Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№2 (776) 17 января 2011 г. Визави

Совсем стыд потеряли

17.01.2011
Оппозиция попала под разоблачение
Фильм Белтелерадиокомпании «Плошча. Железом по стеклу» уже вряд ли может претендовать на звание лучшего идеологического шедевра страны. Статья «За кулисами одного заговора», первая часть которой 14 января появилась под рубрикой «Рассекречено» в газете «Советская Белоруссия», с ходу засыпала обывателя нелицеприятными фактами и просто неприличными суммами финансирования, которые стояли за «большим пшиком - т.н. декабрьской революцией» 19 декабря. Согласно непосредственному указанию Александра Лукашенко, озвученному 20 декабря на пресс-конференции, наступило время в полном объеме проинформировать общественность о «рассекреченных документах переговоров… именах организаторов… схемах финансирования деструктивных организаций». Прокомментировать сенсационные разоблачения «Советской Белоруссией» оппозиционных политиков «БелГазете» согласились политолог Юрий ШЕВЦОВ и шеф-редактор газеты «Народная воля» Светлана КАЛИНКИНА.


ЮРИЙ ШЕВЦОВ: «ПУБЛИКАЦИЯ СОДЕРЖИТ МЕССЕДЖ ДЛЯ ЗАПАДА: НЕ НАДО НА НАС ДАВИТЬ»

- Накануне скандальных публикаций в рупоре администрации президента - газете «Советская Белоруссия» Европарламент приступил к выработке очередной зубодробительной резолюции по «белорусскому вопросу». И как вам предварительный текст резолюции?

- Концепция резолюции представляет собой нечто парадоксальное. Я с таким еще не сталкивался! Жесткие политические санкции против госслужащих и политической системы, но одновременно - очень широкое открытие границ для граждан. Я такого не помню даже в отношениях США и Кубы. Там все это провозглашалось, однако, когда дошло до дела, Фидель дал возможность выехать не только политическим эмигрантам, но и разного рода криминалу. Был момент, когда на набережной Гаваны строили плоты, чтобы отплыть в США, но Штаты стали перехватывать этих людей, заворачивать назад. То, что делает ЕС, превосходит даже то, что тогда провозглашалось Штатами - это декларативная модель санкций. Еще один ее компонент - резкое увеличение вливаний в оппозицию. На Кубе, где оппозиция тоже очень радикальная, это не сработало. Не сработает и здесь. Такими санкциями политическую систему в Беларуси не свалить.

Массированные вливания в нашу оппозицию сами по себе не будут способствовать даже заметному ослаблению политической системы в Беларуси. Просто оппозиция станет более влиятельной, но в то же время еще более отличной по культуре от основной части общества. Это уже сейчас совсем другая субкультура, а представьте себе, что их станет полмиллиона! По-моему, кубинских эмигрантов во Флориде больше миллиона, и это не ослабляет кубинский политический строй. А ведь у кубинской оппозиции нет такого сильного культурного контраста с кубинским обществом, чтобы даже язык часто был другой. А здесь есть.

- А случайно ли, что уже на следующий день после обсуждения резолюции «Советская Белоруссия» опубликовала обещанный компромат на оппозицию?

- Я этого знать не могу, поэтому могу попробовать лишь оценить политическое значение этой статьи. Лукашенко приказал опубликовать компрометирующие материалы еще 20 декабря на своей пресс-конференции. Возможно, ждали, пока закончатся праздники.

В крупных городах люди могут со скепсисом смотреть на эту публикацию, но в целом по стране она будет воспринята так, как ожидается. Для тех людей, которые попали под страшную статью о массовых беспорядках, теперь уже почти наверняка закрыта политическая деятельность внутри страны, пока у власти Лукашенко. Не думаю, что они будут сидеть 5-15 лет, за это время еще пару раз будут приливы-отливы в отношениях с Западом, и они окажутся на свободе раньше. Но сомневаюсь, что они останутся в стране. Собственно, «Хартия'97» уже получила офис в Варшаве, это первая ласточка.

Публикация в «СБ» показывает, что пока всё всерьез, что в ближайшее время этих заключенных никто выпускать не будет. Один из еврочиновников озвучил ультиматум европейцев: до конца месяца все заключенные по этой статье должны быть освобождены. Публикация содержит ответный месседж для Запада: не надо на нас давить.

- Статья содержит выдержки из якобы изъятого стратегического плана кампании «Говори правду». Эффективны ли в Беларуси указанные там политтехнологии вроде распространения слухов - к примеру, о слабом здоровье президента, об использовании в строительстве АЭС опасного китайского реактора и т.д.?

- Такого рода технологии всегда эффективны в борьбе с лидерами харизматического толка, которые выстраивают такую жестко централизованную политическую систему, как в РБ. В таких системах происходит сакрализация лидера, его воспринимают не просто как чиновника, а как человека с определенной миссией. Слухи, анекдоты, смеховая агрессия эффективны в таких политсистемах до определенного предела. В СССР процветали анекдоты, частушки, но сама по себе смеховая агрессия такую систему не свалит.

- А можно ли прослушивать телефонные разговоры и публиковать их распечатки, если уголовное дело еще не возбуждено и санкция прокурора отсутствует? Что это за тотальная слежка?

- Если речь шла о подготовке госпереворота и это будет доказано на суде, значит, спецслужбы не зря едят свой хлеб. Значит, они вскрыли подготовку заранее, и дальше вступил в действие юридический механизм, который разрешает их превентивную работу в таких случаях. По законодательству юридически все было сделано верно. Спецслужбы выполнили свою задачу: если была подготовка госпереворота, то они его предотвратили. Но окончательно оценку событий 19 декабря должен дать суд.

- Вы верите, что оппозиция действительно получала от западных доноров отнюдь не детские суммы денег, как указано в этой публикации?

- Суммы в этом материале указаны как раз таки небольшие: в совокупности хорошо, если миллион-два набегает. Это небольшие деньги для политической кампании в 10-миллионном государстве. Эта кампания не стоила $2 млн. - она стоила больше. Думаю, более реалистична цифра, озвученная в фильме «Железом по стеклу»: там говорилось, что на кампанию Некляева на Западе было выделено $16 млн., из них до Беларуси дошло примерно $1,5 млн. А ведь, кроме Некляева, были и другие команды.

Несколько лет назад в литовском парламенте случился скандал: прозвучали обвинения, что литовские чекисты украли то ли несколько десятков миллионов долларов, то ли даже полмиллиарда, выделенных США на борьбу с Лукашенко. Здесь, наверное, сумма должна была быть сопоставима.

- Оппозиция называет статью «враньем», говорит, что даже разговоры по скайпу сфабрикованы. Вы считаете изложенные там факты достоверными?

- Когда идет следствие, да еще по таким сложным делам, все решает суд. Мы здесь ничего сказать не можем. Но если оценивать публикацию с точки зрения политической, можно сказать одно: такие разговоры о деньгах должны были вестись, такие цели и суммы всегда сопровождаются соответствующей коммуникацией.

- Почему сценарий «цветной революции» в Беларуси не сработал?

- Было две модификации цветных переворотов на постсоветском пространстве за последние 20 лет. Первая - это мирная революция, как на Украине: митинг в центре столицы (своего рода карнавал), потом выборы, оппозиционные эксит-поллы дают иные цифры, чем официальные результаты, западные СМИ объявляют выборы сфальсифицированными, дальше - мирная блокада правительственных зданий. Власть боится применить силу, опасаясь Запада. Ведь власти почти везде в постсоветских странах коррумпированы, деньги держат на Западе и боятся без них остаться.

В прошлом году впервые эффективной оказалась другая модель. Долгого мирного «карнавала» там не было. В Молдавии, и особенно в Киргизии, произошла очень быстрая эскалация насилия, митингующие пошли на штурм правительственных зданий. То, что было у нас, очень напоминает в легкой форме киргизский вариант: мы стояли за волосок от жертв. Они могли быть, если бы толпа всерьез ворвалась в Дом правительства: служба безопасности была обязана в таком случае стрелять.

Также могли быть большие жертвы в давке на площади - было скользко, людей было много. Если бы была применена иная модель разгона, случилась бы почти неизбежная давка и жертвы. Можете представить, что в случае большого количества жертв творилось бы внутри страны и в дипломатической сфере.

Почему в Беларуси не удалась «цветная революция» ни по одному из обычных для постСССР сценариев? Потому что в Беларуси политсистема выстроена не по олигархическому принципу, а по бюрократическому. У нашей бюрократии не так много денег на Западе. К тому же, чем выше человек стоит на иерархической лестнице, тем больше он отчужден от Запада: до недавних пор даже действовали санкции против высшего уровня руководства. С другой стороны, выстроена эффективная вертикаль власти, которая не боится в критической ситуации применять силу. Причем умеет ее применять и, в отличие от, например, Киргизии, умеет применять ее эффективно и не переходя допустимых в обществе граней. Думаю, эти два момента - главное.

- Скажем, три человека били стекла в Доме правительства, тридцать снимали это на камеры - адекватна ли была при таком раскладе жесткая зачистка всей площади?

- Не три человека там били стекла. Судя по видеозаписям, там было как минимум несколько десятков человек. Было две попытки ворваться в здание. Попытки ворваться в здание длились около получаса.

Сама по себе зачистка площади была проведена, насколько это возможно в таких случаях, гуманно. Сначала толпу отсекли от здания, постучали по щитам, предупредили, забрали лидеров, чтобы вокруг них не скапливались люди. Затем был занят центр площади - не дали возможность образоваться людскому кому. Дальше стали по секторам где-то вытеснять, где-то паковать в автозаки. Причем омоновцы не шли безостановочным бульдозером: они делали «набег», на какое-то время останавливались, делали зверские рожи, стучали в щиты, давали людям возможность отодвинуться. Они не создавали ситуации массированной паники, бегства и жертв - ни газа, ни водометов на морозе, ни пуль резиновых, ни даже шумовых гранат не было. Но, безусловно, это был силовой разгон митинга, и многим демонстрантам при этом досталось.

- Зачем же сейчас идет полное вытаптывание оппозиционного поля? Не должен ли победитель, с таким диким заделом опередивший противника, отнестись к нему более гуманно?

- Ничего сногсшибательного не происходит: идет следствие и обычные следственные действия - обыски, задержания. Белорусские стадионы не забиты заключенными. Те, кого задержали при разгоне, получили административное наказание и уже вышли практически все. Ничего такого, выходящего за рамки белорусского законодательства, не происходит. Просто само следствие не останавливается сверху, идет по своим рутинным правилам.

- В сюжетах о разгоне на БТ присутствуют ссылки на западный опыт: мол, там жестоко разгоняют всех несанкционированных демонстрантов. Но, к примеру, во время протестов в Греции жестокий разгон начался только после того, как сотни хулиганов принялись жечь авто, магазины, банки и госучреждения. Мирному хождению с антиправительственными лозунгами в Европе никто не препятствует…

- Надо честно признавать: разгон произошел после того, когда начался «штурм» здания Дома правительства. Пока было мирное хождение с лозунгами с одной площади на другую, тоже никого не трогали. Хотя это было нарушение законодательства, несанкционированный митинг. К тому же на Октябрьской площади было провозглашено правительство, от имени которого дальше и совершались действия демонстрантов. Этого уже вообще-то было достаточно для разгона. Но от имени этого правительства безо всяких разгонов зачитывалась декларация еще и на пл. Независимости.

- Теперь западный вектор окончательно свернут? Столько усилий было потрачено на налаживание диалога с Европой, Александр Григорьевич лично сетовал, что не стоит «лететь на одном крыле», т.е. рассчитывать сугубо на Россию. У нас так и не отрастет второе крыло?

- Мы сейчас переживаем кризис взаимоотношений с Европой. Но если была попытка госпереворота, если суд подтвердит это, тогда наша власть имеет право полагать, что все это время некие силы на Западе попросту пытались отвлечь наше внимание и подготовить условия для переворота.

Что дальше - зависит от многих факторов. Санкции, которые предполагается ввести, для Беларуси не очень опасны. Никто не закрывает границу - наоборот, открывает. То, что на Западе окажется значительная часть оппозиции, тоже для политической системы Беларуси не опасно. Не исключено, что в ходе кризиса произойдет расчистка поля от тех камней, препятствий, которые мешали выстраиванию отношений. Люди, которые были непримиримо настроены по отношению к власти, будут убраны с политического поля. Скорее всего, такая расчистка политического поля и была главной целью некоторых кругов во время событий 19 декабря. Время покажет.

Беседовала Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ

Справка «БелГазеты». Юрий Шевцов родился в 1966г. в Брестской области. В 1988г. окончил истфак БГУ. В 1991-98гг. жил в Литве, где преподавал в Институте политических наук и международных отношений Вильнюсского госуниверситета, был сотрудником Института культуры и искусства АН Литвы; 1998-2005гг. - директор Центра по проблемам европейской интеграции ЕГУ. С 2005г. до сегодняшнего времени - директор независимого центра с тем же названием. Работает в качестве политтехнолога в Центральной Азии и на Кавказе. Автор ряда книг и множества статей по вопросам политики и геополитики постсоветских стран.

СВЕТЛАНА КАЛИНКИНА: «Я ХУЖЕ ДУМАЛА ПРО НАШУ ОППОЗИЦИЮ»

-Как вам «слив», опубликованный «Советской Белоруссией»?

- Это - идеологическое подкрепление версии заговора, озвученной Александром Лукашенко на пресс-конференции. Подкрепление слабодоказательное и, скорее, художественное. Рассчитанное на то, чтобы у большинства людей, которые его прочитают, было ощущение, что 19 декабря в стране готовились страшные события, что милиция не безосновательно калечила людей, ломала им ноги и действовала крайне жестко, а предотвращала госпереворот.

- Насколько этот материал компрометирует оппозицию в глазах рядового обывателя?

- Для меня в этом материале ничего сенсационного опубликовано не было. Вторая его часть (продолжение публикации в номере от 15 января. - «БелГазета») - это вообще какой-то теоретический учебник для тех, кто хочет перевозить в Беларусь наличные суммы денег: как это можно делать и как это делать удобнее.

Мне сложно сказать, какая реакция на этот материал будет у людей, которые не интересуются политикой и просто будут читать и верить. Я уже слышала очень разные реакции: от «снова вокруг Беларуси заговор врагов» до мнения «если в оппозиции есть деньги, чего мы сидим на нашу маленькую зарплату в библиотеке - надо идти в оппозицию и нормально жить». С профессиональной точки зрения это довольно слабый материал. А главное - он совершенно никаким образом не подтверждает, что 19 декабря готовились какие-то массовые беспорядки, что у оппозиции была сознательная установка на штурм Дома правительства.

А если вспомнить, что перед выборами Лукашенко неоднократно говорил о финансировании оппозиции из Москвы, то нынешний вброс компромата прямо перечеркивает его версию. Я думаю, что эта статья - еще и попытка сделать «правды» для разного пользования. С одной стороны, министр иностранных дел Мартынов в Европе практически открытым текстом говорит, что беспорядки финансировались Москвой; здесь - для белорусского и российского пользования - говорится, что деньги шли из Германии и Польши; по телевидению говорят, что кампания Некляева финансировалась американцами… Какую-то логику здесь искать довольно сложно, как и сказать, какая из этих версий правдива. Здесь, наверное, имеет место попытка испугать сразу всех.

- А разве вы отказались бы напечатать материал о схемах финансировония белорусской оппозиции в своей газете?

- Кроме сенсационных материалов, существуют еще и суды. Какими бы «жареными» ни были материалы, ни одно издание, в т.ч. «Народная воля», не сможет их опубликовать, если нет доказательств. Если бы этот материал сопровождался доказательствами, то «Народная воля» вполне могла бы его напечатать, отчего бы и нет.

- Какие факты, приведенные в статье «За кулисами одного заговора», показались вам совсем уж вопиюще недостоверными? Что в статье возмутило больше всего?

- Сложно сказать, что там достоверно вообще. Уже вчера, после первой серии публикаций, целым потоком шли опровержения от людей, которые могут что-то опровергать и при этом находятся на свободе. Самым же вопиющим фактом здесь является то, что с родственников, с адвокатов, со свидетелей берутся подписки о неразглашении тайны следствия (они не могут даже говорить, чем интересовались следователи КГБ) - и одновременно на людей, которые даже не могут ответить, выплескивается целый ушат компромата. С одной стороны, используя закон, людям заткнули рты, а с другой - это дало возможность главной госгазете печатать все, что ей захочется.

- Неужели факты финансирования белорусской оппозиции Западом стали для вас сенсацией?

- Поскольку в Беларуси нет закона, по которому политические партии финансировались бы из госбюджета, то я не вижу ничего удивительного в том, что какие-то фонды оказывают оппозиции финансовую поддержку - если, конечно, оказывают. За это им надо только сказать большое спасибо. Эти президентские выборы оппозиция проводила без большой финансовой поддержки - кампания у всех оппозиционных кандидатов была довольно бедной.

- В первой части «За кулисами одного заговора» упоминается о финансировании неких медиаисточников. Вам не предлагали поучастововать в одной из таких схем?

- Если бы мне предложили писать речи для Владимира Некляева, Андрея Санникова, Виталия Римашевского или Григория Костусева и предложили за это деньги - я бы, конечно, согласилась. Но не предлагали. Наверное, я оказалась специалистом не того уровня.

- Совпадение даты публикации статьи «За кулисами одного заговора» и принятия Советом Европы резолюции по Беларуси - случайность?

- Скорее всего. «За кулисами одного заговора» - это попытка оправдаться перед белорусским народом, если реакция Европы будет, как обещано, достаточно жесткой и всеобъемлющей. Но сам Минск уже просто гудит от того, что произошло 19 декабря - у каждого есть либо знакомые, либо коллеги, либо соседи, которые уже попали под маховик репрессий. Власти в любом случае просто отмолчаться не могли - им надо было придумать любую версию, которая бы объясняла эту дикость в XXI в.: бить мирных людей по голове, а тех, кто упал, избивать ногами!

- Основные зачистки были проведены 19 декабря. Почему сейчас идет кампания по выкорчевыванию всего и вся?

- Такие действия спровоцировали реальные результаты президентских выборов. Я думаю, что для Александра Лукашенко стало очень неприятным открытием, что только с большой долей условности можно говорить о том, что он - всенародно избранный президент; что очень сильны протестные настроения. То, что началось 19 декабря и продолжается сейчас, - это попытка окончательно придушить все те ростки свободы, которые появились за два последних года в Беларуси, и вернуть ситуацию к, условно, 2007-08гг., когда большинство общественных организаций и партий лишний раз не могли поднять голову.

- Может ли за этим стоять желание власти создать на выжженной земле подконтрольную оппозицию?

- Попытки властей создать квази-«третий сектор» предпринимались давно, но это - бессмысленные шаги. Наша власть устроена так, что голоса даже мягкой критики воспринимаются как враждебные. Это изначально провальная идея - любая карманная оппозиция рано или поздно будет враждебна этому режиму.

- Вам не кажется, что подобные публикации полезны в т.ч. для Запада, - позволяя как под лупой пересмотреть схемы финансирования белорусской опозиции, оценить степень эффективности использования ресурсов?

- Западные фонды давно координируют свою деятельность между собой и сами прекрасно знают, что, кому и на какие цели поступает. Я бы, скорее, говорила о том, что у Запада сейчас есть хорошая возможность изучить работу пропагандистской машины. Кэти Фитцпатрик (исполнительный директор правозащитной организации «Международная лига прав человека». - «БелГазета») выступила 14 декабря с большим материалом, в котором написала, что белорусам она не давала ни копейки - у нее просто нет таких денег, а если бы были, то она очень хотела бы их белорусской оппозиции предоставить. А в «Советской Белоруссии» читаем, что она дала оппозиции $211 тыс. Я думаю, такое попадание пальцем в небо - самое лучшее свидетельство того, насколько серьезно работают у нас спецслужбы и что у нас впереди - пропаганда или правдивость информации.

- Почему схема проведения «цветной революции», приведенная в «СБ» и оправдавшая себя во многих постсоветских государствах, не сработала в Беларуси?

- В Беларуси давно нет системной оппозиции. На Украине, например, Майдан был возможен только потому, что оппозиция была в парламенте, что мэр Киева был на стороне Ющенко… В Беларуси за 16 лет политическое поле было настолько зачищено, что даже если бы у нас чисто теоретически случился бы Майдан или Плошча, то я не понимаю, к кому Плошча должна была апеллировать, у кого что требовать? В этих сценариях революций мне всегда непонятен их финал. Мне кажется, в Беларуси смена власти произойдет не с помощью революции, а методом номенклатурного переворота.

- Что бы вы посоветовали западным фондам, если они и дальше будут поддерживать белорусскую оппозицию?

- Я бы в первую очередь советовала усилить правозащитное движение, дать возможность помочь людям и семьям, попавшим под репрессивную машину, оплатить адвокатов и юристов. В нынешних условиях это очень важно. Второе важное направление - СМИ: как только приоткрывается какая-то малейшая форточка, мы сразу видим изменение настроений в обществе. Повторю, СМИ - это очень важное направление. И третье - поддержка партий и организаций, которые занимаются не мифическими умопостроениями светлого будущего, а реально работают уже сегодня.

- Во второй части «За кулисами одного заговора» градус сенсационных разоблачений явно снижается. Не превратится ли скандальный компромат в мыльную оперу?

- Я, конечно, не знаю, сколько там «серий» задумала «Советская Белоруссия», но эту мыльную оперу мы будем в том или ином виде наблюдать, даже если закончится серия этих публикаций. Что же касается снижения уровня сенсационности, то я вообще удивлена: после тотальной прослушки телефонов, после месяца допросов, обысков, изъятия техники - и никаких откровений и неожиданностей нет ни в первой публикации, ни во второй, ни даже в фильме «Плошча. Железом по стеклу»! Честно вам скажу, я хуже думала про нашу оппозицию - я считала, что уровень конспирологии у нас значительно ниже.

Беседовал Максим ИВАЩЕНКО

Справка «БелГазеты». Светлана Калинкина родилась в 1970г. в Минске. В 1991г. окончила факультет журналистики БГУ. С 1992г. - корреспондент, а затем - политобозреватель информагентства БелТА. Работала в газете «Имя». С 1996г. - первый замглавного редактора «Белорусской деловой газеты». C 2002г. - главный редактор «Белорусской деловой газеты». С 2003г. - шеф-редактор газеты «Народная воля».
Добавить комментарий
Проверочный код