Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№6 (780) 14 февраля 2011 г. Экономика

Труба раздора

14.02.2011
Расклад недели
Беларусь хотела бы купить нефтепровод Полоцк - Вентспилс, чтобы иметь свою трубу и свой терминал. Об этом в передаче «Вопрос с пристрастием» латвийского телеканала PRO100TV заявил посол Беларуси в Латвии Александр Герасименко.
Сергей ЖБАНОВ



По словам Александра Герасименко, Беларусь до сих пор рассчитывает на транспортировку венесуэльской нефти через Латвию: «Мы готовы прокачать 5-7 млн. т в год. От каждой тонны нефти страна получит примерно $10». В этих целях Беларусь хотела бы приобрести нефтепровод Полоцк - Вентспилс. Однако достигнуть договоренности по этому вопросу Беларуси никак не удается. «Мы уже договорились с Эстонией, а вот с Латвией никак не можем договориться, - посетовал посол. - Мы бы хотели иметь свое направление - свою трубу и свой терминал. Мы готовы и купить ее, и готовы задействовать на взаимовыгодных условиях - так, чтобы нефть качалась через эту трубу. Нам решения такого не дали, с акционерами мы не можем договориться». «Наверное, тут есть большая политика», - предположил посол.

При этом Герасименко не назвал сумму, которую готова заплатить Беларусь, сославшись на то, что ему неизвестно, сколько сейчас стоит труба. За пять лет его работы в Риге назывались цифры от $200 млн. до $1 млрд. Кто называл эти цифры послу, неизвестно. Труба принадлежит совместному латвийско-российскому ООО «ЛатРосТранс», в котором 66% принадлежит Ventspils nafta и 34% - ОАО «Транснефтепродукт», являющемуся дочкой российской «Транснефти». Поэтому упреки только в адрес Латвии, якобы не желающей продавать трубу, позволяют предположить, что с российскими собственниками таковые договоренности уже достигнуты. Но это не так.

Еще в ноябре 2010г. анонимный, но близкий к переговорному процессу источник с латвийской стороны сообщил «Интерфаксу» о том, что Беларусь пыталась вести переговоры с «Транснефтью». «Однако переговоры завершились ничем», - сообщил источник. По его словам, в «Транснефти», которая фактически является российской государственной нефтяной компанией, не заинтересованы в продаже этого пакета акций Беларуси, так же как и в возобновлении работы нефтепровода, путем перевода его в реверсный режим: «Россия создала свою транспортную инфраструктуру на Балтике, вложила в эти проекты серьезные средства и с точки зрения бизнеса заинтересована в сохранении транспортных потоков через нее». Отказ Москвы от транспортировки нефти по северной ветке трубопровода «Дружба» в аверсном режиме (с конца 2003г.), так же как и нежелание «Транснефти» продавать свою долю акций в ООО «ЛатРосТранс», он объяснил политической подоплекой, заключающейся в стремлении России «сохранить рычаг давления на Беларусь, пытающуюся диверсифицировать пути поставки энергоносителей в республику». Поэтому Россия отказалась обсуждать продажу своих акций.

Что же касается позиции Ventspils nafta, то ее крупнейшим акционером является Vitol Group - швейцарско-нидерландская компания, специализирующаяся на торговле нефтью и нефтепродуктами. Компания, казалось бы, ничего не имея против продажи своей доли акций, хотела бы получить свою прибыль еще до начала возможной сделки. В этих целях она приняла решение слить технологическую нефть из трубы, продать ее и выручить от продажи нефти $80-100 млн. Такую версию изложил «БелГазете» латвийский аналитик, партнер инвестиционной компании Prudentia Гиртс Рунгайнис: «Vitol понимает, что ей придется уйти, и даже в случае возобновления потока по трубопроводу компания не извлечет из нефтепровода прибыль. Поэтому компания хочет получить немалые деньги от продажи технологической нефти».

Узнав об этих коварных намерениях латвийской стороны, Новополоцкое предприятие по транспорту нефти «Дружба» сочло свои интересы ущемленными и подало иск в Даугавпилсский суд, поскольку убеждено: весь объем технологической нефти, находящийся в трубе, принадлежит ему. В «ЛатРосТрансе» в этом не уверены, полагая, технологическая нефть является составной частью транспортной системы, проходящей по территории Латвии. Разбираться придется долго. Даугавпилсский суд еще не назначил даже дату начала слушаний по белорусскому иску, в то время как ответчик щедро предоставляет в суд материалы, которые, по мнению истца, не носят принципиального характера, а лишь затягивают процедуру рассмотрения дела.

Предположим, что рано или поздно дело благополучно разрешится и Беларусь докажет свое право на технологическую нефть в северной ветке «Дружбы». Однако вряд ли от этого увеличатся шансы Минска на приобретение вожделенной трубы, которая проложена столь удобно, что представляет собой более выгодный маршрут доставки венесуэльской нефти, чем транзит нефти по трубопроводу Одесса - Броды, пролегающий через Украину. Если у компании «ЛатРосТранс» после поражения в суде не пропадет желание продать пакет акций Минску, то его цена наверняка увеличится на искомую сумму в $80-100 млн. Но ведь и этого мало для воплощения мечты о прогонке венесуэльской нефти из латвийского порта до «Нафтана».

Для прокачки нефти в реверс необходимо еще купить и установить новое оборудование, а также произвести модернизацию портовой инфраструктуры, позволяющей закачивать нефть из танкеров прямо в нефтепровод. Затраты предстоят немалые - $1 млрд. тут не обойдешься. И прежде чем решиться на эти затраты, следует добиться согласия на модернизацию от «Транснефти», которая, к несчастью, может в любой момент воспользоваться свои правом вето, чтобы вполне законно запретить прокачку нефти в реверсном режиме. Пожалуй, белорусскому дипломатическому корпусу действительно следовало начинать переговоры не с Риги, а с Москвы, чтобы понять всю бесперспективность проекта о реанимации северной ветки «Дружбы».
Добавить комментарий
Проверочный код