Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№2 (776) 17 января 2011 г. Накоротке

Работница «Пинскдрева»: «Он не такой плохой дядька»

17.01.2011
 
В результате взрыва, произошедшего на предприятии «Пинскдрев-ДСП» 25 октября 2010г., погибли 14 человек. Тела двух рабочих были обнаружены спасателями под завалами, остальные скончались в больницах от сильных ожогов. 27 ноября гендиректор ЗАО «Пинскдрев» Лоран Аринич подал заявление об отставке, мотивировав свое решение проблемами со здоровьем, а 22 декабря отозвал заявление в связи с выздоровлением. Однако увольнение все же произошло. Как сообщает «Радио Свобода», всем сотрудникам, не согласным с решением концерна «Беллесбумпром» о назначении нового руководства, предложено уволиться либо по собственному желанию, либо в одностороннем порядке.
Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ



«Не знаю, почему его уволили, - рассуждает мастер фанерного завода ЗАО «Пинскдрев», пожелавшая сохранить анонимность. - Зарплата у людей вовремя выплачивается, все есть. Если там махинаций никаких не было, может быть, не стоило его снимать? Может быть, пускай бы работал? Он не такой плохой дядька. Не ожидала, что уйдет с позором. Хотя после аварии люди стали сильно против Аринича».

О ВЗРЫВЕ

Она вспоминает день взрыва:«Пропустила весть о взрыве между пальцев: не часто, но и раньше бывали такие случаи - пожар, мелкий какой-то взрыв. Но вскоре поняла, что случилось что-то ужасное. Я знала погибших, замдиректора Сашу. Мне сказали, что он жив, чуть обгорел. Ну жив да и жив. Потом начали приходить вести, что умирают пострадавшие. И Саша тоже».

Цех ДСП «за последние 5-6 лет был первым по зарплате. Все давление было на эти пеллеты и эту плиту ламинированную. Фанерный по зарплате только месте на седьмом был». Причины «сразу были ясны: где-то взорвалось из-за скопления пыли. Я, как мастер, знаю: нам отведено полчаса перед началом работы и полчаса после на уборку. Но любой мастер хочет быстрее убраться, чтобы кубов наклеить, быть лучшим, первым. Там же эта щепа, стружка, пыль. Думаю, где-то была плохо проведена уборка оборудования, попала искра».

Мелкие аварии «бывали и у нас, на фанерном заводе. Где-то что-то загорится, своими силами, огнетушителями это все за пару минут потушим. У нас тоже пеллеты. Только на ДСП они маленькие, а у нас - это такие брикеты, как вот торф, только белого цвета. Такая комната небольшая, там столько этой пыли».

После пожара «очень страшно работать. У нас сушилки работают на мазуте, но они подключены к газу. Если кончается мазут или ломается мазутный котел, сразу, чтобы не было простоя, их переключают на газ. Малейшая утечка газа - это ужас. Первое время люди боялись очень сильно ходить на работу. Когда произошел этот взрыв, вторая смена на заводе работала. Люди подошли к директору: отпустите нас домой, дышать нечем. Он сказал: работайте! Никому нет ни до кого дела».

О ЖЕЛЕЗНОЙ ДИСЦИПЛИНЕ И ТРАУРЕ

Оборудование она считает несколько изношенным: «У нас пресса 1956 г.в., пилы. Сколько им лет! Где будет то качество? Вот оборудование надо настроить по книжке. Начинаем настраивать по книжке - не получается качественная фанера. Начинаем настраивать по-своему, как уже приноровились за долгие годы. Надо новое оборудование! Поменяли старые сушилки, которые давали 20 кубов в смену всего, на новые. Они считаются новыми, но они б/у, где-то куплены за копейки, где они уже износились. Есть пара новых линий».

«На фанерном скользящий график, он сутками работает, - сообщает работница. - Остановился 1 января, на 7 января и когда Пасха. Постоянно крутится, крутится. Где же там будет что-то не изношено? Как будто мы молокозавод или хлебозавод, выпускаем продукцию для питания!»

Жаловаться рабочие «боялись. Бесполезно. Говорили, что у Аринича все куплено, схвачено. Сколько раз люди говорили: вызовем санстанцию, лабораторию! Ничего не добьешься. Некоторые пугали, что уволят или что начальство потом припомнит: ага, вот ты же на меня кричала, повышала голос, против меня шла, а сейчас хочешь отпуск? Нет тебе отпуска».

Дисциплина железная: «Мы как каторжники. Ну не как каторжники, но не дай бог ты опоздаешь на работу на минуту, не дай бог на минуту раньше уйдешь. Если директор хочет человека наказать - что-то не то сказал, не так выразился, он всегда найдет повод как-то прижучить. Может, поэтому у нас на фанерном и дисциплина. Помню, как раньше, лет 11 назад, на работе дни рождения замачивали, пили, пьяные приходили. Сейчас такого нет. Сейчас порядок, дисциплина. Может, так и надо, чтобы люди боялись».

После взрыва люди «были в шоке, траур ввели уже после того, как 1 ноября похоронили последнего человека. В ноябре должно было быть сколько-то там лет заводу. Говорили, что был заказан ресторан, бар. Правда, празднований не было, отменили все огоньки - ни Нового года, ничего не праздновали».

Оппозиция была права, призывая к национальному трауру: «Я смотрела по ТВ - в Америке где-то убили 9 человек, объявили траур по всей Америке, президент приехал в маленький городочек всех поддержать. А у нас…»

ОБ УЖАСНОЙ ПЛАНЁРКЕ

После выборов «такая свистопляска пошла. Директора сняли, замдиректора по экономике сняли - перестройка кадров! Рассказывали, что на днях была планерка, представили нового директора, Судника, он собрал всех своих приближенных познакомиться. Поснимал много людей с должностей. Якобы сказал: мы не сработаемся, вам пора на пенсию, я буду работать с молодыми кадрами. Говорят, ворвался Аринич, начал всех обзывать предателями, отбирать стул у этого Судника, выгонять его из кресла. Не знаю, правда ли! Но говорят, что планерка была вообще ужасная!»

Экс-гендиректор поначалу «решил поступить мудро, написал в отставку. Потом его приближенные написали письмо, что без него никак. Но, видно, Лукашенко разозлился из-за аварии. Понимаете, ведь всех этих успехов «Пинскдрева» добился Аринич! Это его детище! Филиалы пооткрывал, магазины в других городах пооткрывал, молодец! Хапал? Не знаю… Может, ему стоило самому уйти. Доработал ты до 60 лет - дай дорогу молодым! Но с таким позором вылетать, с таким позором выгонять - некрасиво».

Говорят, «если к нему ходили на прием за помощью, денежной помощью, всегда помогал. Помогал деньгами, если кто-то умирал. Но если кто-то провинится - такой строгий! На некоторых отчетных собраниях у него пена изо рта летела! К работе он такой человек! Добился всего. Но если нужна была ласка, давал и ласку. Мне он нравился как руководитель. Но почему-то меня от него отвернуло после этой аварии».

«Никто, как Аринич, не будет заниматься этим предприятием, - предполагает рабочая. - Сейчас пришел левый человек. Ну не левый: раньше, говорят, работал тоже на «Пинскдреве». Теперь все будет государственное. Все боятся, что упадет зарплата. Но вряд ли жалеют, что Аринич уходит. Просто боятся, что станет хуже, чем есть».

О ЗАБАСТОВКЕ И ТУРКАХ

На предприятии нет такого человека, который «тряханул, поднял бы людей. Ведь бастовали уже раньше: час посидят, а потом встают и идут работать. Многие после этого взрыва хотели бастовать. Но нет такого человека, кто подговорил бы всех, подтолкнул, наставил на путь истинный. Раньше были такие женщины-пенсионерки. Если кто-то не слушает, они говорят: «Только попробуй встать и пойти работать! Мы же тебе лучше делаем!» И уважали, сидели. Сейчас таких нет. Молодежь боится, наверное».

На выборах президента «я за Лукашенко не голосовала. Раньше все за него, за него… Я никого другого из кандидатов и не знала, может быть. Но именно после этого взрыва я не голосовала за него. Доверие к нему у меня иссякло. Знакомые с фанерного тоже не голосовали. А другие говорят: ну за кого еще? Многие были уверены, что все равно будет он. Если бы они знали, что от них зависит судьба президента, то голосовали бы по-другому. А так без разницы».

Она не знает альтернативных кандидатов: «Ко мне заходили сборщики подписей. Хотелось, чтобы человек был другой, что-то изменилось бы. Я там расписалась - не помню даже за кого. Я не сомневалась в том, что будет Лукашенко. Хотя уже хватит, пусть бы кто-то другой был! Отдыхала в Турции, там на базаре турок говорит: вы из Беларуси? У меня там друг есть Саша, классную работу нашел, на всю жизнь! Вот так турки смеются».

ДЕТЕКТОР ЛЖИ

- Взрыв породил множество слухов?

- Не представляете сколько! Я не раз в автобусе слышала, что погибло чуть ли не сто человек.

- Кто виноват в трагедии?

- Не знаю. Не могу винить людей, что что-то не так починили или плохо убрали. Наверное, так должно было случиться.

- Работники боятся выражать недовольство вслух?

- Думаю, где-то надо дать слабинку людям, а то они сильно запуганы. Дай им волю - так бы себя не вели.

- Чем директор «Пинскдрева» вызвал гнев президента?

- Не знаю, мне казалось, они сильно дружили. Видела по ТВ, как пожимали друг другу руки. Не то что друзьями были закадычными, но, думаю, общались.

- Боитесь выходить на работу после взрыва и гибели людей?

- Зарплата хорошая. Хотя, не дай бог, взрыв был бы на фанерном, где в цеху в одну смену 150 человек! Бегают туда-сюда, что муравьишки. В цеху температура прессов до 150°С, если на улице 35°С - то в цеху 50°С, а на часах (такие часы с градусником) тоже 35°С, как на улице. Вот поставили людям вентиляторы, хоть какое-то охлаждение.

- Трагедия уже забыта?

- Мы помним погибших. Вот замдиректора Саша - какой это был человек! У него жена родила двойню, один из малышей умер при родах, жена через полгода погибла. Он остался с малышом, больным ДЦП. У него своих проблем было выше крыши, но он так хорошо относился к людям! Делал все для них, мог покурить с людьми, такой простой. Хотел, чтобы его производство процветало. 36 лет ему было бы 1 декабря.

- В октябре по стране произошла целая серия пожаров на предприятиях, связаны ли они между собой?

- Изношено оборудование, и нет надлежащего наблюдения. Приходят проверки МЧС, пожарных, находят нарушения. А потом уходят - и ничего.

- Остался ли кто-то без работы после взрыва?

- Нет. Кто знает законы, смог добиться денег, компенсации за потерю работы. Кто хотел - тому предоставили работу.

- Как вело себя начальство после трагедии?

- У нас есть один директор и его племянник, главный инженер, замдиректора по оборудованию. Они на всех этих 14 похоронах побывали на своей машине. Никогда не видела человека, чтобы он так переживал. Он сказал на панихиде: я так устал, 14-й день хороню, почему я не там? Почему такие ребята там, но не я?

- Правда ли, что когда рабочие попросили выдать респираторы, кто-то из начальства ответил: «У нас на всех гробов хватит»?

- «Фанеры хватит вас всех вынести»...

КОНТРАТАКА

- Это самое высокооплачиваемое предприятие в Пинске. Вон на другом заводе мастера получают Br600-700 тыс., ходят в две смены, а у нас даже пару лет назад по 1,5 млн. зарабатывали. Это успех нашего директора, он добился! Конечно, наказаны бываем на Br500 тыс., но мы и премии имеем. Пускай директор фанерного бывает грубым, иногда обидно, хочется встать и сказать: ну как вы так разговариваете, в цеху женщины! Но он добьется всего, что надо, вырвет со рта!
Добавить комментарий
Проверочный код