Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№51 (774) 27 декабря 2010 г. Тема недели

Литература: Голые на «Поднятой целине»

27.12.2010
 
Обозреватель «БелГазеты» проанализировала самые значительные события в белорусской культуре последнего года и попыталась составить предельно субъективный, но искренний прогноз касательно того, чего можно ожидать в культурном 2011г.
Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ



Версия оптимистичная. На почве неожиданного национально-патриотического подъема, случившегося в головах белорусских литераторов, временно или постоянно находящихся за границей, случается массовое возвращение молодых прогрессивных писателей: Сергей Календа и Альгерд Бахаревич приезжают в Минск из Германии, Алексей Толстов - из Индии (или где он там сейчас?); в белорусских условиях они вдруг принимаются выдавать абсолютно жесткий реализм и наконец-то создают массовую литературу, которую читают все и которой у нас никогда не было.

Продолжаются окололитературные скандалы. Это хорошая тенденция: в белорусских СМИ на литературу обращают внимание только на почве каких-нибудь скандалов (например, многих писательниц, поучаствовавших в откровенной фотосессии для календаря, массовые обыватели не знали, а теперь знают). Скандалы дают литературе бодрость, витальность и энергию для выживания. Поэтому будут выходить новые календари. Календарь станет особой, новой и протестной формой литературы.

Выйдет т.н. мертвый календарь - с белорусскими классиками. Выйдет и детский календарь - с маленькими персонажами из белорусской литературы: Миколкой-паровозом, Сымоном-музыкой и т.п. Выйдет мужской русскоязычный календарь - окажется, что у нас есть 12 мужчин-писателей, упрямо пишущих на русском. Появится женский драматургический календарь - окажется, что у нас есть 12 женщин-драматургов и они все уже объединились в кружок «Новая женская драма». Выйдет гей-календарь - окажется, что даже 12 гомосексуальных писателей, не менее талантливых, чем Могутин и Берроуз, у нас тоже есть.

На почве этой «движухи» государство объявит о создании новой литературной премии - тут-то и появится новый национальный бестселлер, не хуже «Войны и мира». В пику этому официальному, одобренному государством бестселлеру начнут плодиться неофициальные, диссидентские книжки. В общем, это будет долгожданный расцвет белорусской литературы.

Версия пессимистичная. В области литературы начнется «закручивание гаек» - запретят почти всё. Запретят белорусскоязычную литературу как таковую. Запретят даже стихи на белорусском - белорусские поэты что-то распоясались в последнее время. В госпрессе будут публиковать списки запрещенной литературы, за хранение которой дома - штраф, тюрьма, санкции. Запретят даже «голые» календари - это порнография. С книжных ярмарок и фестивалей исчезнут независимые издательства.

Пессимизм состоит еще и в том, что все это, вопреки ожиданиям, не вызовет волну «самиздата», как это было в 1960-70-е гг. Флегматичные и терпеливые белорусские читатели с мучительной радостью переключатся на что-то другое, ведь есть же великая русская литература и новый роман Виктора Пелевина про ананасную воду.

Это, конечно, катастрофа, но при пессимистичном прогнозе новая «Поднятая целина» в Беларуси тоже появится. Только читать ее никто не будет. Хорошо будет только ее автору - у него в жизни все сложится наилучшим образом.

ТOP-5 СОБЫТИЙ В ЛИТЕРАТУРЕ В 2010г.

1. Взрывная деятельность писателя Николая Чергинца как блюстителя общественной морали и нравственности - его красочное описание перверсий, происходящих на концертах Rammstein, по метафоричности почти превосходит знаменитый «Дамавікамэрон» Адама Глобуса и может претендовать на новый литературный жанр.

2. Возникла мода на скандальные календари. За «голым» календарем белорусскоязычных писателей-мужчин появляется таинственный околоэротический календарь русскоязычных (в основном) белорусских писательниц. Вокруг каждого из календарей возникает немыслимое количество скандалов - писательницы, оказывается, не голые, а писателям, оказывается, больше нечем привлечь читателя. Писательницы, возмущенные реакцией критиков, объединяются в литературный творческий кружок-«суполку». Писатели продолжают фотографироваться голыми - теперь уже для набора поздравительных открыток.

3. Возрождение литературных движений из 1990-х гг. - например, литобъединения «Вобла», ведомого Змитером Вишневым. С помпой празднуется день рождения «БумБамЛита». Никто не забыт!

4. Знаменитое объявление о том, что белорусам нужны свои «Поднятая целина» и «Война и мир», которые необходимо положить на стол каждому сознательному гражданину. Известие о создании при Институте журналистики особого отделения, где эти писатели будут выращиваться, как особые оранжерейные растения.

5. Книжный магазин при галерее «У нескладовае» и события, связанные с ним, - подобно тому как сама галерея стала долгожданным центром консолидации белорусского искусства, «книгарня» также стала собирать вокруг себя некий особый дискурс, культурное пространство.

Фото: excellent.by

МУЗЫКА: ГАГА ЧМЫРЯ

Версия оптимистичная. На почве всего происходящего в стране музыку и музыкантов вдруг начинает серьезно морочить - как в лихие протестные 1990-е гг. Коллективы продолжают распадаться и воссоединяться, будто действует огромный музыкальный конструктор-трансформер: возникает бесчисленное количество «супольных проектов», одноразовых фестивалей и т.п. Непонятно отчего, к музыкантам вдруг вернется ощущение того, что музыкой можно что-то изменить - поэтому неожиданнейшим образом возвращается уже было совсем исчезнувший белорусский рок.

Руся, которая уже давно занимается джазом, фолком и фьюжном, вдруг снова начинает петь протестные песни вместе с «Индигой» и другими музыкантами. Возвращается закончившаяся было эпоха рок-гимнов. Сергей Михалок и «Ляпис Трубецкой» резко меняют курс на еще более невообразимый и выпускают самый легендарный альбом за всю свою историю. Кася Камоцкая записывает новый альбом «Новага Неба». Дико звучит, но Слава Корень делает то же самое - записывает в Варшаве новый альбом Ulis, закрывшись на три месяца в студии и в одиночку осилив все партии всех инструментов и вокала. Даже N.R.M. записывают новый альбом - слушатели с некоторым недоверием выясняют, что Лявон Вольский вовсе не исчерпал свой протестный потенциал.

Продолжается нашествие иностранных артистов - даже Леди Гага выступает в «Минск-Арене». Белорусская публика, насмотревшись на мировой шоу-бизнес, становится все более требовательной и взыскательной, что благоприятно действует на белорусских артистов: они начинают брать уроки вокала и игры на музыкальных инструментах, больше репетируют, стараются соответствовать мировому уровню. Появляется огромное количество молодежных современных групп, играющих во всех возможных стилях - о белорусской музыке начинают говорить не только в России, но и в Европе.

Версия пессимистичная. Она единственная и самая страшная: страна вложит огромные деньги в создание нового поп-проекта, который должен победить на «Евровидении». Будут привлечены композиторы, аранжировщики и пиар-деятели мирового уровня. В итоге на это уйдет значительная часть госбюджета. Основная катастрофа состоится тогда, когда белорусский артист победит - и «Евровидение» должно будет пройти в Беларуси. Вот тогда в стране и случится многими давно предсказываемый экономический коллапс.

Параллельно с этим опять же будут «закручиваться гайки» - запретят, разумеется, всю белорусскоязычную музыку. Запретят даже фестиваль Be2gether, войдя в сговор с литовским консульством и сделав всех белорусов, купивших билеты, а также белорусских музыкантов, обозначенных в программе феста, невыездными. На почве всего происходящего Александр Богданов из Bo Promo создаст новый музыкальный фестиваль под названием «Нельзя!». Его тоже запретят, потому что нельзя.

Чтобы как-то сделать вид, что все хорошо, Минкульт пригласит в свежесозданный Совет по культуре каких-нибудь совсем странных музыкантов: Филиппа Чмыря, Леонида Нарушевича, Костю Горячего… В итоге они вообще все развалят. Остальные музыканты постепенно эмигрируют, но не туда, куда ожидалось, и это всех дико смутит: «Серебряная свадьба» уедет, например, в Польшу (вместо Франции), Toobes - в Швецию (вместо Англии), а «J_Морс» - в США, хотя никто вообще не думал, что они уедут куда-нибудь дальше Москвы. Эмигрировавшие музыканты со временем перестанут заниматься музыкой - им надо будет чем-то кормить детей.

Чтобы как-то остановить весь этот ужас, организуют новую государственную музыкальную премию (хотя после «Евровидения» будет не совсем понятно, где взять на это деньги), чудовищным образом объединив ее с «Рок-Коронацией», но это ни к чему не приведет.

ТOP-5 СОБЫТИЙ В МУЗЫКЕ В 2010г.

1. Рома Орлов покинул «J_Морс» и организовал проект «У нескладовае». Распались «ДетиДетей», зато Аня Хитрик основала проект «Сундук». В тотальной стагнации белорусского музыкального контекста - хоть какое-то движение.

2. Возвращение Gods Tower, метал-легенды из Гомеля. В энергетическом смысле это событие наверняка сможет потянуть за собой еще какие-нибудь приятные изменения в белорусском музыкальном мире.

3. Открытие «Минск-Арены» и долгожданное включение Минска в гастрольный график всех актуальных артистов мира. Выясняется неожиданно приятная информация о белорусской публике: оказывается, 15 тыс. белорусов не пожалели денег на концерты действительно хороших артистов, таких как Элтон Джон, Стинг и Rammstein.

4. Отмена гастрольных удостоверений. Возможно, это шаг к созданию честного, конкурентоспособного и разнообразного музыкально-концертного бизнеса в стране.

5. Музыкальный хит конца года - «Саня останется с нами» от алко-трэш-буги коллектива Rocker Jocker. Пример того, что любого уровня стеб можно превратить в идеологически противостоящий самому себе объект при помощи удачного и манипулятивного изменения контекста. Когда эту песню стали крутить по всем радиостанциям, из смешной и дурацкой она превратилась в жуткую и даже отчасти депрессивную.

Фото: Антон Мотолько
Добавить комментарий
Проверочный код