Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№4 (778) 31 января 2011 г. Тема недели

«Война и мир» уже есть

31.01.2011
Ответ Артура Клинова белорусскому президенту
В жизни каждого мирного белоруса с тонкой душевной организацией рано или поздно наступает момент, когда хочется надеть на голову шапочку из фольги и никогда ее не снимать. Художник и с недавних пор писатель Артур Клинов увидел эту проблему иначе - написал книгу о белорусе, который навсегда надевает на голову кайзерский шлем и вовлекает себя в странные приключения.
Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ



В последнее время Артур Клинов - довольно заметная фигура белорусского актуального (и почти официального) мейнстрима: именно его авторства соломенные декорации украшают первый белорусский блокбастер «Масакра». Теперь он станет автором первого белорусского бестселлера - именно таким образом Клинов отзывается о своем романе «Шалом».

 Начало продаж книги, обещанной публике не иначе как в качестве «першага беларускага бестсэлера», состоялось в торжественной обстановке 28 января в книжном магазине на пл. Победы. Реклама романа, вышедшего невероятным для современной белорусскоязычной литературы тиражом в 1 тыс. экземпляров, смущала слоганом - «Шалом в каждый дом!». «Вообще, конечно, весь этот пиар - это просто арт-проект! - уверил собравшихся Клинов. - Информационный поп-арт». Похоже на то: к моменту торжественного начала продаж книги покупателей еще не было, были только журналисты. «Придут еще! - уверенно сказали организаторы мероприятия. - И будут идти целый день. Постепенно соберется вся белорусская культурная богема. А ближе к вечеру и ночи будут приходить несогласные и высказывать свое «фе».

Клинов произнес речь о том, что своим романом пытается начать «новую эпоху белорусской литературы», где хорошим книжкам «делается хорошая промоция и пиар». Оказалось, впрочем, что пиар - это и правда арт-проект, сайт со «странными новостями современной культуры, шоу-бизнеса и искусства». Тем не менее Артур хотел бы доказать, что «белорусская литература может быть прибыльной и коммерческой и расходиться большими тиражами». «Что можно сказать про саму книжку? - задумался автор. - Ну, если бы она была г…м, я бы ее не пиарил!»

Описывая фабулу книги, Клинов назвал себя «художником в прошлой жизни» (именно поэтому ему «ближе писать роман про художника»). Главный герой, по его мнению, - типичный представитель белорусской творческой интеллигенции, потому что он «неудачник», но это нормально, ибо «в этой стране всякая творческая личность находится в подобном состоянии и чувствует себя неуверенно». Герой романа «один против всех, но его метод борьбы очень концептуальный, он надевает на голову кайзерский шалом и решает его больше не снимать - это случилось в Бонне, в Германии, он его купил перед поездкой домой на последние деньги, 500 евро, это все, что у него было. А потом он приезжает домой в Могилев».

Артур будто между прочим отметил «любопытную игру слов» - ведь «слово «шалом» означает «мир» у многих восточных народов». По его словам, книга имеет подзаголовок «военный роман», потому что герой ведет свою личную войну против всех. «Получается, что книга «Шалом. Военный роман» в переводе как бы называется «Мир. Военный роман», - подытожил Клинов. - То есть получается «Война и мир». А недавно же, как мы все знаем, прозвучала фраза о том, где, мол, наши белорусские «Война и мир», где «Поднятая целина»? Так вот, «Война и мир» уже написана, вот она. Причем, заметьте, это даже не госзаказ! Белорусская литература уже получила свою «Войну и мир»!»

Нежно заиграло пианино где-то в углу. Искусствовед и редактор Алексей Ходыко, прочитавший только«15% романа», по собственному признанию, выступил с речью, где разложил прочитанное «согласно академическому подходу», рассуждая про «стиль и язык романа». Потом выступила переводчица и редактор книги Мария Мартысевич - как-то невзначай оказалось, что стиль и язык романа в основном чуть ли не ее рук дело.

Начались продажи книги - откуда-то взялся первый читатель, которому Клинов торжественно поставил печать на книжку, проставив на ней номер. Вся первая сотня книжек как минимум была «номерной», некоторые номера были выигрышными - кто-то мог выиграть «пляшку гарэлкi» и плавленый сырок, кто-то - будильник или подстаканник, также в качестве призов значились «акуляры Акудовіча». Артур сидел за столиком, уставленным книгами, призами и шлемами, настоящими и бутафорскими, и все это было похоже на странный блошиный рынок. Первый читатель получил бутылку коньяка с автографом автора, все начали мерить шлемы, раздавались крики: «Нет, это не кайзерский, это артиллерийский!»

 Помимо призов в программе мероприятия значились «пацалункі». Клинов раздавал их даже слишком щедро и активно. Серия непременных поцелуев с автором началась уже на покупателе N6 - им оказался культуролог Максим Жбанков. Клинов подарил ему терпкий и крепкий, как клеящий карандаш, брежневский поцелуй. Он получился таким долгим и суровым, что его пришлось повторить; в ходе повтора с обоих участников слетели шлемы.

Основной интригой продаж оказались очки философа Валентина Акудовича, которые должен был выиграть покупатель N16. Очки почти достались корреспонденту «БелГазеты», но их буквально вырвал у нее из-под носа некий учащийся «Белорусского коллегиума», где преподает Акудович. «Я вообще сюда на самом деле только из-за очков Акудовича пришел!» - сказал он, нацепил очки (старые, тяжелые, в роговой оправе - сейчас такие очень модно носить среди молодежи) и покинул книжный магазин. «Это, судя по всему, самые настоящие очки Акудовича, - одобрительно закивала публика. - Потому что вот надел их человек - и все, его нет». Это была прекрасная внутренняя шутка (ключевой тезис философии Акудовича - «меня нет»), позже явился и сам Акудович, немало растроганный таким ажиотажем вокруг своих жизненных артефактов.

Ближе к девяти атмосфера стала непринужденной. Девушка, играющая на пианино, начала исполнять музыку из кинофильмов. В книжном появился некий человек из Манчестера, с которым все тут же стали беседовать о группе U2, пусть она и не оттуда. «А вы можете сыграть что-то из U2?», - попросили девушку за пианино. Оказалось, что девушка не может - поэтому за пианино вместо нее сел мрачный человек с внешностью Чарльза Мэнсона и начал плохо, но уверенно и в каком-то метафизическом смысле ожидаемо играть композиции из репертуара группы Beatles.

После десяти вечера мероприятие наконец-то стало искрометным: пришли какие-то музыканты, стол с подарками оказался заполнен неизвестно чем, но только не книгами, все книги оказались распроданы. Выходит, бестселлер состоялся. Но только в определенном контексте - вряд ли он выйдет за пределы этой узкой прослойки людей к людям другого круга, в народ, в широкие массы. Белорусы так и не узнают, что у них уже есть «Война и мир».
Добавить комментарий
Проверочный код