Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№35 (758) 06 сентября 2010 г. Визави

Век работы не видать

06.09.2010
Куда податься зеку после отсидки
Лица, направленные на исправительные работы или вышедшие из мест лишения свободы, традиционно испытывают сложности с поиском работы - работодатели с бывшими зеками связываются неохотно. Одним из путей выхода из сложившейся ситуации стала ярмарка вакансий для осужденных, прошедшая 2 сентября в Пинске по инициативе управления по труду и соцзащите горисполкома и местной милиции.


Вакансии для спецконтингента предложили 17 пинских предприятий, из 40 осужденных 15 записались на собеседование к работодателям. О том, как на практике проходит трудоустройство лиц, отбывших заключение в местах лишения свободы, корреспонденты «БелГазеты» поинтересовались у начальника отдела кадров ОАО «Минский завод отопительного оборудования» Геннадия КУЧЕРЕНКО и директора одной из СТО Минского района Сергея ЯКОВЛЕВА.

 Геннадий КУЧЕРЕНКО: «ОТ НИХ ВСЕМИ СПОСОБАМИ ПЫТАЮТСЯ ОТКАЗАТЬСЯ»

- Прикаких обстоятельствах бывшие заключенные попадают на ваше предприятие?

- Во всех горизонталях-вертикалях сидят живые люди. Бывает, мне просто звонят:«Вот, надо помочь знакомому, родственнику и т.д.». Я тогда говорю: «Я ж не против, если хороший человек оступился и у него есть желание работать». Я абсолютно ничего не имею против таких людей - но когда с такой просьбой обращается служба занятости, то почему они его, такого хорошего, не могут взять на работу дворником или уборщиком помещений в том же горисполкоме? Если вертикальные структуры не берут этих людей к себе на работу, почему их «вешают» на предприятия, организации?

Государство уже давно обязывает госпредприятия и акционерные общества с большей долей акций в госсобственности принимать на работу таких лиц. Каждый год горисполкомы и главы районных администраций всей республики расписывают план обязательного приема на работу граждан, которые не имеют равной возможности конкурировать с остальными.

К примеру, берем Минский завод отопительного оборудования - и пошли по графам: лиц из мест лишения свободы в 2010г. принять 10 человек; многодетных родителей (дети, бюллетени… сами понимаете, что это такое) - 1 человека; инвалидов - 3 человек; обязанных лиц по декрету президента N29, которым предписано возмещать расходы государства на содержание детей, - 5 человек.

Я уже неоднократно задавал вертикали вопрос: «Почему в этой работе не участвуют коммерческие структуры?» Все эти группы лиц «вешают» на госпредприятия. А все многочисленные фирмы и фирмочки под это не подпадают - за руку я никого не ловил, но там как-то решается этот вопрос. Им выдают лицензию на право заниматься определенной деятельностью - почему они не участвуют в помощи лицам, прибывшим из мест лишения свободы?

- Механизм навязывания из-под палки предприятию бывших заключенных работает?

- По большому счету, на практике этот механизм не действует. Все делают умные лица, отчитываются, а потом по телевизору говорят, как это хорошо работает. Лично мне, например, ни один руководитель предприятия ни слова в упрек не сказал, когда я брал на работу бывшего осужденного. Но в подавляющем большинстве случаев от них всеми способами пытаются отказаться - просто из бытующих в народе предубеждений, стереотипов относительно таких людей.

Вот, представьте, вам в коллектив предлагают взять такого человека. Лично у меня предубеждений против таких людей нет. Но микроклимат в коллективе они нарушают. У меня работают 25 человек, которые осуждены, но находятся в исправительных учреждениях открытого типа. Я звоню в комендатуру и говорю: «Есть желающие работать - присылайте, будем смотреть, какие есть варианты». Разговариваю предварительно с начальником: если он категорически против - тогда нет. Но на заводе ведь не одно подразделение - можно что-то подобрать.

- Насколько тяжелым крестом для предприятия становится обязанность принимать на работу лиц с судимостью?

- На предприятиях, где я работал, у меня с этими людьми проблем никогда не было. Сегодня вот одного трудоустраивал - хлопец 19 лет, я даже не спросил, за что он сидел. Но от коллег-кадровиков и бывших заключенных прекрасно знаю, что на многих других предприятиях дело обстоит совсем не так.

- Не берут на работу из-за боязни повторения ранее судимым лицом преступных деяний?

- Коллектив - вещь сложившаяся. А у народа эта предубежденность идет еще издавна: так было на заводах и при советской власти, и при демократии. Раз человека «закрыли» - значит, по закону «закрыли». Придет в коллектив вот такой товарищ - может, он наркоман; может, ворюга, - и начнется дестабилизация коллектива. Во многих коллективах он будет белой вороной.

- С каким образованием и какими судимостями за плечами приходят к вам на завод лица из мест лишения свободы?

- Если взять примерную статистику, то около 80% лиц, приходящих к нам из мест лишения свободы, имеют среднее образование; остальные - среднее специальное, среднее техническое и выше. Лиц с высшим образованием среди этой категории работников - 3-5%. 50-60% приходят к нам с судимостью за воровство, кражу и мелкое хулиганство, попадаются и лица, сидевшие за убийство.

- Различается ли подход к обычному работнику и бывшему осужденному?

- У меня принцип такой: ни я, ни мастер, ни начальник цеха за бывшего заключенного работать не будем. Человек приходит и выполняет свои обязанности. Работает - нет вопросов. Это же работа, а не какие-то личные или семейные отношения. Но это сугубо мое личное мнение. А на большинстве предприятий, со слов бывших осужденных, к ним относятся по принципу «зачем нам головная боль?». И под любым предлогом (нет вакансий, нет навыков, нет образования) находится масса причин бывшему заключенному в приеме на работу отказать. И в Трудовом кодексе, между прочим, записано, что наниматель не обязан объяснять причину отказа. А мы идем государству навстречу. Ежегодно в ноябре на следующий год рассматриваем количество принимаемых на работу по всем перечисленным категориям.

- Все приемы и увольнения проходят через ваши руки. Каков процент бывших заключенных в статистике увольнений за нарушение трудовой дисциплины?

- Как ни странно, процент их увольнений у нас даже ниже, чем среди лиц, которые не были осуждены. На других предприятиях ситуация еще более интересная. Когда я работал на одном из крупнейших предприятий Минска в 2005г., по инициативе нанимателя за прогулы и пьянки из работающих 100 человек, ранее находившихся в местах лишения свободы, увольняли до 5 человек за год, а из остальных - раза в 2-3 больше.

- Многие из бывших осужденных действительно хотят работать?

- Первый мой вопрос к бывшему осужденному при устройстве на работу: «Желание работать есть?» Есть - работай, машина завертелась. А если он говорит: «Да нет, не хочу», - сразу даю ему бумагу, с которой он пришел из вертикального органа:«Пиши, что отказываешься». Из 100 человек пять напишут, что работать не будут: им просто нужно прийти на завод, отметиться. Они пишут, я подписываю, ставлю печать - вот и все вопросы.

Красной нитью через всю проблему трудо- устройства лиц, пришедших из мест лишения свободы, проходит вопрос, который я многократно ставил перед вертикалью: «Почему в квоту по приему на работу лиц из мест лишения свободы предприятию не засчитываются лица из районов города, к которым не относится предприятие?» Я беру, например, на работу человека с судимостью из Заводского района, а мне в вертикали говорят: «Хочешь взять - бери, но в квоту мы его тебе не засчитаем».

СПРАВКА «БелГазеты». Геннадий Кучеренко родился в 1961г. в Минске. В 1984г. окончил Рязанское высшее военно-командное училище связи; в 1984-93гг. служил в Вооруженных силах СССР, в 1993-95гг. - в МВД РФ. В 2000-05гг. - замначальника отдела кадров РУП «МАЗ»; в 2005-07гг. - заместитель гендиректора по кадровой и идеологической работе ОАО «Мотовело». С 2008г. - начальник отдела кадров ОАО «Минский завод отопительного оборудования».

Беседовал Максим ИВАЩЕНКО

 Сергей ЯКОВЛЕВ: «СУДИМОСТЬ ЗДЕСЬ НИ ПРИ ЧЁМ»

- Принимая на работу бывших заключенных, вы руководствовались тем, что это хорошие специалисты, ваши друзья или просто вошли в положение людей, попавших в непростую ситуацию?

- Коллектив СТО небольшой - 12 человек, четверо из которых отбыли срок заключения. Принимая их на работу, я руководствовался всеми названными вами критериями, часто входил в положение. Сотрудничество обоюдовыгодное: мне нужны люди, которых можно научить выполнять несложную работу, им - получить возможность зарабатывать.

- Речь идет о неквалифицированной работе?

- Только на первый взгляд работа шиномонтажника проста. В действительности он имеет дело со сложным оборудованием и автотехникой; неправильно установленное колесо грозит бедой на дороге. Поэтому сотрудник должен отдавать себе отчет, насколько хорошо выполнено дело, а бездумных людей, выполняющих обезьяний труд, видеть у себя не хотелось бы. Все мои подчиненные переживают за качество выполненной работы и пытаются держать установленную на предприятии планку. Ведь от этого напрямую зависит заработок. У человека, желающего устроиться на работу, должны быть желание и возможность работать. Мне безразлично, был он судим или нет, главное, чтобы работал хорошо.

- Не боитесь, что приходится иметь дело с людьми, некогда совершившими преступление?

- А вы представьте себе количество граждан нашей страны, которые некогда имели проблемы с законом, а ныне находятся на свободе. Если придерживаться негативного отношения к этой категории лиц, половину трудоспособного населения нашей страны придется вычеркнуть, оставив квалифицированных и грамотных специалистов вне рынка труда. А ведь среди осужденных за экономические преступления много умных и грамотных людей, у которых хватило мозгов воплотить в жизнь определенную схему получения денег.

Взять хотя бы фальшивомонетчика времен СССР, о котором намедни рассказывали по телевидению: человеку удалось подделать советские деньги, качество которых превосходило то, что у настоящих! Разве его способности не заслуживают уважения? Осознав это, американцы давно начали применять знания задержанных хакеров для защиты государственных интересов. Ну а если кто-то взял на твоем предприятии то, что плохо лежит, сам виноват - нужен элементарный контроль.

- Не проводите ли при приеме на работу ранее осужденных граждан некую градацию, предпочитая экономических преступников тем, кто совершил посягательство против личности?

- Прежде всего, меня интересует специалист. Главное не то, кем он был ранее, а то, как работает сегодня, как общается с клиентом. По моему мнению, далеко не каждый осужденный действительно совершил инкриминируемое ему преступление. И вообще, куда большую угрозу может представлять пьющий - безразлично, судимый или нет. Человек, ведущий асоциальный образ жизни, - вот реальная проблема. Если говорить о тех, кто совершил экономические преступления, то такие люди, освободившись, смогут устроиться самостоятельно. Маловероятно, что они захотят трудоустроиться на моем предприятии.

- Чего руководитель предприятия может ожидать от бывших заключенных, принятых на службу, - честной работы в благодарность за то, что ему помогли стать на путь исправления, или новых преступлений?

- Мне важно то, что такие люди ставят для себя во главу угла. Кто хочет найти себе применение в нормальной жизни - не совершит преступление. Кто хочет легких денег - совершит его, даже будучи несудимым. Посмотрите вокруг: множество несудимых граждан поддаются соблазну, совершают проступок. Начальнику, который боится сотрудников, имевших проблемы с законом, посоветую организовать службу контроля, поставить преграды, защищающие его предприятие от воровства. Достаточно не назначать ранее судимых на ответственные посты, усилить контроль - и проблем можно избежать.

- А вы контролируете сотрудников - бывших осужденных более жестко или у вас одинаковое отношение ко всем своим подчиненным?

- Ко всем сотрудникам отношусь одинаково.

- Совершали ли ваши подчиненные преступления?

- Нет. Несмотря на гипертрофированное восприятие, ранее судимые хорошо понимают, чего хочет работодатель. Есть дисциплинирующий фактор.

- Наказание?

- Не обязательно. Давить можно и на другие рычаги. Трудовую дисциплину может нарушить любой из работников любого предприятия, судимость здесь ни при чем. Если вы хотите, чтобы подчиненные не воровали - лишите их этой возможности.

- Как относитесь к общепринятому мнению, что бывших воров не бывает?

- Желание получить работу говорит о его стремлении зарабатывать, уйти от прежней жизни. Человек мог просто оступиться. Глупо отказываться от его желания приносить пользу предприятию. Кто не хочет работать, найдет массу способов отказаться от выполнения обязанностей даже в случае принуждения. В конце концов, просто оставит трудовую книжку на предприятии, где ему позволят числиться, и займется другим делом. Почему бы не дать человеку возможность нормально устроиться и зарабатывать, когда он просит об этом?

Я не альтруист, я всего лишь хочу, чтобы работа на моем СТО выполнялась качественно и в срок. Кто ее будет выполнять - не столь важно, шансов совершить кражу у меня мало. К тому же у ранее судимых не принято красть у своих.

- На зоне это называется «крысятничеством» и строго осуждается заключенными…

- На зоне существует правило: не брать у своих, поэтому заключенные не будут красть. Мои сотрудники находятся внутри коллектива, имущество которого принадлежит мне. Я несу за них ответственность, стараюсь создать хорошие условия труда и требую качественной работы.

- Существует ли текучесть кадров среди ранее осужденных?

- Она есть среди всех. Кто-то не сошелся характером с директором, кого-то не устраивает зарплата. Мне кажется, у ранее осужденных куда меньше желания покидать насиженное место хотя бы потому, что примут их далеко не везде.

- Чего боятся руководители большинства предприятий, отказывая бывшим осужденным в приеме на работу?

- Сложно говорить за других людей. Возможно, на их предприятиях плохо поставлен контроль и возможностей совершить противоправный поступок больше. Руководители просто заранее перестраховываются. Мне проще - все сотрудники на виду хотя бы потому, что только так можно отследить качество выполненных работ.

- Насколько сложно человеку, освободившемуся из колонии, вписаться в нормальную жизнь, найдя работу?

- Думаю, что ненамного сложнее, чем обычному человеку. Проблема в другом: за годы пребывания в заключении он теряет квалификацию - приходится наверстывать время, потерянное в колонии. Но и у демобилизованного из армии похожая проблема, разница лишь в том, что нет пятна в биографии.

СПРАВКА «БелГазеты».Сергей Яковлев родился в 1975г. в Минске. В 1997г. окончил Академию физвоспитания по специализации «тренер». С 2003г. работает в сфере сервисного обслуживания автомобилей. В 2004г. зарегистрировал ИП, в 2008г. учредил ЧУП, директором которого является.



Беседовала Елена АНКУДО
Добавить комментарий
Проверочный код