровод
Беларусь могла бы купить трубопровод Полоцк - Вентспилс для транспортировки венесуэльской нефти в Беларусь. Такое необычное заявление, как сообщают латвийские СМИ, в эфире телеканала PRO100TV сделал посол Беларуси в Латвии Александр Герасименко. Но договориться с латвийской стороной белорусским чиновникам не удалось.


Возможность поставки венесуэльской нефти через балтийские порты обсуждалась еще в прошлом году. Однако после того, как владелец трубопровода - латвийско-российское ООО «Лат-РосТранс» (66% принадлежит Ventspils nafta, 34% - ОАО «Транснефтепродукт», являющемуся 100-процентной дочкой российской «Транснефти») приняло решение законсервировать свою часть нефтепровода, слив из него технологическую нефть и заменив ее смесью газов, на вентспилском маршруте, казалось, был поставлен крест.

Эксперт по экономическим вопросам латвийского DnB NORD Banka Петерис Страутиньш сообщил «БелГазете», что между собственниками Ventspils nafta на протяжении длительного времени существовали разногласия о стратегии работы, сводящиеся как раз к тому, необходимо ли продавать трубопровод, который из-за неудовлетворительного технического состояния простаивал без работы с 2003г. По его словам, группа бизнесменов, включая члена правления «ЛатРосТранса» Игоря Степанова, высказывалась за продажу. Однако у сторонников избавиться от актива были оппоненты.

Эксперт не исключает, что вопрос о продаже трубопровода может оказаться политическим: «Несмотря на то что сейчас этот трубопровод не работает, он все еще кажется стратегическим объектом, поскольку проходит через всю территорию Латвии. Он играл довольно важную роль в экономике 10 лет назад. Но потом он был частично закрыт. За последние годы об этом трубопроводе в Латвии более или менее забыли. Но если возникнет вопрос о продаже, то это может поднять политические страсти». В то же время Страутиньш считает, что при желании собственников продать трубопровод действительно серьезных политических препятствий не возникнет.

О том, есть ли у белорусского правительства шанс договориться с латвийским оператором трубопровода Полоцк - Вентспилс, корреспонденту «БелГазеты» рассказал латвийский эксперт в области энергетики, экс-министр энергетики Латвии, бывший специальный советник еврокомиссара по вопросам энергетики Юрис ОЗОЛИНЬШ.

- Несколько месяцев назад латвийская сторона аргументировала слив технологической нефти из трубы и продажу этого сырья в т.ч. тем, что таким образом сможет покрыть убытки, которые приносит трубопровод. Почему же теперь она отказывается продать этот убыточный актив?

- Как таковой, латвийской стороны здесь нет. Предприятие принадлежит частным собственникам, которые вольны не продать или продать этот трубопровод кому захотят. Но, конечно, здесь есть интерес российского собственника. Коммерческие интересы российских нефтяных компаний, которые поставляют нефть в Беларусь, сводятся к тому, чтобы держать в зависимости своего клиента. Это голубая мечта любого монополиста. Поэтому «Транснефть» будет препятствовать совершению этой сделки чисто из коммерческих соображений. Не говоря уже о политической стороне, которую я предпочту не комментировать.

- Вы верите в то, что прокачка венесуэльской нефти через Вентспилс могла бы быть осуществлена, если бы Беларуси удалось достичь компромисса с латвийским и российским бизнесом?

- Здесь есть одна довольно сложная техническая проблема: чтобы перевести трубопровод в реверсный режим, надо вложить какие-то деньги. Между прочим, в начале 1990-х гг. уже были вложены средства в то, чтобы перевести трубопровод Полоцк - Вентспилс на работу в направлении Мажейкяя. Тогда были созданы технические условия для этого, построены насосы. Но потом поток нефти пошел нормальным для тех времен ходом - в аверсном режиме.

Второй технический аспект заключается в том, что всем понятно, что такое венесуэльская нефть. Это не Brent и не Urals. «Санта Барбара» гораздо ниже качеством, не каждый завод может ее переработать и не каждый трубопровод может ее качать. Венесуэльская нефть идет в мире по очень ограниченным направлениям. Лишь некоторые НПЗ США могут ее перерабатывать. То есть пустить-то нефть по трубопроводу можно, но вопрос, как от нее потом освободиться. Смешивать эту нефть с нефтью другого качества нельзя. Латвийской стороной могли бы быть выдвинуты, например, такие условия: «Что же, пожалуйста, перекачайте по трубопроводу венесуэльскую нефть, но потом заполните его нефтью европейского качества». Впрочем, это лишь мое предположение.

Я помню, как когда-то встречались наш и ваш премьеры по этому поводу. Наш сказал: «Ох, какой будет совместный бизнес!» Хотя, казалось бы, какое дело государству до этой трубы? Никакого! Но тогда такой вариант прорабатывался. И по-моему, правительства тогда не учли тех технических особенностей, о которых я вам сказал.

- Сколько может стоить трубопровод?

- Сейчас бессмысленно строить догадки, тем более что трубопровод не задействован. Его нельзя оценивать отдельно от бизнеса.

- В связи с тем что при приватизации «ЛатРосТранса» стоимость технологической нефти не была учтена при оценке стоимости предприятия, в 2010г. было много пересудов относительно того, кому принадлежит эта нефть: компании, белорусскому или латвийскому государству. Кому, на ваш взгляд?

- Мы должны вернуться к тому времени, когда распался СССР. Тогда считалось: что находится на территории республики, то принадлежит республике. В то время никто не оспаривал принадлежность нефтепровода и находящейся в нем технологической нефти. Значит, нельзя говорить, что что-то, что находилось на территории Латвии, принадлежит Беларуси. Трубопровод приватизирован вместе с находившейся в ней нефтью. Теперь прошло 20 лет. По-моему, у вас, славян, есть пословица «Что упало - то пропало». А если погода темная и трава высокая, то вряд ли найдешь.

СПРАВКА «БелГазеты». Юрис Озолиньш по специальности инженер энергетических систем. Бывший министр энергетики Латвии, бывший специальный советник еврокомиссара по вопросам энергетики. В данное время занимается независимым консультантированием по энергетике.

«ПРИ РАЗУМНОЙ ЦЕНЕ ДОГОВОРИТЬСЯ НЕ УДАСТСЯ»

Почему Беларуси не удалось договориться с латвийским бизнесом о продаже нефтепровода Полоцк - Вентспилс, «БелГазете» высказал свое мнение латвийский аналитик, партнер инвестиционной компании Prudentia Гиртс РУНГАЙНИС.

- Латвийский бизнес не заинтересован в продаже законсервированного трубопровода?

- Эта труба принадлежит ООО «ЛатРосТранс», которая, свою очередь, принадлежит на две трети Ventspils nafta и на одну треть - российской «Транснефти». Понятно, что представители «Транснефти» не желают, чтобы венесуэльская нефть пришла в Беларусь, но они в меньшинстве. Однако благополучие владельцев Ventspils nafta зависит от того, продолжится ли транзит нефтепродуктов по другой их трубе - дизельной. Если российская компания будет препятствовать поставкам нефтепродуктов по второй трубе, то это будет очень болезненно для владельцев Ventspils nafta.

- Сколько бы ни предложила Беларусь, сделка не состоится?

- Конечно, возможность сделки и продажи трубопровода Беларуси упирается в вопрос цены. Но при разумной цене договориться не удастся - владельцы Ventspils nafta заинтересованы поддерживать хорошие или нейтральные отношения с Россией. А учитывая отношения России с Беларусью, продажа нефтепровода Полоцк - Вентспилс - это явно не тот план игры, который устроит «Транснефть». Сделка будет интересна Ventspils nafta только при слишком крупных суммах. Если у Беларуси есть такие средства, то тогда имеет смысл говорить о покупке всего предприятия «ЛатРосТранс». Вопрос в том, готова ли Беларусь нести такие издержки.

- Как вы оцениваете объем средств, которые нужно будет вложить в трубу, чтобы начать поставки нефти по ней из Вентспилса в Беларусь?

- Возможно, это десятки миллионов долларов.
Добавить комментарий
Проверочный код