Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№49 (772) 13 декабря 2010 г. Тема недели

Как пройти к переменам?

13.12.2010
Революция - это маршрут
Итак, 19 декабря, 20.00. В центре Минска сконцентрировано большое количество протестующих. Политтехнологическая «двадцатка» (т.е. 20 тыс. участников, необходимых для беспрепятственных силовых действий, в т.ч. прорыва милицейских оцеплений с целью захвата административных зданий), скорее всего, наберется еще за 10 минут до начала митинга. Возникает основной вопрос: что дальше? «БелГазета» представляет четыре основных сценария поведения толпы и прогнозирует последствия, к которым они могут привести.
Виктор МАРТИНОВИЧ



То, что будет происходить в Минске в воскресенье, 19 декабря, не будет похоже ни на одну акцию оппозиции последнего времени. Во-первых, из-за беспрецедентного числа участников. Все эксперты сегодня соглашаются с тем, что массовая кампания в СМИ, в т.ч. государственных, вызвала невероятную мобилизацию. Во-вторых, ввиду большого количества «буйных», полностью нейтрализовать которых не помогут даже превентивные аресты. В конце концов, на этот раз многие уличные «толкачи» являются доверенными лицами кандидатов в президенты. Их задержание за нецензурную ругань бросит тень на восприятие выборов международными структурами как чего-то чистого и прозрачного, как горный ручей. Наконец, в ходе этой кампании оппозиция взяла моду вести себя технологично. Ее поведение во время теледебатов на БТ, когда ведущие были порваны участниками дискуссии, показывает, что повторения «затупов» 2006г. и всех последующих лет топтания на минских улицах удастся избежать.

Еще один нюанс - на этот раз, скорее всего, местом коллективного протеста будет объявлена не Октябрьская площадь, а некая другая площадка. На встрече с избирателями полтора месяца назад Владимир Некляев подчеркнул, что буквального повторения 2006г. не может быть, т.к. власти подготовятся и блокируют площадку перед Дворцом Республики.

Оппозиционный кандидат намекнул на присутствие альтернативных площадок, которые будут озвучены позже. Обратите внимание: в телевыступлениях все политики звали на площадь 19 декабря в 20.00, но не назвали, какую точно площадь они предлагают в качестве места сбора.

Действительно, уже сегодня видно, что на месте палаточного городка, развернувшегося на Октябрьской площади в 2006г., заливается каток, который вполне могут оцепить тремя линиями металлических ограждений и пропускать внутрь только людей с детьми. С другой стороны, никто не помешает направить протестующих на площадку перед Дворцом спорта или на Привокзальную площадь в Минске, которая уже хорошо зарекомендовала себя на предыдущей встрече Владимира Некляева и Андрея Санникова с избирателями. С обоих мест до сосредоточения центров государственной власти - 10 минут пешей прогулки. Скорее всего, «хот-спот» белорусского протеста будет объявлен 16 декабря, на последней перед днем «Д» массовой встрече кандидатов в президенты.

Наконец, третье обстоятельство, о котором нужно помнить как тем, кто готовит «площадь», так и тем, кто собирается принять участие в протестах, - то, что 19 декабря пока обречено стать разовой акцией. Если организаторы делают расчет на ее продолжение 20, 21, 22 декабря, они должны помнить: впереди - католическое Рождество и Новый год, встречать которые белорусы привыкли дома. Длительный протест на улице предусматривает трансформацию повседневных ролей обычных граждан. Вспомним киевский Майдан: люди, привыкшие каждый день ходить в офис, вдруг столкнулись с тем, что теперь им - не в офис, а на площадь. Из дилеров, менеджеров и риелторов они на некоторый срок переквалифицировались в профессиональных «сменщиков власти». Однако, продумывая свою жизнь после 19-го, даже самые рьяные посетители интернет-форумов представляют себя в 9.00 20-го на рабочем месте. Надо понимать, что этой неготовностью к смене социальных ролей не преминет воспользоваться государство, которое будет настаивать на том, что протестует горстка отморозков, а остальным «чэсным» белорусам нужно продолжать жить обычной жизнью.

Собственно, будет ли иметь акция продолжение и каким будет это продолжение, на 100% завязано на том, куда организаторы поведут толпу и что будут с ней делать.

РАЗГОН

Оптимальное поведение властей при реализации данного сценария - предотвращение сбора толпы в одном месте. На акциях протеста 2007-08гг. была опробована эффективная тактика управления митингующими, когда большие группы разбиваются на фракции (в них вклиниваются цепочки людей в черном), разводятся в разные стороны и не собираются в одну ударную силу.

Стратегия предусматривает подключение больших сил спецназа, но - при грамотном исполнении - даже не создаст картинки для телеканалов.

Например, Некляев и Санников объявляют местом сбора Привокзальную площадь. Всех пришедших туда встречают большие силы милиции, выстроенные в оцепления. Когда в одном месте собирается больше 200 людей, их плавно, без драк, оттесняют в сторону ул. Кирова. Человек с мегафоном, стоящий на тротуаре, объясняет, что это делается для безопасности граждан в соответствии с законодательством о проведении митингов и шествий. В итоге толпу водят 2-3 часа по морозному городу (а ведь может быть и мистическая метель, как в 2006г.), потом она расходится сама.

Через интернет-провокаторов на известных форумах вбрасывается мысль, что в произошедшем нужно винить организаторов, не подготовивших протест должным образом. В итоге, когда основных кандидатов в президенты заключают под стражу по обвинениям в преднамеренном замораживании людей (несколько членов БРСМ, участвовавших в протестах, подают иски с фотографиями своих обмороженных членов, а парламент включает статью «замораживание людей» в УК с предусмотренным наказанием в виде шести лет лишения свободы), никто уже не протестует. Ведь это опять закончится блужданием по городу безо всякой цели.

В реализации данного сценария есть проблемы: он совершенно неэффективен с большими массами протестующих. Если придет «двадцатка», людей в черном просто затопчут по сигналу «толкачей». Вторая проблема - если на работу с митингом будут брошены вообще все силы правопорядка, возникнет недовольство международных наблюдателей очевидным попранием права на свободу собраний, указанного в Конституции. Итог - нейтрализация оппозиции при риске непризнания выборов Москвой и Брюсселем.

ШТУРМ

Протестующим дают собраться и после короткого выступления основных участников кампании предлагают план действий. Особенно подчеркнем, что, если митинг будет длиться более одного часа, организаторы растеряют численность и - главное - энергию и сценарий не сработает. Итак, в районе 21.00 с трибуны звучит призыв брать штурмом одно из административных зданий столицы. Главное условие: у организаторов мероприятия есть звукоусилительная техника, с помощью которой можно было бы завести народ и потом управлять им. Если опять со ступеней вокзала (Дворца спорта и т.п.) будут говорить перед 20-тысячной толпой в мегафон, ничего не получится. Как показывает практика, все предыдущие годы милиция прекрасно знала от стукачей внутри оппозиции маршрут доставки звукоусилительной аппаратуры и блокировала машину еще на подъездах. Ведь мало просто привезти колонки мощностью в 250 Вт, нужно иметь в запасе еще и генератор!

Потому что если умники решатся подключиться через удлинители к розеткам ближайшего административного здания, во всем районе просто вырубят свет. Автономный же дизельный электрогенератор - та еще бандура, провезти ее в замаскированном виде сложно. Но допустим идеальную ситуацию, когда звукоусиление доставлено и отлажено, а каждый вздох выступающих ловит толпа. Что дальше? Что штурмовать?

Если народ поведут к резиденции президента, это будет эффектно, но ни к чему, кроме битья стекол, не приведет. Гарант Конституции в этот момент будет находиться за пределами центра Минска, под надежной охраной. Придет утро, стекла в резиденцию вставят, кидавших камни вычислят и арестуют. А президент продолжит управлять страной и дальше!

Штурмовать парламент? Зачем? Что дает в принципе глумление над зданиями, в которых сидят органы власти? Захватить Центризбирком? Так Лидия Ермошина будет присутствовать в эфире из какого-нибудь бункера, до которого толпа ни за что не доберется.

Говоря о народных протестах, историки и политологи любят приводить пример 1991г. Тогда на пл. Ленина собралось сразу 100 тыс. рабочих, недовольных резким обнищанием. К ним попробовал выйти руководитель республики, но ему небрежно бросили: «Шапку сними! С народом разговариваешь!» Толпу тогда повели к зданию Белорусской телерадиокомпании на ул. Макаенка. Завидев 100 тыс. протестующих, милиция и БТ согласились принять условия участников митинга и выпустили лидеров БНФ - Зянона Пазьняка и тогда еще молодого Винцука Вячорку - в прямой эфир. Целых полчаса те на белорусском языке говорили гадости про руководство Беларуси. К чему это привело? Да ни к чему! Страной продолжили управлять те, кто управлял. Пазьняк не стал новым президентом и остался на маргинальных ролях - совсем не на тех, что занимали коллеги из национальных фронтов прибалтийских республик.

Если стратеги и технологи «Революции-2010» намереваются вести протестующих к зданию БТ, то представляют ли они, что это ничего не решает? Ну, скажут, что Лукашенко не победил в первом туре. Ну и что! Вон уже три компании (из них одна - украинская) собираются проводить эксит-поллы и сообщать, что президент набрал 70%!

Сценарий штурма сработает на смену власти лишь в том случае, если у самой власти сдадут нервы. Допустим, кто-то из первых лиц покинет страну и об этом станет известно. Или будет отдан приказ стрелять на поражение. Кровь белорусский народ не простит никогда. Да и потом, у игры по законам крови - свои законы, которые всегда заканчиваются плохо для тех, кто эту игру навязал.

СТОЙЛО

Опыт наблюдения за всеми предыдущими политическими кампаниями в Беларуси начиная с 1996г. позволяет предположить, что именно «стойлом» всё и закончится. Народ собирается, но его (по мнению организаторов) оказывается слишком «мало». Тем, что народа «мало», объясняли пассивность лидеров даже в 1997-98гг., когда толпа спокойно катала по проспекту милицейские машины.

Итак, собравшимся десяткам тысяч предлагается «подождать». Например - оглашения результатов выборов. А власть, не будь дурой, сообщит: у нас теперь выборы настолько честные и прозрачные, что нужно посчитать каждый голос. А на это уйдут сутки или десять, точно не знаем. В общем, приходите завтра.

Возможно, кто-то попытается остаться на площади до утра. Но это будут не те десятки тысяч, которые придут протестовать, как и позвали - в 20.00 19 декабря. Ну, засядут в палатках 5 тыс. человек. Будут жечь костры и греться в бесплатных валенках с логотипом политической кампании. Но это будет уже совсем другой протест - аморфный, как будто приглашающий его разогнать. Даже если он будет сопровождаться предложением с завтрашнего дня начать всеобщую забастовку, остановить заводы и т.п., это несерьезно. Объявлять забастовки институционально в публичной политике имеют право профсоюзы. А в Беларуси профсоюзы - это ФПБ, которая уже высказалась в поддержку действующего президента.

В сухом остатке имеем унылое болото с пением бардов, чтением стихов и последующим сетованием на то, как они, сволочи, могли прибрать протестующих с улицы и распихать их по автозакам!

Сценарий «стойла» - самый беспроблемный для будущего кандидатов в президенты. Их вознаграждают за конвенциональное поведение и отказ от резких движений тем, что не сажают сразу, а оставляют на свободе и в ходе личных встреч предлагают отказаться от продолжения политической активности. Потому что уголовных статей в Кодексе много - хотя бы одна да под их конкретный случай подойдет. Сохраняется прежний социальный контракт между государством и оппозицией. Государство закрывает глаза на гранты и вялые протесты, ведущиеся в основном в Интернете, оппозиция оттягивает на себя протест и превращает его в нудное топанье ногами.

ВЗРЫВ

19 декабря на площадь идут даже те, кто никогда на площади не ходил. Сложно оценить даже приблизительную численность намеревающихся выступать, а их возможное агрессивное поведение не вызывает сомнений. В этой ситуации может внезапно возникнуть «перестраховочная неожиданность», форс-мажор, смешивающий карты и запутывающий «врагов» сценарий.

Например, один из оппозиционных кандидатов в 19.00 19 декабря погибает, принимая ванну, держа в руках фен, подключенный к розетке. Что делал фен в ванной у кандидата - вопрос, который надолго становится самым обсуждаемым в блогосфере. Прибывшие эксперты ОБСЕ на основании данных следствия заключают: кандидат в президенты брал фен в ванную по собственному желанию в качестве сексуальной игрушки.

Общество делится на две части: тех, кто свято верит, что кандидат действительно купался с феном, и тех, кто уверен, что кандидата убил «крывавы рэжым». О выборах, натурально, никто уже и не вспоминает. Если падение фена в воду все-таки переквалифицируют в убийство, в качестве подозреваемых тотчас же арестовывают остальных восьмерых оппозиционеров: они убили бедолагу, т.к. ревновали к его бюджетам.

Впрочем, физическое устранение накануне главного политического события - дело экзотическое и все равно поневоле бросающее тень на чистые и прозрачные, как горный ручей, белорусские выборы. Поэтому в качестве форс-мажора может быть совершено насильственное действие в отношении большой группы лиц, носящее как бы случайный характер. Например, на митингующих может упасть плохо закрепленная мачта освещения. Сирены скорой помощи, победитель искренне выражает самое глубокое сожаление, звавших людей на площади с экранов телевизоров задерживают за халатность и т.п. Или в центре толпы звучит взрыв. Высказываются разные версии, страна скорбит, но протестный задор утоплен в крови. Ни у кого не поворачивается язык обвинить власть, экспертное сообщество в итоге (не при помощи интернет-вбросов) приходит к выводу о том, что взрыв организован из России. Это еще больше накаляет обстановку в отношениях с восточным соседом и отчасти объясняет населению очередное повышение цены на газ.

Форс-мажор может быть менее зловещим: например, объявленное Гидрометеоцентром штормовое предупреждение и анонсированный на этом основании комендантский час. Или учащение случаев травматизма пешеходов на дорогах, из-за которого людям запрещают выходить на тротуары, не помеченные разрешающей дорожкой из песка («БелГазета» верит в цивилизованность власти и убеждена, что она не допустит реализацию ни одного из этих диких прогнозов).
Добавить комментарий
Проверочный код