Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№4 (778) 31 января 2011 г. Последнее слово

«Я хочу, чтобы президент разобрался в моей беде»

31.01.2011
 
Вопреки сложившемуся мнению, будто в спецвыпуск «Последнее слово» обращаются исключительно те, кто попал под уголовный пресс или уже признан преступником, на минувшей неделе гостем редакции стал полковник милиции более чем с 30-летней выслугой.
Елена АНКУДО



«Жена выживает меня из двух квартир, - начал свой рассказ полковник в отставке Николай КОНАКОРОВ, отправленный на пенсию с должности начальника управления Следственного комитета (ныне - Следственное управление предварительного расследования) ГУВД Мингорсиполкома. - А недоброжелатели, затаившие злобу из-за моей профессиональной деятельности, активно ей в этом содействуют».

Терпеливо выслушав рассказ полковника милиции о разбитой семейной жизни и даже о наложенной на него порче, которую якобы использовали в ходе решения квартирного вопроса, корреспондент «БелГазеты» изложила его на бумаге.

- В органы внутренних дел я был направлен по комсомольской путевке. Начинал с милиционера ППС, затем поступил в единственную на то время Волгоградскую высшую следственную школу МВД СССР. После третьего курса женился, родились две дочери-двойняшки. Поскольку в Минске у жены была однокомнатная квартира, на службу меня направили в Беларусь.

Служил с 1978г., выслуга с учетом срочной службы в погранвойсках - более 32 лет. Последнее место работы - начальник управления Следственного комитета МВД РБ по Минску. Имею госнаграды. Указом президента присвоено почетное звание «Заслуженный работник органов внутренних дел РБ».

- На расследовании каких уголовных дел вы специализировались?

- Расследовались все уголовные дела, подследственные органам внутренних дел. После распада СССР появилась плеяда коммерсантов, бравших в банках кредиты и не возвращавших их. Президент занял жесткую позицию, заявив, что деньги должны быть возвращены государству. Моя позиция строилась на убеждении, благодаря чему удалось вернуть большую сумму денег.

ПООЩРЕНИЕ ЗА РАБОТУ

- За работу поощряли не только наградами, но и вполне материальными вещами, к примеру квартирой?

- Жили мы скромно - в начале трудовой деятельности я получал около 140 советских рублей, жена, работавшая конструктором, - 90-95 рублей, продукты возили из деревни, где жили наши родственники. В те времена милиционеры не стремились идти в следствие. Считалось, что в ГАИ и ОБХСС работать гораздо престижнее, чем в следствии - деятельность следователя регулируется процессуальными сроками, свободного времени нет, да и поговорка есть - «следственный отдел вечно ноет, что много дел».

Поэтому, желая заинтересовать следственных работников, ЦК КПСС и Совмин издали постановление, согласно которому квартиры им выдавались в первую очередь. В 1980г. мы получили трехкомнатную квартиру по ул. Гамарника. И все бы хорошо, не начни жена интересоваться уголовными делами.

- Практика получения следователями взяток была в то время широко распространена?

- Вопросы решались, деньги предлагали солидные, но я на это не шел - рано или поздно нарушение выплывет, а садиться в тюрьму, как некоторые коллеги, не хотелось. Жена начала поговаривать о разводе, который в советское время означал окончание карьерного роста, могли исключить из партии.

Ситуация обострилась после переезда в Минск сестер жены, одна из которых устроилась в центральную поликлинику МВД. Она постоянно приводила в пример сотрудников столичной милиции, которые, по ее словам, правильно, красиво и зажиточно живут. Дошло до того, что вопрос незаконного заработка обсуждался в присутствии третьих лиц. Мои отказы расценивали как нежелание заботиться о близких.

РАСКИДАННОЕ ГНЕЗДО

- Честь мундира оказалась превыше тихого семейного счастья?

- Да. С 1997г. по желанию супруги мы перестали вести общее хозяйство, я переселился в зал квартиры. Детям помогал - платил за обучение в инязе, но те по-прежнему твердили, что я плохой отец, потому что не хочу позаботиться об их материальном благополучии. А тут еще мать заболела и, несмотря на категорические возражения жены, пришлось забрать ее к себе.

В сложившейся обстановке задумался о строительстве квартиры. Вступил в ЖСК «Щит и меч» при Следственном комитете МВД, воспользовался правом на дополнительную площадь, взял деньги у матери и сестры, получил кредит и начал строить трехкомнатную квартиру.

Со своей стороны, жена приватизировала старую квартиру, оформив право собственности на себя. При этом не воспользовалась льготной приватизацией для работников МВД, позволявшей бесплатную приватизацию, использовала жилищные квоты всех проживающих в квартире, указав, что доплату вносят дочери.

Жена убедила меня, что займется приватизацией самостоятельно, и я подписал чистый лист бумаги, который, по моему мнению, планировалось оформить как документ о внесении денежных средств. Я выполнил это, не предполагая, что мою долю чеков «Жилье» и, соответственно, долю жилплощади сделают минимальной. В настоящее время я - собственник комнаты.

- …которую вполне могли оставить жене и детям, ведь взялись за строительство новой квартиры?

- Первоначально мы договорились, что старая квартира остается жене и детям, новая - мне и моей матери. Чтобы получить ордер, необходимо было прописать в новую квартиру жену и дочь, что и было сделано. Я дал обещание, что оставлю жилье дочерям, занялся отделкой, как вдруг супруга потребовала продать квартиру и купить две однокомнатные - ей и мне. Я отказал - по закону после погашения кредита, который брался на строительство квартиры, отчуждать помещение запрещалось в течение пяти лет, единственное основание - расторжение брака. Резко сменив тон и заявив, что под старость я буду «под забором валяться», жена подала на развод.

В 2006г. брак расторгли, отметив в установочной части решения и протоколе судебного заседания, что брачные отношения прекращены с 1997г., совместное хозяйство не ведется, отсутствует семейный бюджет. Полагая, будто квартира, построенная в период «формального брака», принадлежит мне, я обратился за консультацией к председателю райсуда, где рассматривалось дело. Тот предложил подать исковое заявление о признании не приобретшими права на жилье бывшей супруги и дочерей и их выписке.

Меня уверили, что закон на моей стороне, права будут восстановлены, а худшее, что может случиться, это денежная компенсация бывшей супруге за полкомнаты. Но, обратившись с иском в суд, я почувствовал несправедливость и испытал месть со стороны правоохранительных органов за несговорчивость при расследовании уголовных дел по возмещению банковских кредитов.

КТО СТАРОЕ ПОМЯНЕТ

- Злопамятный кредитор неожиданно оказался влиятельным прокурором?

- Хуже. Один из влиятельных чиновников, к которому, по моим сведениям, обратилась бывшая супруга, был отцом обвиняемого, в отношении которого в прокуратуре расследовалось уголовное дело за ДТП. Не согласившись принять это дело к производству во время своей службы с дальнейшим его прекращением, я нажил себе лютого врага. Я располагаю данными, будто этот человек порекомендовал моей супруге обратиться через год после расторжения нашего брака с надзорной жалобой на решение суда с просьбой исключить из его установочной части сведения о прекращении брачных отношений с 1997г. Когда это было исполнено, ничто не помешало суду занять сторону ответчиков. За женой и дочкой признали право на прописку и проживание в квартире, которую я построил на свои деньги и в которой обе не проживали ни дня. Встречный иск жены о разделе квартиры был удовлетворен.

ПОРЧА В ДОМЕ

- Выходит, ваши правовые познания оказались менее значительными, чем вы думали?

- Среди лиц, которых мои подчиненные привлекали к ответственности за уклонение от возврата кредитов, было много недоброжелателей - не только состоятельных, но и влиятельных людей. Поверьте, я не предполагаю, а знаю - за годы службы научился ряду приемов, позволяющих получать определенную информацию. Повод говорить о незаконном решении суда был у меня и как у юриста. Как можно оставить за женщиной право на квартиру, в строительстве которой она не принимала никакого участия, а семейных отношений с построившим ее человеком не поддерживала много лет? Даже если принять во внимание брак, квартиру надо делить пополам, а не так, как это сделал суд, оставив за мной одну комнату, а за женой - две.

- Вы обжаловали судебное решение?

- Да, но безуспешно. Ни одна инстанция, куда обращался за помощью, - райотдел милиции, райпрокуратура, Мингорпрокуратура, Генпрокуратура, Мингорсуд, УБОПиК, Верховный суд, КГБ, администрация президента и др., - не придала делу внимания.

Сегодня я обладатель одной комнаты в старой квартире и одной - в новой. Сдавать недвижимость можно только с разрешения других владельцев. Живу в съемном жилье, страдал рожистым воспалением на ноге. Не сумев справиться с этим заболеванием, врачи поликлиники МВД порекомендовали обратиться к бабкам-шептуньям. Те заявили, что на меня навели порчу в бывшей семье с помощью определенных предметов, порекомендовали жить в другом месте. Предметы впоследствии мной были обнаружены и уничтожены при свидетелях. Как после этого не верить в наведенную порчу? Здоровье поправилось, но постоянно ношу оберег, купленный в церкви.

«В ЯСНОМ СОЗНАНИИ»

- Ваши обращения в Генпрокуратуру, КГБ и прочие силовые структуры, копии которых вы предоставили редакции, начинаются словами «Я нахожусь в здравии и ясном сознании». В этом-то как раз и возникают сомнения, особенно после рассказа о порче…

- Не только о порче. Чтобы в это поверить, нужно через это самому пройти. Да и ответы указанных инстанций носили характер отписок без учета моего образования, практического опыта, служебной деятельности. Готов пройти освидетельствование с изучением медкарт в поликлинике МВД. Если бы у руководства предприятия, где сейчас работаю, зародились такие мысли, я бы потерял работу.

- Не боитесь стать предметом насмешек со стороны заключенных, которых еще недавно привлекали к уголовной ответственности, мол, милиционер не мог с женой справиться и оказался на улице?

- Кто ж знал, что близкие так себя поведут? Почему мне не дают пожить в квартире, которую я сам же и построил? Готов отдать комнату в старой квартире, только дайте спокойно пожить!

- В вашей ситуации родственники начинают ненавидеть друг друга, а вы еще пытаетесь договориться?

- Плохой мир лучше хорошей войны. Жилищных проблем не решу, денег на адвокатов и экспертов, госпошлины потрачено много. Сегодня у меня осталась одна инстанция - президиум Верховного суда, куда можно обратиться в порядке надзора, приема в администрации президента не добился, судебные решения не пересматривают, хотя они, на мой взгляд, незаконны. Как все-таки прав был глава государства, когда говорил на

IV Всебелорусском собрании о том, что вопросы к судам есть. Хочу, чтобы президент разобрался в моей беде, было принято законное решение.

- Почему высокопоставленный милиционер, юрист довел ситуацию до абсурда - неужели не знали, какие войны за жилье разгораются между близкими когда-то людьми?

- Я человек порядочный и доверчивый, оставлять детей не собирался, как мог, помогал. Просили - платил за их образование. Одна дочь вышла замуж, построила трехкомнатную квартиру в Вильнюсе, преподает в ЕГУ. Вторая проживает с матерью, преподает английский язык в одном из белорусских вузов. Только позже я узнал, будто бы строили планы на минское жилье, предполагая, что можно оставить отца без квартиры, которую он сам же и построил.

СПРАВКА «БелГазеты». Николай Конакоров родился в 1951г. в деревне Техтин (Могилевская область). В 1978г. окончил Волгоградскую высшую следственную школу МВД СССР. Службу в МВД начал в 1972г. с должности милиционера ОВД Ленинского райисполкома Могилева. В различное время занимал посты замначальника - начальника следственного отдела РУВД Партизанского района, начальника отдела внутренних дел по охране Минского метрополитена, начальника отдела внутренних дел РУВД Советского района столицы, начальника организационно-методической службы ГУВД Мингорисполкома, начальника Следственного управления ГУВД Мингорисполкома. На пенсию вышел с поста начальника управления Следственного комитета МВД РБ по Минску. Указом президента Беларуси присвоено почетное звание «Заслуженный работник органов внутренних дел»; имеет три ведомственные медали «За безупречную службу» 3-й, 2-й, 1-й степени, 61 поощрение.
Добавить комментарий
Проверочный код