Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№4 (778) 31 января 2011 г. Контекст

Геннадий Гудков: «Терроризм - вопрос ко всей системе власти»

31.01.2011
 
Взрыв в московском аэропорту Домодедово 24 января стал самым страшным терактом, совершенным когда-либо в аэропортах мира. Погибли 35 человек, почти 130 получили ранения. Самое жуткое - читать не версии, в которых анализируются возможные мотивы (реванш за милицейский погром на Манежной площади в Москве, месть боевиков Имарата Кавказ за спецоперации в Дагестане), а интервью и твитт-сообщения очевидцев.
Виктор МАРТИНОВИЧ



Виктор МАРТИНОВИЧ

На фото (daylife.com): Первые минуты после теракта в московском аэропорту Домодедово 24 января

«Мне пробило все ноги, брюки разорвало на части. Я чудом не пострадал сильно. Хотя на моих глазах одному человеку просто оторвало лицо», - пишет москвич Дмитрий. «Ко мне лично подошел мужчина, ему в нос попала дробина, которой, очевидно, была начинена бомба. У него крыло носа было пробито, и он мне говорит: «Вытащи эту хреновину». Я посмотрел, но там ничего не было, очевидно, прошло навылет. А были те, кому такие хреновины попали в глаз, раздробили руки и ноги», - вспоминает Александр Павлов, повар «Азия-кафе» в Домодедове.

В блогах можно прочитать про окровавленного милиционера, который вылетел из зала, где произошел взрыв, крича: «Я живой, живой!», про слова очевидца по имени Сергей, который слышал, как террорист, перед тем как привести в действие взрыватель, выкрикнул: «Сейчас вы все умрете!» Про то, что половину аэропорта контролировала охранная контора, половину - государство, про то, что на вылете проверки на взрывчатку были, а вот в зале прилетов - не было.

Зампред комитета Госдумы России по безопасности полковник ФСБ Геннадий ГУДКОВ полагает, что терроризм в России - не проблема непрофессионализма или безответственности силовиков. По мнению депутата, террор уходит корнями в повальную коррупцию в России. И без полного ее искоренения волну насилия не унять. С полковником ФСБ в отставке беседовал обозреватель «БелГазеты».

- Высказанный вами в эфире радио «Эхо Москвы» тезис о том, что главным источником терроризма в России является коррупция, необычен. А как же ваххабиты, национальное разгильдяйство и т.д.? Почему в принципе вы увязываете взрывы и коррумпированность власти?

- Ваххабиты, экстремизм - все это производные. Коррупция в России носит системный характер, она поразила все государство, все несущие конструкции страны. Государство представляет собой нечто, по большому счету, трухлявое. Коррупция порождает произвол и беспредел. И отсутствие веры, а это немаловажно.

Коррупция - это то, что разрушает не систему, а человека, его психику. По крайней мере, способствует такому разрушению. А дальше уже дело за идеологами терроризма, которые вкладывают в уши наших отдельных граждан, оказавшихся в сложной ситуации в жизни, определенные человеконенавистнические взгляды. И вот вам уже готовое для экстремизма подспорье.

- Вы заявили, что подготовка и поиск смертника для проведения теракта сейчас занимает в разы меньше времени, чем 2-3 года назад…

- По крайней мере, об этом мне говорили те коллеги, которые работают на Кавказе. Я не могу знать об этом на личном опыте, сужу по чужим словам, словам офицеров, коллег, которым я верю. Они мне объясняют, что сегодня количество людей, готовых расстаться с жизнью ради какой-то безумной идеи, действительно возрастает.

ГОСДУМА КАК СТАТИСТ

- До недавнего времени была популярна мысль о том, что правление Кадырова в Чечне поставило крест на терроризме. Что Рамзан какими-то способами - не важно какими - усмирил Кавказ…

- Я с этим согласен не вполне. Кадырову действительно удалось прекратить кровавую распрю в Чечне. Понятно, что это было сделано довольно суровыми методами. Но я не думаю, что проблема решена полностью. Что ее теперь можно снимать с повестки дня. В самой Чечне звучат взрывы, гибнут люди, идут обстрелы. Остались бандиты в горах. Есть внутренние процессы, которые держат в напряженности. Поэтому я пока не могу сказать, что настала эра спокойствия и благополучия на Кавказе. Действительно, в Чечне сегодня спокойнее, чем в других кавказских республиках, но я бы не идеализировал ситуацию. При всем уважении к достижениям ее правительства и народа.

- Недавно вы публично заявили, что Госдума имеет весьма опосредованное влияние на ситуацию, складывающуюся в силовых структурах…

- Поверьте, вот эта ваша формулировка - «опосредованное влияние» - это очень дипломатичная фраза. Я бы сказал, что влияние Госдумы на процессы в стране - незначительное, а не «опосредованное».

- А почему так? Депутаты ведь законы принимают…

- Мне странно слышать вопрос «почему так?» от белорусского издания. У вас, наверное, процессы, происходящие в государстве, такие же. Для вас все это не менее актуально. В России происходит концентрация власти, она достигла неприемлемых размеров. Как я сказал на «Эхе», если почитать конституцию, можно понять, что вы беседуете сейчас со статистом. Парламент, его функции у нас сведены к роли канцелярии, штампующей документы. Суд - это назначаемая структура, которая принимает решения либо по звонку, либо за деньги. Но я не хочу всех обижать - есть и честные судьи, безусловно.

ТЕРРОРИЗМ КАК ПРОБЛЕМА ПРАВИТЕЛЬСТВА

- Теракт в Домодедове выявил прежде всего проблемы в конституционном и государственном устройстве России? И только во вторую очередь заставляет говорить о безопасности?

- Именно так. Теракт выявил системные проблемы, государственные проблемы. А уж потом - все остальное.

- И к деятельности силовиков претензий быть не может?

- Силовиков упрекнуть можно, но лишь отчасти. Действительно, их работа вызывает нарекания. Но, поверьте, если бы только в этом было дело, мы бы порядок уже давно навели. Борьба с терроризмом сегодня - вопрос не силовиков, а мер, которые принимаются на уровень выше. Всей системой власти, системой управления. Это не разговор об отдельно взятом ведомстве безопасности или министерстве внутренних дел. К сожалению, терроризм - это вопрос ко всей системе исполнительной власти России. Ко всему правительству России.

«ТАКОЙ КОРРУПЦИИ КАК В РОССИИ, НЕТ В ДРУГИХ СТРАНАХ»

- В связи с терактом звучат интересные предложения. В интервью Пятому каналу ваш коллега, депутат Госдумы, озвучил идею привлекать к уголовной ответственности даже родственников террористов. Такого рода меры помогут победить?

- Я спокойно отношусь к некоторым искренним заблуждениям коллег, я бы так это охарактеризовал. Они не до конца понимают причины возникновения терроризма и экстремизма в России. Им кажется, что есть простые решения этого вопроса. К сожалению, таких решений нет. Само по себе это предложение выходит за рамки современной цивилизации. Это во-первых. Во-вторых, это не решит, а еще больше усугубит проблему терроризма.

- Проблемы с коррупцией есть во всех постсоветских странах. Почему же только в России ответом на коррупцию стал экстремизм?

- Во-первых, не во всех постсоветских странах есть проблемы с коррупцией. Я имею в виду масштабную, поразившую государство, его структуры и механизмы, коррупцию как опасное явление. Такой коррупции нет в странах Балтии. Во всяком случае, как системного политического явления. Существенно снижен объем коррупции в Грузии. Теперь там есть другие серьезные проблемы, но коррупции стало меньше, в этом направлении сделано много. Объем коррупции в разы меньше в Казахстане. В Беларуси коррупции нет.

- Но у нас с ней постоянно борются!

- Да, но ее у вас в разы меньше, чем в России. Это факт. Такой коррупции, как в России, к счастью, нет в других странах.

ПРО «ПАРАНОИДАЛЬНУЮ» ВЕРСИЮ

- Ну хорошо, в Украине коррупция есть, и ее масштабы неоспоримы. Почему же там коррупция не порождает террористических угроз? В чем тут отличие России?

- Ну, во-первых, говорить нужно не «в Украине», а «на Украине». Произошло от русского «на окраине». На Украине нет проблем, которые загоняются в угол, в подполье. На Украине нет такой разницы в уровне жизни регионов. На Украине нет таких сложных социальных и экономических проблем. Там куда более прозрачная система власти. И возможностей для предотвращения коррупции там гораздо больше. Но давайте не будем идеализировать ситуацию на Украине - у них есть угрозы на будущее. В первую очередь, это Крым. И дай бог, чтобы все те процессы, которые сейчас идут в Крыму, не привели к серьезным радикальным проявлениям.

- Уже прозвучала версия, что с терактом в Домодедове стартовала крупная политическая кампания в России. Быть может, даже выборы президента. Как вам такая версия?

- Весна еще не наступила, а обострения уже начались. Эта версия - на уровне параноидальных психических расстройств.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

- Хорошо, Госдума не обладает полномочиями для борьбы с террором. Но что должна сделать исполнительная власть для предотвращения следующих взрывов? Предложите перечень из 3-4 пунктов…

- Нет такого перечня из 3-4 пунктов, и быть не может. Системные изменения, которые сейчас необходимы в России, невозможно реализовать тремя действиями. Это должны быть серьезные изменения в устройстве. Как в самой власти, в системе правосудия, контроля, в механизмах преодоления социальных противоречий. Предотвращение террористической угрозы уже вышло за рамки набора простых действий, перечисляемых по пунктам.

Я могу сказать только о первоочередных шагах. Но они не будут иметь явной антикоррупционной окраски. Ну, например, дать парламенту право парламентского контроля. Принять закон о контроле за доходами и расходами должностных лиц. Да и вообще всех лиц в стране. Снять барьеры информационной закрытости власти, создать систему открытой информации о действиях органов управления (за исключением гостайны). Ну и начать наконец спрашивать с руководителей, а не ограничиваться наказанием «стрелочников». Не надо назначать «стрелочников» ответственными за все беды российского государства. Вот те меры, которые могут помочь в долгосрочной перспективе.

Виктор МАРТИНОВИЧ

СПРАВКА «БелГазеты». Геннадий Гудков родился в 1956г. в Коломне. В 1978г. окончил факультет иностранных языков Коломенского пединститута. В 1981г. по путевке горкома ВЛКСМ был направлен на работу в органы госбезопасности. Окончил школу контрразведки, Институт им. Ю.В. Андропова, готовивший кадры для внешней разведки. Занимал ответственные должности, награжден медалями. Полковник запаса ФСБ. В 1992г. создал объединение «Оскордъ», лидер в российской индустрии безопасности. В 1999г. избран вице-президентом Московского международного Фонда содействия ЮНЕСКО. В 2007г. избран депутатом Госдумы от «Справедливой России» (зампред фракции). Зампред комитета по безопасности, член комиссии по рассмотрению расходов федерального бюджета, направленных на обеспечение обороны и госбезопасности РФ. Владеет английским и немецким языками.
Добавить комментарий
Проверочный код