Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№41 (764) 18 октября 2010 г. Радости жизни

Высший оперный пилотаж

18.10.2010
В Минске Хосе Каррерас пять раз выходил на бис
16 октября с 17.00 автобусы, идущие по направлению к минскому микрорайону Веснянка, перевозили исключительно приятных, интеллигентного вида людей преимущественно среднего возраста, допекавших кондукторов вопросами, где им выходить, чтобы попасть в «Минск-Арену». В этот день в Минске состоялся долгожданный концерт знаменитого испанского тенора Хосе Каррераса.
Максим ИВАЩЕНКО



Несмотря на заверения менеджеров певца о том, что Хосе Каррерас всегда начинает свои концерты вовремя, в «Минск-Арене» праздник оперы начался на 20 минут позже. Заждавшиеся зрители, не избалованные регулярным лицезрением звезд мировой оперы, рассыпались в отчаянных аплодисментах вышедшему наконец под свет софитов представительному испанцу, при ближайшем рассмотрении оказавшемуся, впрочем, нашим, белорусским, работником сцены, забиравшим микрофонную стойку.

(На фото: Для каждого города визит Каррераса - грандиознейшее событие; общая же панорама затянувшегося концертного сериала - вряд ли. Фото: flickr.com)

Концерт открыла оркестровая фарандола из сюиты Бизе «Арлезианка». Президентским оркестром РБ управлял Давид Хименес, племянник и многолетний творческий партнер тенора. Ко всеобщему ликованию сразу же после фарандолы на сцене появился и сам Каррерас. Свое выступление он начал с двух неаполитанских песен в классической обработке - «Последней серенады» Франческо Паоло Тости и «Тихой песни» Гаэтано Лама. Песни неаполитанских композиторов первой половины XIX - начала XX в. наряду с популярными ариями из оперетт, мюзиклов и оперной классики как раз и составляют «средиземноморскую» программу тенора. Такой облегченный репертуар предполагает значительно менее строгие требования как к помещению, так и к возможностям исполнителя. Было заметно, что первые песни дались Каррерасу с трудом - в них было не столько вокальное мастерство, сколько демонстрация класса по интонированию, поиску и расстановке нужных акцентов.

Через каждые 1-2 арии Каррераса сменяла на сцене Офелия Сала (сопрано, Испания). Ее выступления как раз были лишены кипения той внутренней борьбы большего и лучшего, постоянно происходившей у ее компаньона. Сала, при желании вполне собравшая бы меньший зал на сольный концерт, успешно отвлекала внимание «Минск-Арены» от отсутствия на сцене главного героя шоу. В эти редкие минуты отдыха Каррерасу за кулисами, наверное, массировал спину и плечи, помогая быстро восстановить силы, его верный телохранитель Инго - о нем много писали украинские журналисты, познакомившиеся с Инго и Каррерасом во время пресс-конференции и концерта в Киеве.

Тем временем одинаково идеальные арии из «Богемы» Джакомо Пуччини и «Ромео и Джульетты» Шарля Гуно в исполнении Офелии Сала крайне уместно оттеняли постепенно выходящего на ровное пение Каррераса - трамплин для второго отделения и феерического финала. В целом первая часть концерта вряд ли могла глубоко поразить публику - если говорить о впечатлении музыкальном, а не о трепете от встречи с кумиром.

Демон, а не Виктор Бабарикин, никем не объявленный и не представленный, выскочил на сцену, открывая второе отделение концерта. Художественный руководитель и главный дирижер Президентского оркестра РБ, сменив на пару арий у дирижерского пульта Хименеса, настолько остро переживал минуты аккомпанемента великому тенору, что сам представлял собой не меньшую «испанскую страсть», чем его более чем сдержанный во внешних проявлениях эмоций партнер. Не случайно именно песней «Страсть» Николя Валенте Каррерас открывал вторую часть концерта. В то же время музыканты Президентского оркестра в финале несколько смазали интригу всякого нового выхода Каррераса на бис - аккуратно переворачивая новую страницу нот после очередного оперного бонуса.

«Трио теноров» - Лучано Паваротти, Хосе Каррерас и Пласидо Доминго - вполне можно считать изобретателями нового жанра оперного искусства - стадионного концерта. Этот формат выступления, максимально адаптированный для массового восприятия, на самом деле предполагает принятие значительно большего числа условностей, чем в любой опере. Звучание оркестра на стадионе, в лучшем случае приближенное к качеству телетрансляции; выбор классических шлягеров, составляющих основную часть репертуара; в большей степени зрелищный, чем музыкальный, характер происходящего - со всем этим итог почти трехчасового концерта прост: минские поклонники оперы хотели увидеть и услышать Каррераса - они его увидели и услышали.

РАБОТА И СЦЕНА

Вступительное слово перед концертом доверено было произнести Александру Аверкову, телеведущему ОНТ. Авторитетно назвав Каррераса «золотым тенором» (так обычно именуют бывшего коллегу Каррераса по «Трио теноров» Лучано Паваротти), Аверков отметил: «Программа концерта носит название «Средиземноморская страсть». Маэстро лично составил программу сегодняшнего вечера». Маэстро действительно, скорее всего, лично составлял программу выступления в «Минск-Арене» - как и выступления днем ранее с аналогичной программой в Киеве, как и долгие четыре года успешного проката «Средиземноморской страсти» в странах СНГ и Европы.

Оговорка ведущего концерта точно отражает существующую тенденцию: менеджеры Каррераса с азартом соревнуются друг с другом, пытаясь представить своего подопечного «величайшим»,«самым лучшим»,«золотым». Между тем во время активной сценической карьеры Каррерасу не раз доставалось от въедливых критиков: его укоряли за недостаточный артистизм (драматизм, лиризм), склонность к облегченному репертуару, специфические особенности голоса; «Трио теноров» же и вовсе открыто называли «золотой жилой». Между тем главный талант Каррераса, при его несомненных вокальных достоинствах, былых или настоящих, - завидная убедительность, с которой он подчиняет себе любой зал и любую публику.

Концерт Каррераса, каким он был в Минске, Киеве или Ташкенте, традиционно складывается в целую повествовательную историю. Каррерас осторожно, даже несколько перестраховываясь, исполняет первые вещи; к концу отделения выходит на ровное, практически неотличимое эмоционально, исполнение 2-3 арий подряд с пиком в последних тактах и с начала второго отделения вплоть до 4-5 выходов на бис - форсифицированный набор фигур «высшего оперного пилотажа», иногда более чем смелый и рискованный. Все это проходит при минимуме вербальных контактов звезды с залом - все ограничивается словами благодарности на нескольких языках мира, чаще всего включая и язык принимающей стороны.

Фотографии и репортажи с концертов Каррераса в разных городах СНГ отличаются друг от друга ровно в той же степени, в какой варьируются программы «Средиземноморской страсти». В Минске великий тенор прямо на сцене вручил Офелии Сала одну розу из преподнесенного ему благодарной публикой букета - в Киеве он делал то же самое. Для каждого города визит Каррераса - грандиознейшее событие; общая же панорама затянувшегося концертного сериала - вряд ли.
Добавить комментарий
Проверочный код