Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№39 (762) 04 октября 2010 г. События. Оценки

«Что поделаешь, ну такой старший брат у меня»

04.10.2010
Президент Беларуси изобличил кремлёвский тандем
В минувшую пятницу президент Беларуси Александр Лукашенко четыре с половиной часа отвечал на вопросы российских журналистов, посетивших Минск с очередным пресс-туром. Свои речи президент попросил не интерпретировать «как наскок на лидеров российского государства», которые, в свою очередь, все время пытаются«если не уколоть, то накатить, а то и замочить». «Ну что поделаешь, ну такой старший брат у меня», - кротко заключил белорусский лидер.
Евгения СЕМЕНОВА



Братские репортеры наперебой приглашали президента в разные регионы России, передавали приветы, вспоминали его выступления во Владивостоке еще в бытность Бориса Ельцина («Я тогда подумал - за вас в огонь и воду!») и сокрушались, что их президента «Батькой не назовут - только царем». Для начала глава государства высказал мнение, что сюжеты центральных российских СМИ призваны «убедить людей от Калининграда до Владивостока, что белорусы - чуть ли не враги, а их президент - вор, убийца, предатель, а сама Беларусь - вечная нахлебница России. Бред полный, конечно».

Личные отношения с кремлевским тандемом оставляют желать лучшего: «Плохие отношения. Если не сказать хуже. Извините меня, когда человек находится в Китае и говорит «ничего хорошего не жду» [так президент России ответил на вопрос о президентских выборах в Беларуси. - «БелГазета»]… А чего тебе ждать? Чего ждать после такой политики?» Такие нападки госСМИ позволительны «только в военное время»: «Видите ли, поехал в Китай, чтобы озаботиться нашими выборами. Россией бы занимался больше - пользы бы больше было!»

Недавно из России приехал один из белорусских министров, работающий в секторе идеологии.

«Там к нему подошел один из ведущих людей, которые в тандеме за СМИ отвечают, и спросил: «Ну как мы вас мочим?» Хорошо мочите». Пользуясь случаем, Лукашенко лишний раз опроверг отдельные постулаты сиквела «Крестный батька», в частности о «краже $7 млрд. в год»: «Я уже говорил: найдете - заберите… Когда белорусы услышали, что их президент - вор, даже тот, кто не хотел за меня голосовать - уверен, будет».

Белорусская сторона располагает шокирующими кадрами, где запечатлены новейшие технологии эпохи холодной войны: «На этих кадрах журналисты учат Шушкевича, как пустить слезу по поводу этого журналиста, который повесился… Как фамилия? Бебенин. Я, честно говоря, впервые об этом журналисте услышал, когда он повесился». Экс-председатель Верховного Совета Станислав Шушкевич, давая интервью, «не мог заплакать и спрашивал: как фамилия журналиста, чтобы я не забыл? Это все попало в эфир».

К оппозиционерам, вещающим на российских каналах, глава государства относится «сносно»: «Кстати, эти каналы идут в Беларуси, и мы ни одного высказывания этого оппозиционера не закрыли, не запретили, как у вас часто это делается». Обидно, что бизнес России принялся финансировать русофобов: «Недавно такого курьера с $200 тыс. мы задержали». Радует, что тем самым Россия инвестирует в экономику РБ: «Эти оппозиционеры что-то возьмут да и купят в Беларуси».

Делая ставку на «бесполезных, бесперспективных людей», братская Россия скорее резвится, чем всерьез пытается насолить: «У нас есть списки всех их сторонников. 400 человек - это боевой отряд. Тех, которые могут противостоять на митингах, - 800 человек. Ну, может, тысяч 100-150 могут их поддержать на выборах».

Однако в ответ «грохотать из всех пушек» Беларусь не намерена: «Еще больше вымажешься в эту грязь!» Ведь если «показывают пятилетнего ребенка и поливают грязью, любой из вас, имеющий детей, смотрит с брезгливостью на это».

Отвергнутые белорусы в поисках энергоносителей и рынков сбыта добрались до Венесуэлы и Ирана: «Ну разве мы за тридевять земель, идиоты, пошли бы искать свое счастье? Да нет, никогда в жизни». Беларусь и впредь намерена избавляться от энергетической зависимости от России: «Вагонами нефть возим и будем возить, но на колени не станем!» Пусть даже ценой немалой крови и пота: «В Венесуэле, за тридевять земель, работают наши люди, за копейки строим им нефтепроводы, города, села. За копейки! Люди гибнут! И как вы хотите, чтобы я относился к российской власти?»

Между тем Беларусь забесплатно сторожит неблагодарного старшего брата: «Пункт ПВО - это суперсовременная система, мы видим от Балтики до Черного моря все пространство, все! И точно в режиме онлайн все передаем в Кремль, там Медведев может сесть на пульт и благодаря нам посмотреть, что у него творится от Балтики до Черного моря».

Черноморский флот России белорусский главнокомандующий назвал «флотом в луже»: «Подписали соглашение по флоту, «луже» этой. Против кого вы там собираетесь воевать? Развивали бы лучше флот на Тихом океане, в Атлантике. Ну, в Черном море, господь с вами, подписали. Сколько радости! И упрек белорусам: смотрите, как надо договариваться».

Пришлось напомнить Дмитрию Медведеву: «У тебя здесь две мощных базы. Сколько вы платите нам? Ноль. А там сколько заплатили? $40 млрд.».

К тому же «все, что едет, летит, ползет, пешком ходит из России в Европу, идет через Беларусь. Это тоже дорогого стоит! 100 млн. т грузов из Европы и обратно. Сколько заплатили за это? Ноль».

Друг познался в беде: «МВФ нам выделил… $3,8 млрд. Чужие дали, враги! Россия нам выделила в этот кризис… ничего».

Президент признался, что написал «теплое, доброе» письмо поддержки отставному мэру Москвы Юрию Лужкову: «Он был и останется моим другом». Не так давно Лужков даже попытался изменить мнение Лукашенко о Медведеве: «Уже подставляясь, скажу вам честно. У меня мнение о Дмитрии Анатольевиче было совершенно иным, и я его высказывал Лужкову. А у него было прекрасное мнение о президенте! Он так и говорил: наконец-то Россия получила порядочного президента».

Бизнес супруги Лужкова - Елены Батуриной - надуманный предлог для сокращения мужа: «Не будет его жена заниматься этим бизнесом - завтра будет жена другого заниматься. У вас же бизнесом занимаются жены всех политиков». В Беларуси бизнес-жену не обидят: «Я не против буду, если Елена придет тут с деньгами устроиться на работу».

В вопросе кадров не стоит рубить с плеча: «Ну вот, возьмем Беларусь. Вот Семашко [речь, по всей видимости, идет о первом вице-премьере Владимире Семашко. - «БелГазета»] - он такой у нас умница, но иногда как попрет на всех: такие-сякие, не понимаете! Пока президент не успокоит - сам не успокоится. Но ты сядь и подумай: это же умный человек, вдвое старше тебя, сам всего добился, столько для государства сделал! Какое ты имеешь право его незаслуженно выгнать с работы, даже не сказав спасибо?»

Белорусский лидер посоветовал миру «не напрягаться так с этой демократией». Истинная демократия - «это когда женщина может чувствовать себя женщиной, спокойно выйти замуж, создать семью, спокойно родить детей, воспитывать их и дать им образование». Лозунг прав человека на Западе придумали, чтобы «квасить Россию и Беларусь, но Россия богаче - может и ногой топнуть, и трубой шлепнуть».

Главное право человека - «право на жизнь. Второе - на труд, на достойную зарплату. Чтобы на заводской проходной тебя не долбали, омоновцы не препятствовали прохождению». Свобода выражаться и высказываться - «пожалуйста. Но только провоцировать власть нельзя. А то соберутся 20 отщепенцев и идут на крыльцо к резиденции президента, а у меня ведь не так, как в Кремле или в Белом доме: у меня нет забора возле резиденции. И все норовят туда влезть». На пятом этаже в кабинете президента даже нет бронированных стекол: «Но не надо там ходить, бросать палками в окна!»

В киоске в администрации президента «можно купить любую оппозиционную газету, которые издаются. Мы не запрещаем. Можем кого-нибудь из вас сейчас туда отправить, он купит все эти брехаловки, боевые листки, сюда привезет».

Одна из журналисток долго и путано спрашивала, как бороться с коррупцией.«Если вы не коррумпированы, так и скажите, - посоветовал президент, приведя в пример разговор с покойным Ельциным: - Вместе сидели, по 100 г, он говорит с обидой: видишь, меня упрекают, мол, деньги... Я говорю: Борис Николаевич, все просто. Меня Буш в этом упрекал. Я ему написал письмо - это действительно так было: найдешь - забери. Так и объявите! Он рассмеялся, но не объявил».

Рязанский репортер поблагодарил президента за помощь в тушении пожаров. «Я от вас первого слышу благодарность, - расчувствовался президент. - Ваши политологи, которые вокруг Кремля ходят, писали - мол, батька прислал тушить Россию команду спасателей и одного оператора: сейчас наш бардак будет снимать!» Руководство России даже отказалось от широкого жеста братской страны: «Говорю премьеру - позвони Путину, скажи, чтобы отдали нам Новгород, разберемся с пожарами за 10 дней. Не согласились. Согласились только на машины и вертолет. Секреты от белорусов? Да мы знаем там на каждом квадратном метре, где и что расположено, в т.ч. ядерные объекты!»

В отношениях же между странами «пожара пока нет, но отдельные возгорания существуют. Будем их тушить вместе с вами». «Так же слаженно, как и рязанские леса?» - с восторгом спросил акробат пера.

Когда Москва горела, «у меня как раз была тема туризма. Проехал по Браславским озерам, Нарочи… Приезжаю - меня везде встречает толпа людей: у нас путевки кончаются, но Москва горит, не отправляйте нас назад! Я говорю директору: на коридоре ставь кровати, но людей не выгоняй».

На декабрьских выборах «мне хотелось бы, чтобы за меня проголосовало две трети населения. Это конституционное большинство. Это высочайшая степень доверия, 70-75%, не надо 95% или 97%, как в прошлый раз». «Вы уже такие задачи формулировали предвыборному штабу или ЦИКу?» - невинно поинтересовался репортер. «Нет, - проигнорировал провокацию президент. - Сказал: если люди будут идти голосовать за Лукашенко, то вы их, пожалуйста, на пороге не держите».

Потом президент пустился в страстные рассуждения о селе, процитировав главу Нацбанка Петра Прокоповича, который однажды афористично выразился: «Если бы мы даже ничего не сделали за это время, то нам памятник при жизни надо поставить за спасение села». В первый год президентства Медведева «мы вместе ехали в Беловежскую Пущу, смотрит и говорит: «Как я тебе завидую. Такой урожай, хлеба хорошие. Как этого достичь?» Ну, я ему начинаю говорить одно, а он - нет, у нас это невозможно. Начинаю ему еще что-то там говорить, а он - нет, и это невозможно. Деревня, говорит, спилась».

Одна из журналисток пожаловалась, что журналистскому пулу показали «идеальное государство: «Где подвох?» Лукашенко попросил не считать Беларусь идеальной («Вот у нас и демократии нет, говорят») и в числе неискорененных бед назвал пьянство: «Пьем не меньше вас! Один народ. Правда, у нас пожестче немножко на производстве, да и на улице никто не пройдет мимо - люди могут голову отвернуть, если ты пьяный цепляешь кого-то плечом».

С потерявшими совесть гражданами приходится обходиться сурово: «Бросят детей, сами пьют где-то. Забираем детей, а тебя - на принудительную работу - Br150 тыс. надо на ребенка. Не работаешь - пойдешь в лагерь. Да, жестко». Перед глазами президента до сих пор стоит картина периода его раннего президентства: «В доме трое деток сидят и макароны, которые неделю назад пригорели на сковороде, ручонками царапают». Нынче в стране, в отличие от России, по крайней мере, не водится беспризорников: «Лет 13 назад у нас на улице на канализации сидело 32 человека. Отловили, отмыли, вычистили, устроили, образование получили, некоторые даже в Суворовском училище учились и нормальными людьми стали».

Не исключено, что после выборов придется, «как в советские времена», бороться с тунеядцами: «Люди очень болезненно реагируют, если на селе 2-3 разгильдяя ничего не делают, да еще на работу человек пойдет - в дом залезут».

Что касается политических кумиров президента, то раньше среди политиков, которых он ставил в пример, были Шарль де Голль и Теодор Рузвельт: «Потому что Владимир Ильич Ленин или Иосиф Виссарионович Сталин - вроде непопулярно. Хотя я абсолютно не придерживаюсь той точки зрения, как у вас в официальной России: что Сталин враг, Ленин - преступник». Побывав накануне на выставке картин и увидев изображение Ленина с молодежью, Лукашенко отметил: «Дай бог нам таких мыслителей, как Ленин, сейчас. Это глыба был. Хотя ошибок было море». Не надо бросаться в крайности: «Что, Мао Цзэдун был лучше в Китае? Но никто не ставит вопрос о выносе его из мавзолея, никто о нем плохого слова не сказал».

Лукашенко посоветовал электорату не обожествлять руководителей: «Не надо нас обожествлять - у нас недостатков больше, чем у вас… И последствия иногда одного решения такие пагубные, что обычный человек в жизни столько не натворит».

Тут один из репортеров совсем растаял: «У нас получается разговор, будто дети с батькой разговаривают, с отцом своим. Как живет наш батька, белорусский батька?» Президент признался, что нужно научиться жить в стрессовой ситуации: «Идешь спать - хорошо, если отключишься. На хоккейной тренировке можно отключиться на некоторое время: там особо не дадут подумать - могут и голову оторвать, и лоб расшибить. Мне четыре раза лицо шили. Вчера тоже одному парню разрубили лицо так, что понесли сшивать».

Глава государства не гнушается черной работы, и этот стиль переняло российское руководство. Так, Медведев уже был замечен с лопатой в поле: «Правда, копать не умеет, но лопату в руки взял. Раньше меня критиковали за это…» С помощью спиртного не расслабишься: «Я часто говорю, что у моей матери нет фермента, который перерабатывает спиртное. Видимо, по наследству и мне это перешло». В этом отношении «я скорее как женщина. Если меня угощают крепленым сладким женским вином, то я это могу выпить. Это вкусно. Но мужики пьют водку, самогон хороший крепкий. Я могу это попробовать, но не очень».

Расслабиться президенту нелегко: «У меня есть такое увлечение - рубить дрова». Однажды он пилил в Беловежской Пуще 450-летнюю сосну: «И на высоте 15-20 м находим дупло - 250 лет назад человек вырубил это дупло, чтобы пчел поселить. Обпилили кругом - и отнесли в музей. Мало того что президент распилил, так еще и это дупло».

Он мечтает только о том, чтобы после его ухода с поста над детьми президента «никто не издевался. Все сегодня хорошие, красиво песни тебе поют, а потом будут палками забрасывать». Особенно тревожит «этот малыш»: «Я вижу, как сейчас в России. Что он сделал российскому руководству плохого? И Медведев его знает, и Путин, и здоровались, Путин ему пистолет даже боевой подарил. Чего его так долбать?»

Никакой передачи власти по наследству сыновьям не будет: «Если уж я нормально буду уходить, а не под палками народа или «ату», то мы найдем Прокоповича, Семашко, Петрова, Сидорова, это очень крепкие люди, у нас их немало. Могу сказать: люди, если вы мне верите, поддержите его. Но не больше». При этом надо понимать, что «если он сильный министр, премьер-министр, это не факт, что он будет президентом. Запомните: президентами не становятся, президентами рождаются». К счастью, «белорусы щадяще ко мне относятся. Других могут костылять, но меня жалеют».

«Бесконечно очаровался вашей страной
, - елейно признался один из заезжих «акул пера и топора», как их обозначил президент. - Как бы мне не остаться?» «Самые крепкие мои журналисты в пуле - россияне! - воскликнул Лукашенко. - Вот Ольга Долгая у нас работает, ей дай автомат - она в бой пойдет за президента». «Думаю, все здесь собравшиеся сформировали добровольческий полк и за вас бы пошли», - подхватила братская акула пера.

Фото: БелТА
Добавить комментарий
Проверочный код