Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№43 (766) 01 ноября 2010 г. Тема недели

Пролетарии всех стран, помогите!

01.11.2010
Беларусь надеется на коммунистов
С разницей в несколько дней Минск посетили коммунист Геннадий Зюганов и отставной полковник ГРУ Владимир Квачков, определивший свое политическое кредо в разговоре с «БелГазетой» как «русский православный националист» (cм. интервью с ним на стр. 8). Если этим людям приготовлена роль защитников Беларуси в России, то обращает внимание на себя одна деталь: все оставшиеся у нас «помощники» - представители левых взглядов. Беларусь как была«самой советской республикой» при Петре Машерове, так и осталась своего рода «комми ССР».
Виктор МАРТИНОВИЧ



Как раз когда лидер российских коммунистов и президент современной Беларуси беседовали о текущем моменте в российско-белорусских отношениях, на новостных лентах появилась потрясающая новость: «Архипелаг ГУЛАГ» включили в России в обязательную школьную программу. Пусть в сокращенном виде, но о геноциде народа при Сталине теперь будет знать любой российский школьник. Примерно с момента крушения самолета с польским президентом под Катынью в апреле т.г. в соседней огромной стране наблюдается разворот к осуждению своего тоталитарного прошлого. Пусть даже возле Музея репрессий в Вильнюсе до сих пор стоит памятник, который Россия при Борисе Ельцине согласилась установить в Якутии в память о замученных в лагерях литовцах, а потом, при Владимире Путине, переосмыслила недавнюю историю и устанавливать памятник отказалась, прозрение и согласие в этом вопросе - дело ближайшего будущего.

Соответственно, роль коммунистов в современной России минимальна. Левые проиграли свой последний бой в 1996г., когда Ельцин победил под слоганом «красные идут», перепугав страну вероятностью возврата той самой колбасы за 2.20, которой в Беларуси принято гордиться. А может, проиграли они еще раньше - когда в «Матросскую тишину» были водворены представители ГКЧП.

В Беларуси же построение социализма, рискнем предположить, является стержнем государственной идеологии. Именно оттого, что мы строим коммунизм, нам удается дружить с такими режимами, как венесуэльский или иранский. Наши левые взгляды как раз и являются тем обстоятельством, которое позволяет выуживать дешевую нефть из-за океана, вымаливать кредиты у Китая. Для Венесуэлы социализм означает в первую очередь противостояние США. Причем, если эта латиноамериканская страна, наш основной партнер сейчас, противостоит США и Израилю по идеологическим и военным соображениям, наш «коммунизм», если понимать его как противопоставление себя всему цивилизованному (т.е. капиталистическому) миру, зиждется на том, что из соображений стабильности политической системы мы элементарно не можем себе позволить либеральные ценности и свободы, принятые во всем мире. Мы не можем обниматься с США потому, что это требует от нас свободы слова и свободы собраний, а мы свободу и демократию понимаем по-советски: как право женщины рожать троих детей, как право трудиться, а не быть безработными.

«Коммунизм» и «социализм» белорусской госсистемы не прописан в методических пособиях по идеологии. Вы не найдете прямых ссылок на него в этапной статье о белорусской идеологии, написанной в эпоху зарождения этой самой идеологии академиком Валерием Рубиновым. Вы не увидите на улицах белорусских городов портретов Ленина, Маркса, Энгельса, Мао или Че, как это принято в классических «левых» странах. Но «коммунизм» белорусской системы настолько очевиден, что самый известный путеводитель мира, Lonely Planet, сделавший недавно книгу по Беларуси, определяет атмосферу здесь как «communism with cappuccino».

Экс-председатель Верховного совета РБ Станислав Шушкевич в своей книге о Беларуси определяет белорусский политический режим как «неокоммунизм». Однако для «неокоммунизма» здесь как-то слишком мало нового, как мало собственно открытой артикуляции того, в чем, в режиме какого типа мы живем. Ощущение, что власть не только не гордится тем, что все мы строим социализм, но даже как-то немножко этого стесняется.

Гораздо интересней гипотеза, высказанная в книге белорусского социолога, защищающего сейчас докторскую диссертацию в Польше, Нелли Бекус (книга называется «Belarus. Battle over identity»). Ученая пишет, что на Западе совершенно напрасно принимают нашу страну за государство транзитивное. Да, нас окружают страны именно транзитивные, т.е. находящиеся в стадии перехода от коммунизма к капитализму. К таким можно отнести Россию, Украину, Польшу, Литву, Латвию. Но в случае с Беларусью ни о какой транзитивности речи не идет. Власти Беларуси говорят всем своим поведением: да, тут был коммунизм! И это было прекрасно! Потому не собираются «ломать все то хорошее, что было в СССР» и т.п. На этом основании Бекус делает вывод, что Беларусь является«ретроутопией». То есть страной, которая строит не счастливое будущее, но как бы конструирует собственное«счастливое прошлое».

Задача белорусской идеологии состоит в том, чтобы максимально приблизить нынешнюю жизнь к тем стандартам, которые были в СССР. Мы строим ретроутопию, мы ведем нашу молодежь в прошлое, под красно-зеленым логотипом, который от эмблемы ВЛКСМ отличает только отсутствие золоченого Ильича, в то время как весь мир рвется вперед, даже Россия сменила собственную гордость Сталиным на комичные нанотехнологии и Сколково.

Так получилось, что у части стран, верящих старику Карлу Марксу, про которого все, что нужно, уже сказал Герберт Уэллс в своем гениальном эссе «Россия во мгле», есть какое-то количество ресурсов. А у политических сил, проводящих свои митинги под красными знаменами, еще есть какое-то количество сторонников. Думается, мы сможем уверенно идти в прошлое до того момента, пока у наших левых антикапиталистических друзей не кончатся ресурсы и сторонники, ведь наш «коммунизм», как любая попытка человека жить прошлым, воспоминаниями и ретрофантазиями, может существовать только на иждивении. Будем надеяться, пролетарии всех стран объединятся и нам помогут.
Добавить комментарий
Проверочный код