Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№45 (768) 15 ноября 2010 г. Радости жизни

Алкоголь, менты и понаехавшие

15.11.2010
Современный Минск глазами актуальных драматургов
Недавно на сцене минского Современного художественного театра состоялась премьера долгожданного проекта «Минск, я люблю тебя!» Нестандартный альманах состоит из трех пьес разных авторов - Дианы Балыко, Андрея Курейчика и Николая Рудковского - в воплощении трех режиссеров - Сергея Ковальчика, Венедикта Расстриженкова и Сергея Куликовского. Проект финансирует Минкульт, и показательно, что в нем участвуют молодые белорусские драматурги, режиссеры и актеры. Зрителям обещают новаторство, нестандартный подход, иронию и брутальность. Корреспондент «БелГазеты», привлеченная ажиотажем и отсутствием театральных рецензий от именитых критиков, посетила мероприятие в качестве простого зрителя, чтобы оценить его непредвзятым взглядом жителя Минска.
Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ



Любовь к Минску демонстрируется в пьесах хаотично - все мельтешит и меняется, сюжеты выглядят порой абсурдно. Пьеса «Минск.LIVE» Андрея Курейчика кажется, выдержана в жанре агросюрреализма: его ироничность настолько многослойна, что порой, к сожалению, кажется, что все это на полном серьезе. В истории о жлобинской девушке, которая поступает на минский филфак, а потом влюбляется в принца из Москвы, много едкости и намеренного квазитрэша - например, там, где памятник и врач «перевоспитывают» нерадивого москвича, полного имперских надежд. В свете нынешних отношений России и Беларуси пьеса о русском, считающем, что «все эта гребаная страна будет моей», выглядит живенько, пусть и смущают такие фразы, как «Беларусь мечтает о России, как женщина о надежном муже», или финальная сентенция о том, что Беларусь - «мамочка» России, которая ее всегда приголубит и скажет: «Вырас пад неба, а дурань як трэба». Стеба в пьесе так много, что он порой даже не воспринимается как юмор.

Диана Балыко представила, пожалуй, драматургически лучшую пьесу проекта - типичную комедию положений про жениха, который пропустил собственную свадьбу из-за того, что на светофоре его останавливает милиционер. Пьеса «Свадьбы не будет» вышла добрая и смешная, хороши трагикомические тандемы «жених - милиционер» и «невеста - подруга невесты».

Пьеса «Самый чистый город» Николая Рудковского, несмотря на великолепное режиссерское решение (актеры, танцуя, будто цитируют известные балетные сцены), в плане сюжета невнятная, сновидческая, полная запутанных монологов. Герои пьесы хотят найти в чистом Минске что-нибудь грязное и с этой целью соблазняют мальчика-гея красивой женщиной, а уличного милиционера - стаканом водки. Где-то с середины в пьесе начинается какая-то абсурдистская катавасия, будто в сценариста вселяется Эжен Ионеско, но как-то не полностью, что ли. Метафора чистоты и стремление с ней поиграть - идея хорошая, но на выходе получился сумбур, в котором переплетается неожиданно много для 40-минутного спектакля сюжетных линий, ни одна из которых не прорабатывается достаточно глубоко.

Говоря о спектакле в своем блоге, Диана Балыко упомянула хорошее определение о своей любви к Минску - «стокгольмский синдром». В зале, в исполнении зрителей это словосочетание также прозвучало несколько раз. Белорусы изо всех сил стараются породниться с тем, что отравляет их существование, - и это присутствует во всех пьесах. Жених, арестованный накануне свадьбы, чинит милиционеру компьютер. Беременная провинциалка ходит по Минску, мечтая, что ее сын вырастет и будет жить в столице, хвалит город и одновременно ненавидит его, под конец натужно признаваясь в любви.

Героиня Люси Лущик вроде любит русского жениха-«манагера», но остается в Беларуси, потому что памятник в ночи нашептал ей что-то о широких пустых проспектах и пиве «Алiварыя», отметив, что Москва «пахнет нефтью» (Минск же «пахнет крем-брюле»), и продекламировав Богдановича в противовес развязным стишкам Есенина, которые бормочет русский человек.

Девушка из пьесы Рудковского влюблена в молодого человека, но не позволяет ему даже целовать себя, потому что зациклена на «чистоте», чистых мыслях и чистом городе - любовь к чистому городу заставляет ее подавлять свои грязные желания. Ключевая фраза проекта прозвучала в пьесе Курейчика: «Она мечтает изменить Беларусь, а не опуститься до ее уровня!»

Отдельно стоит отметить музыкальное решение спектакля - оно получилось на удивление низкокачественным. Звучат невнятные ресторанные наигрыши на синтезаторе, цитаты из поп-песен, кавээновские веселые мотивчики, банальные дискоритмы. Саунд наделяет пьесу отягощающей иллюзией самодеятельности, школьного утренника. Странно, что создатели проекта не потрудились обратиться к именитым белорусским музыкантам или сделать микс из хороших и иллюстративных белорусских песен, предпочтя синтезаторное техно и пошловатую в контексте молодежной постановки «Беларусь, златые купола». Разве что в пьесе Рудковского один раз звучит цитата из «Крамбамбули» и песня Moby. Тем не менее непонятно, к чему там была группа «Мумий Тролль» и какое отношение она имеет к геям. Но это современный молодежный спектакль, и вероятно, здесь следует искать тайный привет Валерии Гай Германике, которая именно песней «Владивосток 2000» завершила свою «Школу».

В этом смысле показательно, что трилогия о Минске тоже заканчивается дикими танцами под «Мумий Тролль», только никто не умер и все счастливы.

Все три режиссера закрутили конфликт вокруг четырех основных «пунктиков»: милиция, провинциалы, алкоголь, любовь мужчины и женщины. Во всех трех пьесах провинциалы показательно «гаварат» на трасянке, все милиционеры пытаются оштрафовать или арестовать героев. Все герои распивают алкогольные напитки на улицах Минска, большинство из них по сценарию - пьяные. Всюду между мужчиной и женщиной происходит что-то не то: девушки отвергают своих воздыхателей ради сомнительных вещей: памятника, Минска, односельчанина, чистоты города и т.п. Это наводит на печальные размышления. Видимо, наши драматурги считают, что аура Минска включает в себя непременную алкогольную романтику, драму полицейского государства, большое количество колхозноватых, но добрых и честных «понаехавших» и ментальные проблемы, которые не позволяют белорусским женщинам отдаваться любви и заставляют их совершать необъяснимые поступки.

Попытка проследить развитие сюжета пьес на основе раскрытия четырёх основных тем

МИЛИЦИЯ

«Минск.LIVE». Милиционер алчно берет взятку у москвича, отмечая, что «50 рублей не хватает». Полное разрушение стереотипов и самый неожиданный момент в сценарии. Возможно, москвич заразил милиционера русскостью, и поэтому тот повел себя как русский милиционер?

«Свадьбы не будет». Милиционер - один из главных героев. Очень принципиален: останавливает на светофоре за переход на красный свет жениха, спешащего на свадьбу, и держит его в участке до выяснения личности. В конце меняется с ним местами особым, мистическим образом.

«Самый чистый город». Милиционер вначале хочет оштрафовать героев за распитие водки у Оперного, а потом пьет вместе с ними. После выясняется, что милиционер - поддельный, он актер, играет в Оперном в «Щелкунчике»: «Делаю наручниками щелк-щелк - вот и Щелкунчик!»

ПОНАЕХАВШИЕ

«Минск.LIVE». Героиня Лущик много говорит о том, что она из Жлобина; ее возлюбленный пытается представить Минск провинцией по сравнению с Москвой.

«Свадьбы не будет». Милиционер-провинциал говорит на трасянке, вспоминает родное село, потом невеста героя тоже оказывается оттуда родом и начинает говорить на хорошем белорусском - видимо, в селе изъяснялись на разных диалектах.

«Самый чистый город». На протяжении всего спектакля по Минску гуляет беременная девушка-провинциалка, на трасянке рассуждая о том, как в этом прекрасном городе будет жить ее сын. «Рэчка, как у нашай вёсцы. Но нихто не купаецца - сталица!» Мечтает, что сын станет известным, «как Дима Колдун или Саша Рыбак», а она будет его «по целявизару глядзець».

АЛКОГОЛЬ

«Минск.LIVE». Герои пьют виски в баре, потом пьют в сквере около вокзала, на сцене постоянно появляются бутылки, Лущик играет пьяную девушку.

«Свадьбы не будет». Героини весь спектакль яростно накачиваются шампанским, коктейлями, снова шампанским, жених накануне свадьбы принял коньяка «для смелости». Сыркина играет пьяную.

«Самый чистый город». Большая часть действия - распитие водки из пластиковых стаканчиков около Оперного. Звучит фраза: «Он не может целоваться, пока не выпьет. А вот выпьет - у него все получится». Почти все герои - пьяные.

ЛЮБОВЬ

«Минск.LIVE». Девушка отвергает возлюбленного москвича, потому что хочет остаться в Минске из любви к городу.

«Свадьбы не будет». Девушка отвергает жениха, т.к. поняла, что любит другого и случилась «точка невозврата».

«Самый чистый город». Девушка отвергает любимого, потому что ей кажется, что Минск - чистый город, который неуместно засорять грязными помыслами. В фильме присутствуют геи, но лубочные, неубедительные - похожие на Борю Моисеева и размахивающие радужным флагом.
Добавить комментарий
Проверочный код