Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№47 (770) 29 ноября 2010 г. Тема недели

Верым! Можам! Не паможа!

29.11.2010
В Минске прошла репетиция чего-то
24 ноября на Октябрьской площади в Минске состоялась встреча кандидатов в президенты Владимира Некляева, Николая Статкевича и Виталия Римашевского с избирателями. Скрытый смысл этой акции заключался вовсе не в том, чтобы напомнить о годовщине приснопамятного референдума 1996г., закрепившего победу ныне действующего президента над «путчистами», вознамерившимися устроить в стране антиконституционный переворот. Политтехнологическое значение акции состояло в том, чтобы за три недели до голосования вывести на площадь десятки тысяч людей и показать власти, что оппозиция является мощной силой, с которой нужно считаться. Демонстрации силы не получилось. На призыв откликнулись лишь от силы 2 тыс. человек.
Виктор МАРТИНОВИЧ



Нужно отдать должное: пожалуй, впервые кандидаты сделали все, что могли, и ситуация является скорее пожинанием плодов ошибок их предшественников, нежели результатом их собственных просчетов. Виталий Римашевский даже не побоялся проанонсировать акцию в своем выступлении по БТ - несмотря на то даже, что предупреждение от Генпрокуратуры с последующими санкциями Центризбиркома можно было ожидать с большой долей вероятности. То же самое, уже когда про предупреждение Римашевскому было известно, сделал Николай Статкевич. Оба анонса с приглашением на площадь прозвучали в прайм-тайм по главному белорусскому телеканалу.

С погодой тоже повезло: снега не было, как не было и ледяного ветра. Милиция препятствий для сбора не чинила, металлических заграждений, оцеплений и т.д. на площади не стояло.

В Интернете про акцию написали, что она собрала «несколько десятков человек» или что на ней было «5 тыс. митингующих» и она была «самой массовой с 1999г.». Представляется, это как раз тот случай, когда нужно начинать черпать информацию из тех газет, которым доверяешь, и у тех авторов, к мнению которых прислушиваешься. Потому как поток интерпретаций будет только усиливаться. Итак, по нашему мнению, в 18.15 24 ноября у ступеней Дворца профсоюзов собралось не более 2,5 тыс. человек. Эта цифра совпадает с той, что была озвучена доверенным лицом Римашевского Павлом Северинцем в эфире белорусского радио «Свабода». Однако нужно учитывать: на площади было очень много сотрудников органов правопорядка, наблюдателей и журналистов. Все вместе эти заинтересованные лица составляли массовку из 500-700 человек, так что участниками мероприятия, поддерживавшими крики «Жыве Беларусь!» и «Верым! Можам! Пераможам!», были не более чем 2 тыс. граждан.

Из спецтехники на площади стоял лишь микроавтобус белого цвета со множеством антенн и видеокамерой в кабине. Толпа вела себя по отношению к нему корректно, наклеек не налепливала, милиционеров не оскорбляла. Вообще, поведение людей на площади в эту ночь было предельно осторожным. Корреспондент «БелГазеты» своими глазами видел, как корреспондент радиостанции шел от одного митингующего к другому и задавал один вопрос: «Почему вы здесь?» - и вместо ответов люди разворачивались спиной, отрицательно махали головами - лишь бы диктофон не зафиксировал их голоса. Таким образом, степень зашуганности протестующего электората достигла каких-то запредельных глубин.

Подавали примеры осмотрительности и некоторые кандидаты. Так, Владимир Некляев, обращаясь к собравшимся, едва ли не первой фразой сказал: я здесь, мол, не для того, чтобы встречаться с избирателями. Потому как есть уже одно предупреждение, а за второе ЦИК может снять. «Я здесь, - отметил Некляев, - для того, чтобы сказать, что я вас уважаю». За что он уважает митингующих, Некляев не сообщил. Возможно, к 19 декабря он что-нибудь придумает.

Другие вели себя смелее. Во-первых, их речи можно было разобрать. Речь Некляева была настолько невнятной (в т.ч. в плане громкости и орфоэпии), что после него взял мегафон руководитель штаба Андрей Дмитриев и произнес несколько четких слов, в т.ч. о том, что сейчас все только начинается, а продолжится - 19-го. Римашевский выступал эффектно и революционно. Сказал, что не стоит ждать лидеров, потому как их нет. Теперь - каждый лидер. И от действий каждого зависит, что у нас будет после выборов.

Эффектно прозвучали Дмитрий Дашкевич и Павел Северинец, в очередной раз подтвердив тезис о том, что в дипломатии и кабинетной политике - фавориты одни, а на площади, на митинге - совсем другие. Северинец, например, очень удачно завел толпу, выкрикивая «Вы довольны ситуацией в стране?» и побуждая кричать: «Нет!» Просто, без лирики и стихов, которые читал на площади кандидат-поэт Некляев.

ТОПТАНИЕ У ЦИК

После этого толпу повели на пл. Независимости к офису Центризбиркома. Уровень маразма при освещении этих событий в российской прессе может быть продемонстрирован фрагментом репортажа из интернет-издания «Газета.ru»: «Митингующие, двигавшиеся по проспекту, не встретили ни малейшего сопротивления со стороны милиции. Но ряды протестующих заметно поредели - их насчитывалось уже не больше трех тысяч». Митингующие двигались не по проспекту, а вдоль него, без перекрытия движения; 3 тыс. в рядах протестующих не было ни на площади, ни во время похода к ЦИК, когда численность сократилась в лучшем случае до 500 человек (среди которых по-прежнему было не менее сотни работающих специалистов). Группа под флагами, строго соблюдая правила дорожного движения, спустилась через переход у ГУМа - а иначе не позволяла милиция - и встретила юного кандидата в президенты Алеся Михалевича. Этот фрагмент лучше всего описывается фразой из онлайн-репортажа радио «Свабода»: «Возле ГУМа демонстрацию встретил кандидат Михалевич, который заявил, что в акции не участвует». Судя по всему, не участвовать в акции кандидат Михалевич решил все из-за того же риска получить предупреждение. Непонятно только, зачем он решил стать на пути следования толпы, чтобы сообщить ей об этом. Впрочем, мыслительные стратегии юного кандидата Михалевича понятны в этой стране далеко не всем.



Наконец, ведомая Статкевичем и Римашевским группа граждан дошла до Дома правительства. Дальше все развивалось как в художественном фильме «Snatch» английского режиссера Гая Ричи. В фильме есть фрагмент, где два придурка-грабителя решают накрыть букмекерскую контору, однако оказывается, что все деньги оттуда уже увезли. В итоге они пытаются убежать из конторы, но дверь не открывается. Они стреляют по ней из дробовика, пуля рикошетом задевает одного из них - оказывается, дверь бронированная. Потом выяснилось, что грабители открывали дверь не в ту сторону.

В общем, было как в кино: они подошли к зданию ЦИК, а оказалось, что двери закрыты. Двери в ЦИК всегда закрываются после 18.00. Стать у здания пикетом тоже не получилось - оно окружено двухметровым металлическим забором с заостренными пиками. В итоге предводители группы протестующих вступили в диалог с сотрудниками охраны здания, и те сказали, что могут пропустить внутрь только троих. Это показалось недостаточно эффектным, и всех зачем-то повели к памятнику Ленина. Тут состоялся митинг.

В его ходе Статкевич выразил свое отношение к людям, сидящим в ЦИК, и это нашло отклик в душе каждого из участников акции. Но дальше Статкевич - опытный политик, собаку съевший на организации акций, - зачем-то предложил повесить петицию с требованиями на вывеску ЦИК. При этом он почему-то попросил участников акции остаться на месте, а с ним вешать петицию на вывеску пройти журналистов и фотографов. Так между предводителем протестующих и самими протестующими возникла невидимая стена, что явно не пошло на пользу ощущению сопричастности.

Дальше было еще веселее: Статкевич повел всех не к главному входу в ЦИК, табличка которого скрыта за забором, а к главному входу в Палату представителей, находящемуся в правом крыле Дома правительства. Таблички-то видны были, а вот сообразить, что написано там не «ЦИК», а «Национальное собрание» на разных языках - мог только человек, бывавший у здания. В общем, группа направилась вешать петицию на табличку ЦИК, а оказалась перед табличкой «Палата представителей Национального собрания».

Римашевский тем временем заявлял, что он действует не для России, не для Запада и не для журналистов. Выглядело это как шпилька в спину налепливающего петицию к ЦИК на табличку ПП НС Статкевича.

Акция в итоге получилась сумбурной, несогласованной и малочисленной. Но за три недели до выборов произойти может еще многое: надо лишь не питать иллюзий и следить за атмосферой. Главный же вывод акции - это не была репетиция победы. Если победа и произойдет, она произойдет нерепетированно.
Добавить комментарий
Проверочный код