Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
Статьи о теплых полах. Поставка и монтаж систем теплых полов
tepli-pol.ru
№51 (774) 27 декабря 2010 г. Визави

Свежо предательство -

27.12.2010
но верится с трудом
Неожиданное заявление экс-кандидата в президенты, зампреда Объединенной гражданской партии Ярослава Романчука, сделанное им на следующий день после событий на пл. Независимости в Минске 19 декабря, значительно сократило лагерь его сторонников.
Кирилл БОРИСЕНКО



«Данное мероприятие планировалось исключительно как мирная акция, как выражение мнения граждан, - оперативно распространили государственные телеканалы слова Романчука. - К сожалению, во время митинга на Октябрьской площади Николай Статкевич, Андрей Санников и Виталий Рымашевский призвали и повели людей на площадь Независимости. Там ими были спровоцированы беспорядки и осуществлена попытка захвата здания Дома правительства. Под угрозой оказались жизни тысяч человек». «События ночи 19 декабря поставили под угрозу жизни людей. Санникову, подогреваемому его супругой Ириной Халип, очень хотелось сорвать хрупкий диалог, который зарождался между Беларусью и международным сообществом», - подвел итог трагическим событиям экс-кандидат. Байнет захлестнула волна обвинений Романчука в предательстве, его нецензурно обзывали, упрекая в нарушении элементарных морально-этических норм. Корреспондент «БелГазеты» Кирилл Борисенко обсудил причины и последствия покаянного заявления с самим Ярославом РОМАНЧУКОМ и руководителем оргкомитета движения «Разам» Вячеславом СИВЧИКОМ.

ЯРОСЛАВ РОМАНЧУК: «КОГДА ЛЮДИ УЗНАЮТ ВСЮ ПРАВДУ, ТОГДА ПУСТЬ ПРИНИМАЮТ РЕШЕНИЕ»

- Перед выборами оппозиционные кандидаты провели ряд встреч, на которых предполагалось выработать общий сценарий Плошчы. Каков их итог?

- Я лично ни на одной встрече не присутствовал. На мой взгляд, была попытка поговорить. На эту встречу пришло очень много журналистов, и никакого разговора не получилось. Некляев, Санников, Статкевич публично приняли ответственность за проведение «площади». Я уже неоднократно повторял: я могу взять ответственность за проведение реформ в стране, но на «площадь» мы придем, чтобы провести гражданскую акцию, выразить свою позицию, выразить свое отношение к выборам. Никакого отношения к организации «площади» и к различным ее сценариям мы никогда не имели.

Я действительно хотел прийти на «площадь», чтобы поучаствовать в мирной акции и выразить свою позицию. Я знал, где эта «площадь» будет, - Октябрьская площадь, туда мы и пришли. После 40 минут каких-то невнятных выступлений, не дождавшись даже результатов выборов, Статкевич с Санниковым говорят: «Надо что-то делать», - и идут. Куда идут - в тот момент было непонятно, но они пошли.

Потом оказалось, что они пошли на площадь Независимости. Надо задать вопрос: знали ли они о том, что в Доме правительства все готово, чтобы встретить демонстрантов и даже спровоцировать эту трагедию? Либо они шли туда с другой целью? Этот вопрос, безусловно, нужно выяснить следствию - на чем мы и настаиваем.

- В комментарии «БелГазете» накануне выборов вы говорили: «Люди, которые выйдут на Октябрьскую площадь 19 декабря в 20.00, должны готовить себя к празднику. Если Центризбирком посчитает голоса и назначит второй тур - есть один сценарий, если нет - другой сценарий»...

- Праздник был первые полчаса - потом пришли первые результаты. По результатам эксит-поллов, которые проводила одна российская компания, на 16.00 у Лукашенко было неполных 40%; по опросам социологии, по заказу «Белсата», у него было 30,5%; другое исследование давало ему не больше 40% популярности.

Вопрос второго тура стоял очевидно - другое дело, как надо было добиваться проведения второго тура. И тут одно дело - собраться и объявить, что мы не признаем результатов этих выборов, потому что они были фальсифицированы, и прийти завтра, чтобы видели: люди приходят - значит, они недовольны. Но то, что случилось, было просто на руку тем людям, которые не хотели разрыва самоизоляции Беларуси.

Мне очень хорошо припомнились парламентские выборы 2008г., когда с европейцами были все договоренности относительно того, что - да, будет какое-то включение неких демократов в Палату, и буквально в последний день, в последние часы, как сейчас, - всё в трам-тарарам.

- В день, когда вы сделали скандальное заявление, неожиданно случилась ваша встреча в кулуарах Дворца Республики с главой государства. Как вы узнали о возможности встречи с Александром Лукашенко?

- Первая информация поступила где-то в обед (20 декабря. - «БелГазета»), попросили о встрече, все встретились… в кафе, посидели. Ну, говорит: «Хочешь ли ты задать вопрос Александру Григорьевичу Лукашенко?»

- Кто говорит?

- Ну, из администрации. Я говорю: «Сейчас меня одно интересует: свобода моих коллег, моих друзей, в частности Анатолия Лебедько» (председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько был задержан в ночь на 20 декабря и находится в изоляторе КГБ в качестве подозреваемого в организации массовых беспорядков. - «БелГазета»). «Ну, - говорит. - Да, вот…»

- Встреча с президентом - бонус за сделанное вами заявление?

- Нет, это не был бонус за заявление. Это было… не знаю, что это было. Но заявление было сделано совершенно не для того, чтобы получить возможность задать вопросы.

Я думал, что вопрос будет задан на пресс-конференции (20 декабря Александр Лукашенко проводил пресс-конференцию во Дворце Республики по итогам выборов. - «БелГазета»). Поэтому я готовился к тому, что меня приведут в зал, посадят - и всё. Но до конца пресс-конференции уже доходило, мы смотрели ее по телевизору в холле Дворца Республики, она закончилась, ну, думаю, все, ничего не получилось, и никакого вопроса не будет. Тут пришел в комнату представитель охраны, сказал: «Ярослав Чеславович, пойдемте». Я пошел туда, на втором этаже стоял Александр Григорьевич. Мы поздоровались, он перешел на «ты»: «Ну, у тебя какая-то просьба была, предложение?» Я изложил просьбу об освобождении Лебедько, об освобождении людей и чтобы справедливость восторжествовала. А справедливость - это когда невинные люди не наказываются. Он сказал: «Я вообще не знал, что Лебедько арестован. Но раз он арестован, мы разберемся - я не судья, не могу там ничего гарантировать, но посмотрим». Вот такой был разговор. Он говорит: «Если какие идеи есть, предложения, концепции - приноси». Я говорю: «Конечно же, я вам свою книжку подпишу». Он говорит: «Да, с удовольствием».

- Как выглядел президент во время беседы? Был ли он подавленным, уставшим?

- Абсолютно веселый, в добром здравии, в добром расположении духа - даже лучше, чем на экране. Я первый раз его вижу, но я понимаю, почему многие люди подпадают сразу же под его обаяние. Человек абсолютно уверен в себе, ни капельки усталости. Я почему-то считал, правда, что он выше.

- Почему вы так легко согласились на встречу с человеком, который так или иначе стоял за разгоном Плошчы?

- Кто вам сказал, что это было легко? Это было продолжение двух суток без сна, на огромных нервах, на напряжении. Решение, скорее, попадало в логику необычного: сидишь дома, пишешь статью или чего-то делаешь, тебе звонят - и ты соглашаешься. Это было, безусловно, частью этой всей ситуации, когда стоит самая главная задача - защитить невинных людей.

Есть у нас другой человек, который здесь принимает решения? У меня был такой выбор: либо это сделать, либо это не сделать. Но если бы это не сделал, то потом корил бы себя.

- Возможное получения вами государственного поста - это и есть тот самый «конструктивный диалог оппозиции с властью», о котором столько говорилось?

- Никакого государственного поста на встрече мне никто не предлагал. Мы говорили о возможности сотрудничества по проведению реформ в стране еще во время кампании, еще до этого были какие-то предложения, но они носили чисто теоретический характер: «А что было бы, если бы вы сделали? Вот как вы видите? Что вам для этого надо?» И я подчеркивал, что для этого надо: a) полномочия; b) возможность набирать хорошую команду реформаторов и c) согласование курса, куда идти. Но сейчас, конечно же, главный вопрос - это освобождение всех тех людей, которые были задержаны.

- Со слов президента на пресс-конференции вас уже записывают то ли в помощники к председателю Миноблисполкома Борису Батуре, то ли к председателю Мингорисполкома Николаю Ладутько…

- Мы, собственно, и работаем для того, чтобы нарабатывать платформу и площадки для сотрудничества. И проблема власти заключается в том, что Ладутько, либо премьер Сидорский, либо Батура - они не разговаривают об этом. Поэтому если будет в результате такой кампании диалог (не такой бутафорский, как был в комиссии по страновому маркетингу, не такой, как был в Общественно-консультационном совете, а реальный, с четкими сроками, полномочиями, ответственностью) - вот тогда это будет хороший выход из этого положения. Сотрудничества не может быть на уровне «нацепили погоны - и Романчук идет работать, предает - в кавычках - интересы демократического движения». Вопрос работы в том, чтобы сделать страну такой, как я вижу ее в рамках своей программы.

Тур (замминистра экономики Андрей Тур. - «БелГазета») сначала сказал, что миллион рабочих мест - это все программа смешная. А потом они включили миллион рабочих мест в программу четвертой пятилетки. И практически многие лозунги и темы перешли-перекочевали в программу Лукашенко. Значит, источники идей, которые есть вообще новые, и тех позитивных решений, которые были произведены в стране в последние пять лет, - это наши книжки, наши идеи, наше advocacy, продвижение определенных решений: по плоскому налогу, по принципу регистрации бизнеса, по отмене лицензирования рыночной торговли. Например, по налогам готовы обсуждать хоть завтра; по деловому климату - пожалуйста, есть платформа национального бизнеса; по индивидуальным предпринимателям - пожалуйста; по пенсионной реформе - опять-таки есть такая работа.

- Заявление 20 декабря делал Романчук-политик или Романчук-гражданин?

- Конечно же, не политик. Конечно же, человек, который хотел снять напряжение в системе, которое, на мой взгляд, тогда уже зашкаливало. Причем зашкаливало по всем фронтам. Если ты можешь что-то сделать - клапаном быть, либо какой-то отдушиной, либо просто успокоительным средством, и ты считаешь, что это может помочь… Я в этой ситуации именно так и поступил.

Если кто-то думает, что мне нужна политическая карьера… Политик такого никогда бы не сделал с точки зрения политики, логики демократического процесса, пребывания в оппозиции.

- Насколько морально было осуждать людей, находящихся в заключении?

- Это очень тяжело, но, на мой взгляд, еще более угнетающая ситуация, когда люди невинно страдают и могут остаться за решеткой на 10-15 лет из-за того, что кто-то либо заигрался, либо решил потешить свое эго, либо показать себя таким вот Робин Гудом - парнем, который рвет рубахи, ведет людей на площадь, а потом сваливает или тушуется.

Почему, например, сейчас абсолютно полная заморозка отношений с ЕС, в стране неизвестно что происходит из-за того, что кто-то переоценил свои возможности и революционный дух белорусов? Я все-таки склонен предполагать, что был какой-то сценарий и кто-то в этот сценарий либо сознательно, либо подсознательно подыграл.

- А кем был написан текст заявления?

- Не буду комментировать. Это может повредить тем людям, в защиту которых я выступал. (24 декабря, через два дня после интервью «БелГазете», в беседе с корреспондентом «Новой газеты» (Россия) Ярослав Романчук заявил, что в ночь на 20 декабря его вызвали на встречу сотрудники администрации президента Беларуси - на встрече присутствовали сотрудники личной охраны Лукашенко, - на которой ему показали текст заявления и предложили зачитать его в 8 утра 20 декабря. - «БелГазета».)

- В заявлении вы упомянули имя супруги экс-кандидата в президенты Андрея Санникова, журналистки Ирины Халип, по которой на своей пресс-конференции смачно прошелся президент. Это совпадение?

- Возможно.

- Вам не кажется это вмешательством в чужую личную жизнь?

- Не буду комментировать заявление, можно?

- Когда мы сможем от вас получить комментарии по данному вопросу?

- Вот когда будет решен вопрос с тем, что произошло, кто какие сценарии реализовывал, когда будут даны ответы в отношении конкретно Анатолия Лебедько, моих друзей по партии, коллег, когда выйдут все заключенные - тогда, очевидно, можно будет вернуться к этому вопросу. Но опять, главное - не назвать фамилии, структуры или кто конкретно. Главное - чтобы это помогло.

- Даже ваши сторонники отмечали, что, сбивчиво зачитывая текст заявления, вы выглядели неважно, находились в подавленном состоянии…

- Мягко говоря.

- Это результат побоев, бессонных ночей?

- Не буду комментировать опять это, потому что… Скажем так: груз обстоятельств.

- Вас били?

- Груз обстоятельств.

- Ради чего вы отступите от своих принципов?

- Ради возможности повлиять на свободу и жизнь других людей.

- Вы бы смогли выдержать срок в изоляторе?

- Без проблем. Я в армии два года служил - похуже, говорят, чем в изоляторе на Окрестина. Это, безусловно, не является основанием для того, чтобы что-то делать или не делать.

- Ваш племянник сейчас находится в одном из СИЗО. Вам угрожали его судьбой, принуждая сделать заявление?

- Абсолютно нет. Я даже не знал, что он на площади был. Я узнал об этом уже в 12 ночи, когда это все состоялось. Он - студент международной журналистики, учится в Люблине. Мой друг из Гродно Юрий Истомин, которого тоже задержали, SMS-ку прислал, говорит: «Я вот и Романчук Артур вместе, нас везут в ЗАКе». Это была первая информация, которую я получил. Я сразу позвонил его маме. А он маме сказал, что поехал на каток кататься - в Гродно. И вот появился в Минске. Так что я никак не мог себе даже представлять, что он приедет в Минск на эту акцию. (Вечером 22 декабря стало известно, что Артур Романчук был освобожден из изолятора временного содержания в Жодино. По словам администрации изолятора, Артур Романчук, ранее осужденный на 10 суток административного ареста, был отпущен на свободу, т. к. является студентом иностранного вуза. - «БелГазета».)

- В Интернете вас называют чуть ли не Иудой…

- Называют, знаю.

- …и люди, которые голосовали за вас, от вас же открещиваются. Как будете исправлять подмоченную репутацию?

- Есть время, есть правда и есть раскрытие информации. Все придет со временем. Когда люди узнают всю правду, тогда они пусть принимают решение. Да, я мог ошибаться, не знаю. Каждый человек в той ситуации повел бы себя, как он посчитал бы нужным. Я посчитал нужным для себя, для своих друзей, для близких поступить именно так.

- ОГП сразу же открестилось от вашего заявления…

- ОГП не имело с моим заявлением абсолютно ничего общего. Это не была согласованная позиция, потому что в том режиме, в котором заявление принималось и оглашалось, естественно, не предполагалось никаких согласований и совершенно другие вещи имелись в виду.

Я не был на том заседании. Обязанности руководителя ОГП сейчас исполняет Лев Марголин. Анатолий Лебедько - в тюрьме, Анатолий Павлов - в тюрьме… Как и многие ключевые люди, которые могли бы прояснить ситуацию. Вопрос в том, что любое решение, принимаемое на такой эмоциональной волне, грешит неточностью и недостоверностью. И в ОГП, не обладая и 20% информации, многие люди просто начали пороть горячку, как я считаю, совершив ошибку.

Если ситуация нормализуется и наши люди выйдут из тюрьмы, мы, безусловно, вернемся к этому вопросу. Если и тогда люди посчитают, что это так, я не держусь за партийный стул, я готов выйти из ОГП и работать как эксперт, что мне многие годы уже советуют люди, которые занимаются аналитикой и экономикой.

- Что скажет вам Лебедько после освобождения?

- Не знаю. Я ему все скажу, как было, он узнает все. Его решение? Конечно, я уважительно отнесусь к его решению, но он будет сам его принимать. Я не знаю, каким оно будет.

Но я считаю, что во имя справедливости, во имя того, что он сделал… он абсолютно невинно пострадал, и это жесточайшее наказание, и вот эти муки для семьи, которая у него есть, они, на мой взгляд, важнее, чтобы человека спасти, а не просто загубить его в тюрьме. Вне зависимости от политического соображения, вне зависимости от политических… будущего ОГП - для меня эти соображения вообще уходят на второй план.

- Что бы вы могли сказать людям, которые сейчас поливают вас последними словами?

- Есть люди, которые это делают регулярно, ничего им не скажешь. Я бы просто хотел, используя одну из своих любимых фраз и в кампании: «Люди, думайте! Это не больно!» Когда люди начнут думать, анализировать все, что происходит, а не действовать эмоционально, многие вопросы начнут появляться и у них. И первая реакция: «А, ты сволочь, подонок, предатель»… Знаете, Иисус на кресте тоже говорил: «Я прощаю людям, они не ведают, что делают».

- Чувствуете себя Иисусом Христом?

- Нет, абсолютно нет. Не хочу, чтобы меня распяли.

Справка «БелГазеты». Ярослав Романчук родился в 1966г. в поселке Сопоцкин Гродненской области. Окончил Минский государственный лингвистический университет, аспирантуру РИВШ при БГУ. Был главным специалистом Комиссии по экономической политике и реформам Верховного Совета 13-го созыва. С апреля 2000г. - зампред Объединенной гражданской партии. С февраля 2002г. - руководитель НИЦ Мизеса аналитического центра «Стратегия». В 2010г. выдвинут кандидатом в президенты РБ. Автор нескольких книг, в т.ч. «Беларусь: дорога в будущее» и «Бизнес Беларуси: в круге первом», и свыше 1000 публикаций на экономическую тему.

ВЯЧЕСЛАВ СИВЧИК: «НЕ ВИЖУ ВАРИАНТОВ, ПРИ КОТОРЫХ Я ЗАБЕРУ СВОИ СЛОВА В АДРЕС РОМАНЧУКА ОБРАТНО»

- Как вы расцениваете заявление Романчука?

- Я оцениваю это заявление негативно. Такое заявление любой белорус, если он хочет быть достойным человеком, не имел бы права даже держать в руках. Это заявление напомнило мне печальные 1930-е гг. Самое подлое в этом заявлении то, что там называются конкретные фамилии людей, которые на тот момент находились в заключении.

- Что могло заставить Романчука сделать данное заявление?

- Это так же не важно, как не важно, чем руководствовались подельники Гитлера и Сталина в своих поступках. Я не думаю, что любой человек, которого сейчас держат по этому делу за решеткой, сталкивается с меньшим давлением. Сейчас сотни человек - в заключении, около тысячи избитых, но только единицы почему-то идут и что-то подобное заявляют. Это помогает режиму дальше держаться, дальше сажать и мучить людей.

Уникальность белорусской ситуации в том, что все знали - никаких выборов не будет, но никто совсем не ожидал, что семь кандидатов в президенты будут арестованы, а пятеро - жестоко избиты. Возможно, мотивом Романчука, когда он делал заявления, был просто страх, что и его побьют и посадят.

- Есть ли связь между заявлением Романчука и осуждающими действия оппозиции на площади заявлениями экс-кандидатов в президенты Дмитрия Усса, Виктора Терещенко и руководителя штаба Владимира Некляева Андрея Дмитриева?

- Не уверен, что такая связь есть. Все-таки это разные заявления. Например, заявление Усса я услышал только в пересказе государственного телевидения. Что касается заявления Дмитриева - то это какая-то нарезка. До тех пор, пока Дмитриева не выпустят на свободу, что-то говорить о его заявлении вообще невозможно. Заявление Романчука резко выделяется на этом фоне - оно самое подлое. После этого заявления никто не может утверждать, что Романчук является пристойным человеком. Мне жаль тех людей, которые после этого заявления еще здороваются с Ярославом.

- Многие отмечают, что в видеозаписи заявления Романчук выглядел крайне подавленным, если не побитым…

- Вы еще задайте вопрос, как выглядели энкавэдэшники, когда они расстреливали сотни людей за смену! Я еще раз подчеркиваю: какими бы мотивами ни руководствовался этот политик, он сделал то, что пристойный человек не делает.

Он просто исполнил приказ сегодняшних властей. Я же не говорю, что инициатором всей этой истории был Ярослав. И что это меняет? В истории уже было, когда люди кричали: «Я просто исполнял приказ, я был солдатом».

Я считаю, что текст Ярославу подготовили загодя, но доказательств этому у меня нет. То, что заявление Романчука на пользу только спецслужбам и, скорее всего, они это заявление из него каким-то образом выбили или просто дали зачитать - это очевидно.

- Почему бы не пожалеть человека, который сломался под давлением силовых структур?

- Я вам напомню, что на настоящий момент бывшие кандидаты в президенты - Статкевич, Санников, журналистка Халип - находятся за решеткой, им угрожает заключение за действия, которые они (это уже подтверждают многие свидетели произошедшего) уж никак не совершали. Какое право имел этот человек выходить и называть их имена, если их так мучают? Что, жалеть его после этого? Давайте тогда жалеть прокуроров, судей, которые сажают людей! Давайте жалеть бедных ОМОНовцев, которые ломают руки и ноги! Правда, бедные они все люди!

- ОГП уже разместило на своем сайте официальное заявление, где открещивается от заявления Романчука…

- Я полностью поддерживаю заявление ОГП по этому случаю. Я думаю, что уже потом, когда на свободу выйдут лидеры ОГП, партия разберется с Романчуком. Какой это будет формат - они сами будут решать.

- Вы связываете заявление Романчука и последовавшую за этим его встречу с Лукашенко?

- Конечно.

- Романчук утверждает, что пошел на встречу, чтобы просить об освобождении Лебедько и остальных задержанных…

- Мне тяжело комментировать истинные мотивы Романчука. Я осуждаю текст его заявления, который прозвучал в СМИ. Все остальное, по большому счету, - абсолютная мелочь. Я считаю, что для того, чтобы кого-то вытянуть из заключения, можно идти даже к диктатору. Но нельзя делать другие вещи. Мне раньше приходилось вести переговоры с участниками уличных демонстраций - это же не значит, что я признавал режим Лукашенко. Целью этих переговоров было то, чтобы люди, которые пришли на массовую акцию, могли вернуться домой. Для этого не нужно зачитывать заявления, где невинные люди осуждаются за то, чего они не делали.

- Вы бы сломались, если бы находились на месте Романчука?

- Я не знаю, что бы я сделал под давлением. Но вот что я точно знаю: не только я, но и абсолютное большинство белорусских граждан не зачитали бы такое заявление. При этом большинство граждан самых разных - как тех, кто занимается политикой, так и тех, кто не занимается. Со времени антиконституционного переворота 1996г. хватало предателей, но это всегда были единицы.

- Почему именно Романчука выбрали на эту роль?

- В той или иной степени работали со всеми кандидатами в президенты. Просто люди по-разному проявляют себя в такой ситуации. Того же Николая Статкевича не раз ломали, причем на моих глазах.

- Повторит ли Романчук как политик судьбу Милинкевича?

- Тут есть большая разница. Я абсолютно не одобряю позицию Милинкевича, которую он занял после демонстрации на Окрестина 25 марта 2006г., но заявление Романчука - вещь куда более страшная. Она касается не одного человека, хуже того - она касается женщины. Вы же не забывайте, остался ребенок, у которого отец и мать - в застенках. Я говорю о маленьком сыне Андрея Санникова и Ирины Халип. Можно по-разному относиться к политической деятельности того или иного человека (я никогда не был среди тех людей, которые поддерживали Санникова), но я категорически против, чтобы их ребенок рос сиротой при живых родителях. Более того, события 19 декабря происходили на моих глазах, и я однозначно знаю: они ни в чем не виноваты, как и большинство тех людей, которые могли адекватно понимать, что происходит. Да, у них не хватило сил помешать фальсификациям, которые происходили во время выборов. Но они же не били окна.

- Но на площадь, где уже находился ОМОН, людей привели…

- Они не давали приказ бить окна - это делали сотрудники спецслужб. И однозначно не они отдавали приказ спецназу делать то, что тот делал несколько часов посреди Минска - калечить, избивать и хватать людей. Приказы отдавали не Халип и не Санников - их отдавали другие люди, которые сегодня находятся при власти.

- Романчук обвиняет Санникова и других лидеров не в том, что они били окна и калечили людей, а в том, что они повели народ на пл. Независимости…

- Во-первых, Романчук не имеет права никого ни в чем обвинять. То, что он чего-то там боится, такого права ему не дает. А во-вторых, даже сегодня, при диктаторской Беларуси, не все согласны быть рабами.

Вы же не забывайте, что и без всяких демонстраций мы впереди планеты всей по количеству людей, находящихся в заключении - я не про оппозицию говорю, а о числе заключенных на душу населения. Но белорусы, в конце концов, имеют право жить так, как живут европейцы. Ну это же никуда не годится: в стране еще не закончился подсчет голосов, а уже несколько кандидатов в президенты сидят и какие-то майоры милиции с ними уже разбираются!

- Вы заберете свои слова обратно, если станут известны обстоятельства, предшествовавшие выступлению Романчука по телевидению?

- Не всплывет никакой информации, которая бы оправдала действия Романчука. Даже если ему физически угрожали, даже если угрожали его родственникам - ничто не давало ему оснований оговаривать людей, которые находятся в заключении. При любых вариантах нельзя расплачиваться жизнями других людей. К сожалению, я не вижу таких вариантов, при которых я бы забрал свои слова в адрес Романчука обратно.

Справка «БелГазеты». Вячеслав Сивчик родился в 1962г. в Минске. В 1984г. окончил географический факультет Белорусского госуниверситета. В 1984-97гг. работал геологом в Грузии и Беларуси. С 1991г. - член Сойма БНФ, с 1999г. - зампредседателя БНФ «Адраджэньне» и партии БНФ, председатель комиссии по связям с рабочим движением. В 2003г. по решению Сойма исключен из БНФ. С 1998г. - главный редактор бюллетеня «Кiрмаш». С 2009г. - руководитель оргкомитета движения cолидарности «Разам». Женат, двое сыновей.
Добавить комментарий
Проверочный код