Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№49 (772) 13 декабря 2010 г. События. Оценки

Друзья, давайте все умрём!

13.12.2010
Как Лукашенко не стал единым кандидатом от оппозиции
Подходящая к концу президентская кампания в первую очередь характеризовалась невероятной технологичностью, отсутствием ошибок и ляпов со стороны демкандидатов. Тем более чудаковатой кажется идея, озвученная Владимиром Некляевым 9 декабря. Схема эффективных протестных действий проста и отработана в Сербии, Украине, Киргизии: эксит-полл, площадь, требование второго тура на основании эксит-полла и площади. Но к эксит-поллам готовится только власть, ангажировавшая на это сразу три организации, а оппозиционные кандидаты вместо требований второго тура заговорили вдруг о необходимости полной отмены выборов. Некляев озвучил инициативу, которая способна была на корню похоронить энергетику уличного протеста. Инициатива не прошла, но осадок остался.
Виктор МАРТИНОВИЧ



9 декабря на пикете у администрации президента Владимир Некляев призвал всех оппозиционных выдвиженцев сняться с выборов. Его мотивация удивительна: «Одновременное снятие всех кандидатур усилит оппозицию и площадь». На самом деле единственное, к чему бы привело одновременное снятие всех кандидатов - так это к тому, что единым кандидатом от оппозиции стал бы Александр Лукашенко. При этом нет никаких сомнений в том, что у пропаганды хватило бы совести и ресурсов убедить большинство белорусов, что причиной снятия несогласных кандидатов стала убежденность в их собственной слабости, в том, что они все равно не победят.

Единственный мотив, который может заставить людей выходить на улицы, - слепая вера в то, что победил не Лукашенко, а кандидат N. Природа человеческой натуры такова, что идти драться с милицией взрослый человек, не студент, может лишь в надежде на какой-то позитивный итог этой драки. Причем итог конкретно для себя, а не для какого-нибудь малознакомого ему дядьки. На студентов организаторы площади в принципе решили на этот раз не ставить. Стало быть, единственная возможная речь на площади - утверждение, что на самом деле Лукашенко не победил в первом туре, а во втором туре победит кандидат Некляев (Андрей Санников, Ярослав Романчук и т.п.) и вам, белорусы, от этой победы, если мы ее совместно отстоим, будет много-много профита (налоговые льготы, развитие малого и среднего бизнеса, конец страха и политического преследования и т.п.).

Во имя чего Некляев предложил сняться всем оппозиционным кандидатам и почему акт коллективного политического суицида должен был усилить оппозицию? Вот его объяснение: «Нам нельзя допустить, чтобы выборы были признаны международными структурами. Признание выборов - это будет наше поражение».

Таким образом, в риторической сфере произошла подмена одного прочтения «победы» другим. Если раньше под «победой» понимался приход к власти Некляева (Санникова, Романчука - любого кандидата, кроме Лукашенко), то теперь победой объявлено непризнание выборов!

Но если ставится цель победить - пусть даже по итогам площади, то не является ли целесообразным исходить из того, что к победе подтолкнули легитимные избирательные процедуры, которые дали сбой на этапе оглашения итогов? И почему вдруг так измельчали цели? Вместо смены власти - непризнание выборов, причем непризнание международными структурами, мнение которых вообще-то в контексте целей, стоящих перед страной (кандидаты любят патетически повторять, что «идет война», что они - «враги» и т.п.), - является глубоко второстепенным?

«Если мы снимем свои кандидатуры - это будет мощный шаг», - заявил Некляев. За любым словом политика, тем более когда речь идет о таких странных инициативах, как массовый суицид, должен стоять план. Вот какой план предложил Некляев, выдвигая инициативу оставить Лукашенко один на один с белорусским избирателем: «Я считаю, что нам всем следует сейчас обнулить рейтинги и вместе заявить о невозможности признания этих выборов. И вместе выйти на площадь 19 декабря, чтобы требовать там проведения новых выборов, уже без Лукашенко».

Однако если второй тур выборов назначает ЦИК - на основании данных, поступивших из регионов, и тут есть какое-то пространство для давления на местные власти, которые могут испугаться десятков тысяч собравшихся на площади в Минске, то требование новых выборов ориентировано не на «вертикаль», а на одного-единственного политического субъекта. Который такое решение, находясь в трезвой памяти, никогда не примет.

Пытаться аннулировать итоги голосования еще до того, как оно началось, глупо еще и потому, что на выборах с одним кандидатом совершенно честно и прозрачно побеждает Лукашенко. Очевидно, что инициативы в предвыборный период надо взвешивать тщательнее, особенно в условиях стремительно нормализующихся отношений официального Минска с Россией.

Звучат догадки, что Владимир Некляев прекрасно знал, что кандидаты с его идеей не согласятся и именно на это рассчитывал. Якобы это был имиджевый шаг, направленный на то, чтобы понравиться сторонникам Зянона Пазьняка, выступающего за тотальный бойкот. Однако озвучивание заведомо непроходной инициативы повлекло за собой соответствующую медийную реакцию: СМИ сообщили, что оппозиционерам не удалось договориться между собой о совместном снятии. Если бы озвученной задачей кулуарных консультаций 9 декабря стала выработка единого сценария площади, медиаосвещение изобиловало бы позитивными заключениями («договорились», «заключили соглашение», «выработали план действий» и т.п.).

Инициатива Некляева о тотальном снятии с выборов одноразово вернула Беларусь в годы неуклюжего поведения оппозиционеров: это была такая же неудачная идея, как выбранная по итогам непонятных «праймериз» кандидатура Владимира Гончарика в 2001г.

Казалось бы, план тотального самоубийства был предложен, отвергнут и теперь всё вернулось на круги своя. Однако план этот оставил после себя дурное послевкусие, а именно - ощущение того, что Владимир Некляев, фаворит этой кампании, не уверен в вероятности собственной победы. Коль скоро выдвигаются такие экзотические сценарии, стало быть, социальная конъюнктура предполагает мягкий выход из борьбы за власть.

Фото: nekliaev.org
Добавить комментарий
Проверочный код