Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№37 (760) 20 сентября 2010 г. Экономика

Пластмассовый Минпром

20.09.2010
Очевидное и невероятное
В условиях острейшего дефицита ресурсов, вызванного ходом мирового кризиса, потребностью в срочной модернизации промышленности и неожиданным для руководства республики введением россиянами пошлин на энергоносители, много разговоров о необходимости привлечь инвесторов. Которым нам нечего предложить, кроме кусков земли под гражданское строительство и объектов альтернативной энергетики.
Александр ОБУХОВИЧ



Проблемы нашей экономики известны: модернизация предприятий с выводом их на конкурентоспособный мировой уровень, создание новых рабочих мест, устранение структурных и территориальных диспропорций. Все - требуют ресурсов. И больших. В бюджете такого объема ресурсов быстро не собрать. И естественно, возникает искушение хоть часть ресурсов взять со стороны - от внешних и внутренних инвесторов.

Продажа предприятий в их нынешнем состоянии и в нынешних условиях кризиса неперспективна. Сначала необходимо провести их рационализацию (убрать лишнюю численность и неиспользуемые фонды), модернизацию (обновить оборудование, технологии) и финансовое оздоровление. А продавать за «любую цену», как предлагают либералы, нет смысла. Опыт России это доказал. Да и не решает такая продажа сама по себе никаких проблем - ни нашей промышленности, ни нашего бюджета. Намного перспективнее выглядит привлечение портфельных инвесторов.

Но здесь не все просто. Мы откровенно не готовы. Во-первых, имеют место субъективные факторы: у наших руководителей - директоров и чиновников - нет ни опыта, ни желания выстраивать с инвесторами отношения сотрудничества. Каждый из них желает быть полновластным хозяином. А выстроить отношения с посторонним, который побаивается за свои деньги и желает все видеть и принимать участие в подготовке решений, не так просто. К тому же такой партнер в любой момент может поменяться.

Во-вторых, никакой инвестор своими деньгами не хочет оплачивать содержание лишней численности и неиспользуемых фондов. В-третьих, стратегического инвестора, заинтересованного в долгосрочном сотрудничестве, в условиях мирового кризиса найти непросто. Тем более что у наших предприятий нет привычки платить дивиденды. В мире портфельными инвесторами выступают чаще всего спекулятивные фонды. Но у них свои требования: они надеются через какое-то время продать акции подороже. Поскольку такую продажу им придется гарантировать (на биржах наши акции не торгуются, и оценить вероятность такой продажи невозможно), реально инвестор выступает как кредитор. А насколько дорог такой кредит? Зачастую, с учетом оценки рисков, дороже, чем в банке.

И в-четвертых, любому инвестору нужно предъявить реальный, обоснованный бизнес-план, из которого он мог бы увидеть и просчитать собственные выгоды. Предъявить то, чем мы его завлекаем. Тут у нас - самое гиблое место: не зная потенциального инвестора и не представляя его потребностей, составить такой бизнес-план практически невозможно.

Если в сельском хозяйстве, энергетике, связи, транспорте и логистике у нас есть наработки и понимание того, что мы хотели бы получить в результате освоения инвестиций, в промышленности - ничего. Иллюстрация тому - содержание раздела «Инвестиционные предложения» на сайте Минпрома.

Строго говоря, инвестиционных предложений в этом разделе нет. Там просто свалены пожелания и планы некоторых предприятий. Уровень обоснованности этих планов, как и всех бизнес-планов Минпрома, - никакой, какая роль в их реализации отводится инвестору и что за вознаграждение ему предлагается - не сообщается.

Мало того, этот набор благих пожеланий никак не соотносится с проблемами, стоящими перед экономикой страны: никак не отражены проблемы перестройки структуры промышленности, создания рабочих мест в малых и средних городах, а также создания межотраслевых производств.

Взять, к примеру, пожелания завода «Термопласт»: «Техническое перевооружение пластмассового производства», «Техническое перевооружение инструментального хозяйства». Кстати, пластмассовое производство Запад не развивает, а выносит в Китай. Нам тоже желательно было бы развивать его не в Минске, а в малых городах. Ведь если не такие производства там развивать, то что? Что же касается инструментального хозяйства, то проблема эта остро стоит перед добрым десятком минских предприятий: инструментальные цеха устарели, средняя пресс-форма вместо двух недель делается три месяца и обходится дороже, чем заказ ее в Чехии или Хорватии.

Но современное оборудование высокопроизводительно, хорошо оснащенное производство по мощностям заведомо превысит потребности любого нашего завода. Не получается и кооперация: использование дорогостоящего незагруженного оборудования в сочетании с желанием директоров «повесить» на современные станки все свои накладные расходы делают кооперацию заведомо неконкурентоспособной по сравнению с импортом из той же Чехии. Не говоря уже о Китае. Выход - создание специализированных высокотехнологичных предприятий в оптимальной конфигурации. Но таких задач Минпром даже не ставит.

В этом примере - весь Минпром. Нена- много лучше выглядят пожелания и других директоров. С моей точки зрения, реализация таких инвестиционных предложений принесет стране больше вреда, чем пользы. Уже сегодня закупленные несколькими предприятиями однотипные современные станки не загружены, а желание директоров загрузить их хоть как-то препятствует организации специализированных производств: портфель заказов становится недостаточным, цены на услуги по кооперации - слишком высокими.

Как результат нашей неподготовленности - инвесторов мало. Намного меньше, чем требуется стране, исходя из складывающейся обстановки. А это значит - и дальше будут нарастать наше техническое отставание, зависимость от «Газпрома», иностранных правительств и банков.
Добавить комментарий
Проверочный код