Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№2 (776) 17 января 2011 г. События. Оценки

Штырь программы

17.01.2011
Снят главный киношедевр Беларуси
Если когда-нибудь вам нужно будет объяснить вообще ничего не понимающему иностранцу, что такое наша милая, уютная страна, не пытайтесь давать ему читать газеты. Не подсовывайте Короткевича. Не рассказывайте историю - все равно запутается. Просто покажите ему двухсерийный фильм, первая часть которого была снята на БТ и называется «Плошча. Железом по стеклу», вторая - анонимами и называется «Требуем правды и свободы». Объясните бедолаге, что Беларусь - где-то посередине двух этих фильмов. И даже не так: что Беларусь и есть тот раскол, который фильмы выявляют.
Виктор МАРТИНОВИЧ



Фильм «Плошча. Железом по стеклу» стала дебютом нового руководителя Белтелерадикомпании, театрала Геннадия Давыдько (вообще-то, авторов произведения зашифровали - титры в фильме отсутствовали, а театрал солировал закадровым комментарием. - «БелГазета»). Дебют получился атомный. Он включил в себя все то, что нужно было сказать про Площадь, и еще немного в качестве коричной посыпки на пенку для ценителей. Чрезмерность фильма, его стремление представить героев не просто уродами, а какими-то сгустками чистого зла, выявляет эпизод с объяснением, что на самом деле произошло с группой Владимира Некляева у его штаба. Сначала в фильме рассказывается, что в микроавтобусе, который охраняли сторонники экс-кандидата, на самом деле была не звукоусилительная аппаратура, а взрывчатка и оружие. Зрителю показывают эту взрывчатку и оружие, и становится страшно - как много взрывчатки и оружия! Голос высокопоставленного ведущего за кадром сообщает: милиция интересовалась содержимым автобуса и оказалась не разочарованной, вскрыв его.

Но дальше фильм отходит от привычной милицейской версии и углубляется в теорию заговоров. Последняя подана здесь в строгом соответствии с голливудскими канонами монтажа и озвучки: в темно-фиолетовых тонах, пэкшотами. Вот Николай Статкевич стоит рядом с Некляевым. А что он тут делает? Он ведь звал всех к вокзалу! Вот Некляева бьют. Вопрос: кто бьет Некляева, как не Статкевич с еще одним экс-кандидатом Андреем Санниковым? Санников к вокзалу не звал, но это точно его рук дело!

Чрезмерность фильма путает карты, заставляет задаться вопросом: а кто ж тогда «накрыл» микроавтобус с оружием и взрывчаткой? Тоже люди Статкевича и Санникова? Или все-таки правоохранители? Но что они делали там, где Статкевич и Санников били Некляева? Почему не заступились? Не отругали, не наказали?

Но во время просмотра «Железом по стеклу» вопросами задаваться не стоит. Нужно откинуться перед телевизором, расслабиться и позволить этому фильму войти в твое сознание, захватить его полностью. Иначе не поймешь, что такое родина, просмотрев вторую серию.

Вообще, в «Железе…» очень много оружия. Собственно, его финальный посыл - то, что оппозиция на самом деле никакая не оппозиция, а гвалт, кровь и насилие, отсылает к глубинным архетипическим страхам белорусов. Либо Лукашенко, либо война, т.е. канистры с бензином, топоры и штыри, снятые на пл. Независимости белорусским ТВ. Про штыри в фильме рассказывают вдохновенно. Радует эпизод про звонок на завод, в ходе которого у директора просят продать партию железной арматуры. Еще больше радует то, что штыри, оказывается, можно использовать в качестве метательного оружия. Кто придумал эти штыри, неизвестно, но они должны навсегда закрепиться в визуальном поле в качестве символа оппозиции.

В чем смысл фильма «Железом по стеклу»? Зачем было на всю страну показывать кадры, на которых видны тысячи людей, сгрудившихся у Дома правительства, - в ситуации, когда про эту гигантскую толпу пропагандистам логичнее было бы забыть? Судя по всему, смысл здесь - в захвате визуального господства. Нации показали кадры, которые часть нации уже видела и показывала родственникам. Однако эти кадры были перемонтированы, выстроены в сюжет и снабжены нужным комментарием. Монополия YouTube на Площадь-2010 снята. Теперь Площадь стала еще и пропагандистским феноменом.

Вторая серия белорусского национального киношедевра называется «Требуем правды и свободы», сделана неизвестными и имеет хронометраж всего 10 минут. Она появилась на YouTube 13 января. Принцип - тот же, что и в «Железом по стеклу» - широко известные съемки, закадровый голос, их объясняющий. Во второй серии этот голос - женский и белорусскоязычный, что полностью отвечает социологии белорусского протеста, в котором зачастую мужчины играют пассивную роль при героических, смелых женщинах.

Феномен фильма «Требуем правды и свободы» (и обоих фильмов, вместе взятых) в том, что вторая часть представляет диаметрально противоположную точку зрения на произошедшее на площади. Самый мощный ход авторов - показать кадры площади сразу после завершения штурма и задаться вопросом: а где, блин, топоры, ножи и штыри? Где бутылки с зажигательной смесью? Где пустая тара из-под пива? Кто их туда принес, если сразу после разгона снег был чист, как слеза младенца?

Смысл «Требуем правды и свободы» - не просто доказать, что «Железом по стеклу» врет. Второй фильм восстанавливает визуальное доминирование. Адептам сильной и процветающей есть что показать своим политизированным детям, а детям - есть чем возразить.

Жанр получившегося двухсерийного продукта - политический детектив про раскол субъекта. Его главным героем является сознание смотрящего, которое сначала должно по-детски поверить высокопоставленному дяде, читающему комментарий, а затем ужаснуться тому, как нагло был обманут. И так - до тех пор пока не выйдет третья серия, опровергающая первую, и четвертая, опровергающая третью.

Мировая кинодокументалистика порвана - ни в одной из стран понятия добра и зла не являются настолько подвижными, как в Беларуси. Только мы, нация, для части которой Некляев - герой, для другой части - наймит Кремля, для третьей - агент Запада, могли спродуцировать это чудо. И до тех пор, пока свойства массового сознания, положенные в самую основу этого фильма, не изменятся, глупо ожидать в Беларуси каких-либо сдвигов.
Добавить комментарий
Проверочный код