Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№49 (772) 13 декабря 2010 г. Тема недели

«Власть должна была применить силу»

13.12.2010
как это было: Киргизия
Многозначительные намеки отдельных кандидатов в президенты, имеющих, надо полагать, особенный сценарий развития событий на Октябрьской площади столицы 19 декабря, заставили «БелГазету» в спешке собрать букет из «цветных» революций - почти бескровных смен власти в постсоветских государствах. Государственные перевороты в Грузии, Молдове, Киргизии, Сербии, на Украине и в Чехословакии, а также неудавшуюся отечественную «васильковую революцию» 2006г. вспоминают и комментируют непосредственные участники и свидетели тех событий.


«Тюльпановая революция» стала переломным событием в истории Киргизии и привела в 2005г. к свержению клана президента Аскара Акаева. Что подвигло народ одной из самых закрытых среднеазиатских республик на столь радикальные действия, предположил журналист, востоковед, автор серии публикаций о политике Киргизии Александр КНЯЗЕВ.

- Как так произошло, что при довольно позитивных экономических тенденциях, наблюдавшихся в 2005г. в Киргизии, случился государственный переворот?

- Социально-экономическая ситуация не была идеальной, тем не менее положительные сдвиги в экономике наблюдались. Если бы не было того экономического спада, последовавшего после переворота 24 марта, который спугнул инвесторов и не дал возможности избавиться от значительной части внешнего долга, то развитие событий было бы более позитивным.

Буквально накануне их тогдашнему президенту Аскару Акаеву удалось достичь договоренностей с Парижским клубом о реструктуризации большей части внешнего долга - эти деньги должны были быть потрачены внутри республики на экологические программы, инфраструктурные преобразования и т.д. Киргизия уже тогда могла бы избавиться от этих процентов по кредитам, которые и сегодня приходится выплачивать.

Протестные настроения наблюдались среди тех групп населения, в которых оппозиция имела поддержку (причем отнюдь не тотальную). И среди этого населения были люди, которых можно назвать обманутыми - есть такие закономерности в человеческой истории, когда люди начинают жить чуть-чуть лучше, чем жили до этого, и их ожидания, особенно если подогреты чьей-то идеологической и пропагандистской работой, очень сильно опережают возможности реального развития. Это, по большому счету, и есть то, что случилось в Киргизии.

Такого рода прецедентов - организация государственного переворота - не было как в истории Киргизии, так и в истории соседствующих с ней стран. О такого рода переворотах в советское время мы могли слышать применительно к странам Латинской Америки или Африки. Явных ожиданий этого ни у кого не было, по крайней мере в публичном пространстве - может быть, какая-то информация о подготовке свержения была по линии спецслужб. Внешне все произошедшее было довольно неожиданно для всех.

- Лидеры, созывая людей на улицы, имели план действий?

- Думаю, у них был какой-то сценарий. Были также подготовлены группы людей, готовых действовать силовым образом, была высокая степень деморализации силовых структур после событий 2002г., когда по приказу тогдашнего премьер-министра Курманбека Бакиева была расстреляна демонстрация в Аксы, где погибли восемь человек. Руководство силовых структур бездействовало по согласованию с лидерами оппозиции. По утверждениям самого Акаева, практически все руководители силовых структур, за исключением его личной охраны, были просто куплены.

Всё было организовано - и городки, и питание, и вода. Причем не только в Бишкеке - противостояние началось раньше, с 27 февраля 2005г., когда прошли парламентские выборы. Используя мотивы несправедливых выборов, оппозиция начала выступления сначала в Джалал-Абадской области, потом в Ошской области, и там уже были довольно массовые скопления людей - десятки тысяч.

- Кем все это оплачивалось?

- Некоторые лидеры оппозиции, в частности нынешний президент Роза Отунбаева, признавались, что вкладывались какие-то личные средства. Также все СМИ, которые в то время работали на оппозицию, существовали за американские деньги. Были даже эпизоды, когда тогдашняя акаевская власть довольно примитивно пыталась с ней бороться - отключалась электроэнергия в типографиях, например. Как только они это сделали за два дня до переворота - американцы привезли с военной базы в Манасе электрогенераторы и установили их. Было два основных рупора оппозиции - газета «Моя столица новости», печатавшаяся в американской типографии, и киргизская редакция «Радио Свобода». Накануне переворота газету «Моя столица новости» издали тиражом, в несколько раз превышающим обычный, а сама она была целиком посвящена грядущему митингу.

- Правоохранительные органы в ситуацию вмешались?

- Есть множество фотографий и видеозаписей событий, происходивших у здания администрации президента, и там даже по лицам этих милиционеров видно, что они просто брошены - их вывели без права применения оружия. Каких-то логичных и адекватных приказов им никто не отдает, потому что руководство бездействует. Их просто бросили на произвол судьбы. Лично мне в этих событиях рядовых милиционеров жалко больше всего.

- А сами лидеры пользовались популярностью в массах?

- Киргизия - очень регионально дифференцированная страна. Все лидеры, практически без исключения, были лидерами регионов. Причем выдвижение первым лицом Курманбека Бакиева произошло под нажимом американского посольства. Когда уже происходили события на Юге, между ними были стычки, в частности - между сторонниками Бакиева и Омурбека Текебаева, одного из нынешних политических лидеров. Доходило до силового столкновения - одна группировка захватывала здание администрации, другая его у нее отбивала. Потом, под нажимом американцев, они сплотились. Думаю, ими на тот момент был рекомендован Бакиев, поскольку из всей группы тогдашних лидеров он отличался наличием какого-то опыта управления республикой (несколько лет как премьер-министр, еще несколько был губернатором области) и на фоне других выглядел сильнее. Общереспубликанского авторитета, однако, ни у одного из них не было.

- Как реагировало население на волнения?

- Преимущественно отрицательно. Особенно возрос градус отрицания после ночи с 24 на 25 марта, когда происходили погромы и мародерство. Ну и вообще, митинговые марафоны - многодневные, с большим количеством людей - нормальному человеку комфорта в жизни не добавляют. Транспорт меняет маршруты, блокируются какие-то улицы, близлежащие к площадям. Масса грязи, антисанитария. Ко всем этим событиям привлекались молодежь и люди из провинции, бытовым уровнем культуры значительно отличающиеся от городских. Естественно, это вызывало отторжение, негативную реакцию.

В революции, по сути дела, участвовало четыре группы населения. Во-первых, это обманутые люди из сельской местности, которых одурманили навязчивой пропагандой виновности Акаева, коррумпированности его семьи. В газетах, спонсируемых Америкой, публиковались списки имущества его семьи, в колоссальной степени не соответствующие тому, что было на самом деле.

Другая категория - представители различных неправительственных организаций и все, кто был связан с ними. Это в основном молодежь студенческого возраста, воспитанная - без хорошей образовательной и мировоззренческой базы - на очень узкопонимаемых западных идеалах свободы и демократии, на тех же представлениях об отрицательном характере режима. Кроме того, были люди, которые выходили на улицы за деньги.

Четвертая группа - это криминал, привлеченный самими лидерами оппозиции. При захвате здания администрации, криминалитет был готов действовать еще более жестко в случае необходимости.

- Что позволило митингующим довести «тюльпановую революцию» до логического конца?

- Прежде всего, личность самого Акаева. Если у него и есть какая-то вина перед Киргизией, перед своим народом, то прежде всего она в том, что государство не проявило той необходимой силовой компоненты, которая должна была присутствовать. Он говорит, что не стал стрелять в народ - это выглядит, может, и гуманно. Но когда людьми захватывается здание органов госуправления, здания силовых структур, сжигаются следственные архивы, выпускаются на свободу преступники из камер предварительного заключения, захватывается оружие - именно это происходило перед 24 марта в Джалал-Абаде, в меньшей степени - в Оше, - это уже далеко от гуманности. Эти люди уже, наверное, не народ.

Это тот случай, когда власть должна была применить силу. Акаев был чрезмерно увлечен либерализмом, являя этим какой-то элемент оторванности от собственного общества. Сам, будучи человеком в высокой степени образованным, культурным и высоко цивилизованным, он подозревал, что и другие близки к этому. А разрыв оказался чрезмерен. Люди, о которых он был очень хорошего мнения, оказались способными на подобные вещи. Госструктуры были настолько деморализованы, что никто на себя не брал ответственности. Это демократия в наихудшем ее проявлении.

- То есть, дай Акаев команду на силовые действия, Киргизия избежала бы государственного переворота?

- Атмосфера, которую допустил сам Акаев, формировалась не день и не месяц, а с момента распада СССР. В ней присутствовали коррумпированность, чрезмерная лояльность к оппозиции. Если бы система госуправления была эффективна, то все это можно было локализовать еще в Джалал-Абаде, без жертв и потерь.

Похожие события в том же Узбекистане сразу же были пресечены - там действовала государственная машина. То же и на президентских выборах в Армении - пытались реализовать похожий сценарий, но тогдашний президент Кочарян запустил эту же машину. Да, погибли восемь человек - мародеров, которые сразу стали пытаться грабить магазины. Но всё локализовалось и нейтрализовалось - республика живет в обычном ритме.

Справка «БелГазеты». Александр Князев родился в 1959г. С 1992г. - гражданин России, постоянно проживающий в Киргизии. В 1983г. окончил истфак Киргизского госуниверситета; в 1989г. - отделение журналистики Высшей комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ. В 1988-89гг. работал корреспондентом газеты «Комсомолец Киргизии», в 1989-91гг. - редактором отдела публицистики журнала «Литературный Киргизстан». С 1992г. по 2001г. - собкор Всероссийской государственной телерадиовещательной компании по Киргизии и другим странам Центральной Азии. С июня 2010г. работает старшим научным сотрудником в Институте востоковедения РАН. Автор документального фильма «Русский вопрос президенту Акаеву», а также книги «Государственный переворот 24 марта 2005г. в Киргизии».
Добавить комментарий
Проверочный код