Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№41 (764) 18 октября 2010 г. Тема недели

Стресс в небольшом городе

18.10.2010
«Выбросить за борт большое количество людей невозможно»
Низкие показатели безработицы во многих городах Беларуси обеспечиваются не столько стабильностью социально-экономического развития региона, сколько директивным «удержанием» на местах рабочих рук независимо от того, есть ли в них производственная необходимость. В Беларуси около 50 моногородов - населенных пунктов, где одно предприятие обеспечивает работой не менее 25% экономически активного населения. Даже в период экономического кризиса эти предприятия не могли пойти на значительные сокращения: это стало бы социальным ударом для всего города.


Между тем перенасыщение предприятий лишними рабочими руками лишь быстрее загоняет их в петлю: содержание раздутого штата увеличивает себестоимость продукции, делая ее неконкурентоспособной. В эпоху, когда развитые страны сокращают людские ресурсы до минимума, автоматизируя производства, это превращается в бомбу замедленного действия.

Несколько лет назад эксперты программы развития ООН в Беларуси совместно со специалистами Минтруда исследовали проблемы моногородов. О том, что спасет градообразующие предприятия, корреспондент «БелГазеты» беседовала с кандидатом экономических наук, советником инициативы ООН «Глобальный договор» в Беларуси Таисией ЕЛЕЦКИХ.

- Проблема переполненности предприятий еще актуальна для Беларуси?

- Конечно. В городах, где, кроме градообразующего предприятия, почти нет работодателей, населению больше некуда пойти работать. Поэтому уволить - фактически выбросить за борт - большое количество людей, невозможно - этого не позволит ни правительство, ни местные власти. Ситуацию усугубляет то, что в Беларуси люди привыкли работать там, где живут, а не жить там, где смогут найти работу. Как правило, жители моногородов не готовы переезжать в другие населенные пункты. В результате мы имеем ситуацию, когда 30-40% людей, работающих на градообразующих предприятиях на полную ставку, на самом деле трудятся неполный рабочий день.

Нужно учитывать, что фонд оплаты труда зависит от объемов реализованной продукции. Поэтому чем больше людей производят одни и те же объемы, тем на большее количество частей приходится делить этот пирог. Очевидно, что каждая порция оказывается небольшой.

- Сколько людей потеряли бы работу, если бы уровень занятости на таких предприятиях определялся только экономической целесообразностью?

- Восемь лет назад на стеклозаводе «Неман» в Березовке (Лидский район Гродненской области) было занято около 4,2 тыс. человек, или 71% от экономически активного населения города. Мы подсчитали, что тот объем продукции, что на «Немане» выпускался усилиями 4 тыс. человек, на конкурирующем с «Неманом» заводе в Гусь-Хрустальном выпускали 3 тыс. человек. Это значит, что 1 тыс. человек можно было бы высвободить без ущерба для объема производства и тем самым на 25% поднять зарплату людям, в которых действительно есть необходимость.

Но любая реструктуризация предприятия с высвобождением четверти занятых на нем людей может вызвать социальные проблемы в городе.

- Выхода нет?

- Нужно не просто увольнять людей, а разрабатывать программу социально ответственного реструктурирования. Когда несколько лет назад мы изучали эту проблему, то разработали программу мер по снижению возможных негативных последствий при реструктурировании предприятия. Такая программа должна разрабатываться для каждого конкретного предприятия при партнерстве всех заинтересованных сторон - менеджмента предприятия, профсоюзов, местных органов власти, служб занятости, центров поддержки предпринимательства.

- Какие меры вы рекомендовали принять, чтобы после реструктурирования люди, потерявшие работу, не оказались за чертой бедности?

- Нужно обеспечить высвобождаемых работников доходами на время поиска нового рабочего места. Мы предусматривали несколько возможностей предотвращения бедности. Во-первых, это досрочный уход на пенсию. Думаю, на это согласились бы многие, поскольку зарплаты на градообразующих предприятиях часто не превышают или незначительно превышают размер пенсии. Во-вторых, людям нужно предоставить возможность переквалификации и переезда в другой населенный пункт, где можно будет найти работу по старой или новой специальности. В-третьих, мы предложили меры по активизации предпринимательской инициативы. Это обучение и консультирование начинающих предпринимателей, создание бизнес-инкубаторов, разработка программы финансово-кредитной поддержки малого бизнеса, снижение административных барьеров и расширение субконтрактации, когда предпринимательский сектор получает заказы от крупных предприятий, в т.ч. градообразующих.

Мы предполагали, что в моногородах будут созданы свободные экономические зоны, где бизнесу будут на 5-10 лет даны экономические преференции. Это будет стимулировать внешние инвестиции в моногорода для создания новых рабочих мест. Наши рекомендации были учтены в разработке программы развития малых городов. Но льготы были распространены на все малые населенные пункты, а не только на моногорода.

Предприятиям, которые проходят процесс реструктуризации, тоже должна быть оказана господдержка в виде налоговых послаблений, реструктуризации долгов, субсидирования процентной ставки по кредитам на цели модернизации производства.

- Есть ли примеры успешного реструктурирования градообразующих предприятий?

- Их можно найти в других странах. В Египте, например, при реструктуризации металлургической отрасли государство выдавало гранты на открытие собственного дела в размере $5 тыс. Проблема реструктурирования предприятий возникла в Восточной Германии после объединения ГДР и ФРГ.

Приведу пример реструктуризации судоверфи «Акер Висмар» в восточногерманском Ростоке. Инвестор, купивший эту судоверфь, хотел, чтобы из 6 тыс. работников осталась только 1 тыс. Он также требовал, чтобы было сохранено только основное производство, в то время как другие вспомогательные подразделения - слесарный, транспортный и другие цеха - были отделены. Тогда был создан круглый стол с участием всех заинтересованных сторон. В результате было достигнуто соглашение о том, что смежные производства будут обособлены, но их работники в течение года будут получать прежнюю зарплату, а в течение пяти лет предприятия будут обеспечены заказами от судоверфи. Отделившимся предприятиям государство предоставило кредиты на приобретение нового оборудования с отсрочкой платежа на 10 лет.

Такие условия показались частному бизнесу привлекательными. В итоге отделившиеся структурные подразделения диверсифицировали производство (например, бывший слесарный цех стал выпускать стеклопакеты), а в городе появились еще десять работодателей. Город стал более устойчивым с точки зрения социально-экономической ситуации.
Добавить комментарий
Проверочный код