Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№47 (770) 29 ноября 2010 г. Последнее слово

«Нежелание чистить картошку - преступление?»

29.11.2010
 
В последнее время одна из наиболее обсуждаемых тем в системе исполнения наказания - практика применения условно-досрочного освобождения, а также замена неотбытой части наказания более мягким. Многие считают, что применение ст.90 («условно-досрочное освобождение от наказания»), 91 («замена неотбытой части наказания более мягким») УК и ст.411 («злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения») УК - это прерогатива администрации. Так ли это?


Приблизительно в апреле-мае т.г. по сравнению с положением предыдущих лет позиция администрации учреждения в отношении осужденных, достигших должной степени исправления, несколько изменилась. Бытует даже мнение, что это всего лишь временная необходимость, вызванная предстоящими президентскими выборами и возможными изменениями в Уголовном, Уголовно-процессуальном и Уголовно-исполнительном кодексах. Однако тогда напрашивается вопрос: стоит ли, с учетом абсолютного непонимания происходящего, заваливать жалобами Департамент исполнения наказания и прокуратуру, обвиняя при этом администрацию колонии в том, чему нет объяснения и достаточно четкого определения?

Отрицательный ответ очевиден, но чтобы понять происходящее, достаточно просто вернуться в то время, когда министром МВД был Наумов, т.к. именно в его бытность открылись настежь двери для всех желающих. Порядок применения ст.90, 91 УК был сведен до невероятного минимума и фактически ограничивался всего одной подписью под обязательствами.

С одной стороны, вроде бы ничего особенного в этом нет, но с другой - это свидетельствовало о том, что человек отказывается от определенных убеждений. Дача обязательств не являлась принуждением - она осуществлялась на добровольной основе, но для тех, кто не хотел этого делать, была предусмотрена другая дверь… Имеется в виду стопроцентная вероятность применения ст.411 УК («Злостное неповиновение»), ну а подвести под нее можно кого угодно. Это вопрос лишь времени и целенаправленного давления.

Сегодня уже ни для кого не является секретом тот факт, что последние десять лет в Беларуси велась усиленная борьба - но не столько с преступностью, сколько с Воровской Идеей, которая по своей сути далека от приписываемого ей понимания. Была разработана и запущена в действие программа по искоренению в криминальной среде воровских традиций, где основной упор делается на человеческий фактор… (по методу кнута и пряника). Это сработало. Свидетельство тому - небывалая активность в практике применения ст.90, 91 и, к сожалению, ст.411 УК.

Весной т.г. было заявлено, что десятилетняя программа в основном завершена (доклад публиковался в «Трудовом пути»), но как отразилось это на самой преступности?

За семь месяцев общее количество преступлений, совершенных в Минске лицами, имеющими судимость, увеличилось на 36%. Удельный вес рецидива - почти 50%. По Минской области ранее судимые лица совершили 4,8 тыс. преступлений… Надо полагать, в других областях показатели не лучше (апрель-октябрь). Что же в итоге получилось?

Преступность с весны выросла; применение ст.90, 91 УК с тех пор приостановилось. Не значит ли это, что вступила в начальную фазу еще некая программа?

Не проще ли было изначально уделить больше внимания профилактике? Считается, что причины, заставляющие идти на криминал, - это материальное положение, проблемы бытового и трудового устройства… С другой стороны, недостаточная организация работы милиции и заинтересованных ведомств по социальному сопровождению тех, кто вернулся из заключения. Выходит, истинная цель борьбы с Идеей лежит в несколько иной плоскости и несет в себе совершенно иные задачи, но есть ли оправдание сложившейся неразберихе, ведь это еще далеко не всё?

Анализируя события, которые происходили и происходят на свободе, невольно начинаешь задумываться об аналогии, т.к. тюрьма - это модель государства. То, что происходит там, как эхо отражается здесь. Вот и возникает вопрос: что ждет нас завтра?

P.S. Основные вопросы - это диспозиция статей: ст.90 и 91 УК РБ - как следует понимать слова «может быть применено», которые по смыслу исключают обязательность? Ст.411 УК РБ - как следует понимать слова «законные требования» и существуют ли четкие границы для установления именно преступного деяния? Допустимо ли считать преступлением нежелание чистить картошку и убирать территорию и лишать за это свободы?

* автор - заключенный ИК N5 в Ивацевичах
Добавить комментарий
Проверочный код