Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№37 (760) 20 сентября 2010 г. Тема недели

День победы назначен

20.09.2010
В Беларуси начались выборы
10 дней - на регистрацию инициативных групп, месяц - на сбор подписей и полтора месяца - на агитацию. В стране объявлены президентские выборы, которые норовят стать самыми скоротечными и незаметными за всю историю: с момента их назначения до объявления триумфа Александра Лукашенко пройдет три месяца и пять дней. Пока о кампании сообщает лишь то, что по телевидению запустили сюжеты, в которых говорится о невиданных успехах сельского хозяйства, экспорта и пакетирования соков. «Окно возможностей» для перемен, обусловленное конфликтом с Россией, на глазах превращается в форточку, в которую не пролезет ни одна нежелательная сволочь.
Виктор МАРТИНОВИЧ



Очень симптоматично, что в день, когда Палата дала старт кампании, Александр Лукашенко принял у себя генсека Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ) Николая Бордюжу. Встреча явно могла произойти в любой другой день, но белорусская сторона прекрасно все рассчитала. После очередной серии признаний в том, что мы - лучший и самый надежный союзник России, стало понятно: официальный Минск не намерен строить кампанию на противопоставлении Кремлю. Нет, это будут выборы, победа на которых будет достигнута путемсимуляции прекрасных отношений с Россией. Как бы сильно нас ни кусали по НТВ и другим (теперь уже решительно всем!) федеральным каналам России, Беларусь на это «не затачивается» и этого «не видит». В Беларуси - полный политический штиль и взаимопонимание с обоими представителями кремлевского тандема.

Именно для этого, кстати, понадобился перенос дня голосования на декабрь, когда еще не начнется скандальное обсуждение с «Газпромом» газового контракта на 2011г. - процесс, в ходе которого симуляция дружбы с Россией будет уже невозможна. О том, что совсем недавно на всех уровнях нам обещали выборы в феврале 2011г., все прекрасно помнят. Эксперты при этом понимают: сам факт изменения прежде анонсировавшейся даты работает против впечатления об устойчивости системы. Обещали в феврале, так и проводите в феврале! Назначение выборов на декабрь после заверений о феврале создает у номенклатуры апокалиптичное ощущение: повторится 2006г.! Ведь власть снова опасается проводить выборы по ранее озвученному графику. Вновь из-за опасных обстоятельств переносит их на несколько месяцев.

Но есть нюанс. В 2006г. выборы были назначены на март под давлением активно ездившего по регионам экс-единого кандидата в президенты от оппозиции Александра Милинкевича. В марте, а не в июне-июле их провели для того, чтобы белорусы не проголосовали за «единого». Сейчас выборы назначили на декабрь для того, чтобы люди не проголосовали против Александра Лукашенко. И в этом - ключевое отличие в предвыборной атмосфере. Единого нет, а власть - едина.

Ничто здесь не пошатнулось, все монолитно, как и ряды профоргов на прошедшем на неделе съезде Федерации профсоюзов Беларуси. Не было ни сенсационных уходов, ни громких заявлений должностных лиц, чувствующих, что запахло жареным и пора бежать с корабля. В некотором смысле Лукашенко силен каждым из этих профсоюзных делегатов, каждым милиционером в районе, каждым дворником, срывающим со столба предвыборную листовку. Лукашенко - это еще вот эта многомиллионная гвардия.

В оппозиции же монолита нет. Оппозиция не может понять, что когда Александр Милинкевич и Григорий Костусев поддерживают Владимира Некляева, они все становятся стеной. Что два плюс один здесь равно шесть - потому что к субъектам игры присоединяется еще некая невидимая энергия веры в победу. Один в поле не воин. Тем более когда этот воин выходит против полчища. Нет куража, нет ощущения назревающих перемен. Более того, есть ощущение, что «правая» коалиция (Милинкевич, Костусев, Римашевский), если зарегистрируют хотя бы одного из ее потенциальных кандидатов, будет работать в первую очередь против «Говори правду!». Слабые будут душить чуть сильнейших, и все это - на глазах у одного очень сильного.

А стало быть, можно было бы назначать на февраль, только придумать, что делать с этой самой Россией. Повторимся, у режима в ходе этой кампании нет объективных угроз. Информация о якобы готовящемся покушении, о «революционном сценарии России», нагнетание ощущения, что милиция обижена на президента и готова его «сдать», равно как атака на посольство РФ и другие страшные события, - сфабрикованные фальшивки, работаю-

щие в интересах тех, кто хочет испугать главу государства и заставить его вернуть жесткие сценарии 1990-х гг.

Уже становится очевидным, что степень влияния российских каналов была сильно преувеличена. Перекрываемые в Минске зубодробительные сюжеты и фильмы на российских телеканалах смотрятся здесь только активной аудиторией, имеющей выход в Интернет. Этой аудитории все и так понятно. Никаких сдвигов в представлениях большинства не ощущается. Единственная надежда, которая проскальзывает в публикациях российских СМИ, - ссылка на некие анонимные «соцопросы», не дающие президенту больше «тридцати с чем-то процентов» - выглядит так же, как и официальные рейтинги, сообщающие о «80% популярности».

В том-то все и дело в Беларуси, что сегодня никто точно не знает, каков рейтинг Александра Лукашенко и сколько избирателей готово за него проголосовать. Более того, на протяжении многих лет делалось все для того, чтобы не осталось не только независимой, но даже эффективной «зависимой», прогосударственной, социологии. Когда учитель приходит к родителям учеников и задает вопрос: «Как вы относитесь к власти?» (а началось и такое), он может получить лишь один ответ - «Очень хорошо отношусь». Потому как отношения учителя и ученика (родителей учеников) - это тоже отношения власти. Более того, когда к человеку на улице в нашей стране подходит социолог, даже независимый социолог (тем более независимый социолог!) - человек не скажет ему ничего! Ни о том, за кого на самом деле будет голосовать, ни о том, кому он симпатизирует, либералам или консерваторам. Да еще и милицию вызовет на этого социолога! Потому что страна у нас такая.

В этом смысле, когда читаешь новость об обыске у независимого социолога Андрея Вардомацкого, понимаешь это не как желание властей недопустить попадания в Сеть информации о реальном рейтинге, но желание хоть как-то узнать: а что думают люди реально? Но в ситуации, когда об опросах не могут сообщать белорусские медиа (независимые социологические службы запрещены, т.к. не зарегистрированы в Беларуси), можно говорить как о том, что рейтинг президента - 30%, так и о том, что его рейтинг 80%. И то и другое будет правдой и фейком одновременно. Так как правды не знает и не может знать тут никто. Более того - правды в этом вопросе просто не существует.

Наконец, правда о реальных итогах голосования просто не нужна. И так понятно, какие примерно цифры будут озвучены, причем никаких механизмов нормализации ситуации не придумано: наблюдатели по-прежнему будут стоять в другой стороне зала. И вот все это, включая девятерых претендентов, из которых только двое соберут подписи без помощи власти, - оставляет впечатление исключительной безысходности.

Когда российские медиа сообщают, что это будут самые непредсказуемые выборы за всю историю Беларуси, они не учитывают одного: за 16 лет методы работы всех участников избирательной цепи настолько хорошо усвоены субъектами политики и экспертами, что «непредсказуемость» тут остается лишь для мало информированных российских «политологов». Можно точно воспроизвести, какими словами будут отказывать представителям «Говори правду!» в помещениях для встреч с Некляевым, в проведении пикетов, в организации уличных мероприятий. И это - в том случае, если его в принципе зарегистрируют! А ведь могут не зарегистрировать, и опять же ничего ты с этим не сделаешь.

Что тут непредсказуемого? Где интрига? В том, что выборы не признают российские наблюдатели? Ну и что! Главное, что «народ признал»! В том, что борт N1 не получит разрешение на посадку в Москве, т.к. та посчитает, что «нелегитимный президент» не может участвовать в саммите ОДКБ и обсуждать цены на газ? И не такое переживали, не краснели! Да кому больше нужен этот ОДКБ? В том, что на этот раз, когда какое-то количество интеллигенции придет протестовать на площадь 19 декабря, на улице будет не минус пять и метель, а минус пятнадцать и ясное небо?

Термин «окно возможностей» в теорию публичной политики пришел из английского языка, указывая не на то «окно», что в стене, но скорее на то «окно», что возникает в сплошном движущемся потоке. Оригинальная семантика «окна возможностей» - из разряда «окна» в автомобильной пробке, пустоты, которую ты можешь успеть занять, если как следует и, главное, вовремя газануть. И вот в то время, когда вся страна, кажется, понимает и чувствует, что «окно возможностей» в 2010г. у сторонников перемен действительно появилось, не хватает как будто самого важного.

Ну вот, например, машины с нормальным двигателем, позволяющей «газануть» и занять место, которое долго пустым не будет. Может, нам всем не хватает чуда? А если дело в чуде, то предсказать его все равно невозможно. Можно только сидеть и ждать, читая новости.
Добавить комментарий
Проверочный код