Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
«Нет в Беларуси того человека, который не знает о вас как о председателе великой страны» - сообщил Александр Лукашенко председателю КНР. А насколько хорошо вы знаете Си Цзиньпина?
давно на короткой ноге с товарищем Си
лично не знаком, но есть общие знакомые
пересекались пару раз на тусовках
тщательно отслеживаю каждый шаг товарища Си
не помню, кто это, но раз президент говорит, наверное, мы знакомы
№35 (758) 06 сентября 2010 г. Радости жизни

«Можно» уже «Едет»

06.09.2010
Двухдневный разогрев для Parov Stelar
3 и 4 сентября обозреватель «БелГазеты» Татьяна Замировская искренне пыталась понять и осмыслить, что же в новом фестивале «Бархатный сезон» действительно нового, а что в целом не противоречит суровым белорусским фестивальным традициям.
Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ



Двухдневного феста «Бархатный сезон», применительно к которому организаторы обещали явление белорусского Sziget’а и полное развенчание иллюзии того, что все новые фестивали в нашей стране являются одноразовыми, все ждали еще с августа: как раз тогда из-за жары не пускали в лес, и два дня в каком-то сосновом бору обещали праздник и восторг. Когда погода уже в начале сентября превратилась из августовской сразу в ноябрьскую, стало понятно: если фестиваль и не взял на себя карму одноразовости, то белорусское фестивальное проклятие насчет чудовищной погоды во всякий open-air его не обошло стороной.

Тем не менее «Бархатному сезону» удалось нарушить кое-какие белорусские open-air традиции. Уже на входе любой местный фестивальщик начинал чувствовать себя неуютно: охранники, стерегущие вход в парк приключений «Крутогорье», не проявляли традиционной жестокосердности, обыскивая посетителей. Этот гуманизм смущал - белорусы привыкли к суровым похлопываниям по одежде, твердым, но уверенным прикосновениям, выявляющим железные и стеклянные предметы, примотанные к человеческому телу; непреклонным покачиваниям головой в ответ на просьбу не отнимать капли в нос или пузырек с валерьянкой, триумфально обнаруженные в потайном кармане сумочки. Здешние охранники ничего такого не делали. Хотя территория даже охранялась крупной кавказской овчаркой - которая при ближайшем знакомстве оказалась обаятельным плюшевым мишкой, окруженным крошечными щеночками и пьяноватыми хипстерами.

В целом фестиваль удивлял некоторой сюрреалистичностью. По невероятному холоду среди сосен и берез в кромешной темноте ходили очень немногочисленные посетители, в зоне палаточного городка в землю были вкопаны автомобильные шины (палаток, к счастью, нет), зоны абсолютной темноты, из которой время от времени выплывали синеватые люди, укутанные в одеяла, сменялись подозрительными островками жизни - филиал клуба «Граффити» (уютный сарайчик), зона чилл-аута (большая палатка с обогревателями и диджеем), скалодром от спонсора (можно безопасно сорваться с вершины и выиграть ленточку для бэджа). Где-то в тени деревьев притаился шатер, в котором белорусские любители капоэйры действительно устроили локальный Sziget - они продавали смешные бусы, стучали во всевозможные бразильские ударные инструменты, выдавали самбу и «батукаду», смотрели фильмы про Бразилию, каждые пять минут кипятили чайник и всякому случайному ночному прохожему совали в руку холодный бубен - останься, мол, с нами, дорогой человек, поучаствуй в «батукаде». «Ну да, это похоже на «Сигет», потому что мы были на «Сигете», - объясняют радостные «капоэйристы». - И в Рио мы тоже были… А там, около броневичка, - то, что должно было быть сценой, на которой мы должны были выступать…».

Около броневичка (по территории парка живописно разбросаны броневички, телеги-беседки и еще какие-то арт-объекты) действительно лежали грустные белые куски целлофана. Это вторая сцена, которой не было. «Фестиваль «Можно!» на самом деле надо назвать фестивалем «Едет!», - вещал со сцены Александр Богданов, презентуя первую ночь феста, посвященную фестивалю актуальной белорусской музыки «Можно!» - Потому что нам организаторы с самого утра обо всем, чего здесь почему-то нет, но должно быть, говорят: едет! Кухня для музыкантов с горячей едой - едет! Вторая сцена, на которой уже сейчас должны играть Port Mone, - едет! Райдер для музыкантов - едет! Оборудование для большой сцены - едет!».

Группа Port Mone в первый день так и не выступила. Вторую сцену не смонтировали. Обещанные на ней RockerJocker сыграли в чилл-ауте. Фестиваль «Можно!» прошел с относительным успехом - зрителей было несколько сотен, все плясали под The Toobes и «Кассиопею», перестал идти дождь, некоторые посетители даже дождались утреннего концерта Drum Ecstasy («Зашибись, лучший концерт фестиваля!» - высокомерно объясняли они всем, кто не остался).

Второй день фестиваля, собственно, и являл собой долгожданный «Бархатный сезон» - с зарубежными гостями, играющими в стилях, близких к электросвингу, поп-джазу, лаунджу и нежному фестивальному фьюжну. Среди мурлыкающих околоджазовых девочек белорусские пост-панкеры Blackmail, играющие в стиле «мы тоже любим группу Interpol», выглядели почти неуместно. Фурор вызвала девочка из белорусской группы Lilac, про которую все сообщали друг другу на ухо, что «ей 17 лет и она из Борисова», а также что «это белорусская Нора Джонс» и «ничего подобного, это белорусские Cocorosie». Действительно, девочка 17 лет оказалась талантливой сочинительницей странных песен - возможно, это даже какой-то местный ответ Алине Орловой, Регине Спектор и прочим девочкам, поющим собственные песни под незатейливый аккомпанемент. Правда, небольшой бэнд, собранный ею для аккомпанемента песням, превращал их в стандартный хипстерский инди-поп - в рамках которого было очень сложно услышать, о чем девочка поет (кстати, на очень неплохом английском) и какой у нее на самом деле голос - то ли и правда как у Cocorosie, то ли все-таки как у Ройшин Мерфи.

После томных и уютных выступлений украинских гостей Pur Pur и Frost Nova на сцену наконец-то выбрались хедлайнеры вечера, играющие в подобном стиле больше десятка лет и являющиеся чуть ли ни пионерами современного электро-свинга, - австрийская группа Parov Stelar Band. Тут же стало ясно, что весь этот фестиваль - масштабный двухдневный разогрев перед выступлением этой прекрасной группы. Звук на сцене тут же стал европейским и качественным, зрителей тут же стало 500-600 человек (до этого было в разы меньше), все происходившее обрело смысл, посетители начали сбрасывать с себя одеяла и пледы, из депрессивных синих матрешек превращаясь в веселых танцующих молодых людей.

«Мы много путешествуем, - с нежностью сообщила вокалистка Parov Stelar. - Но в такой приятной дружелюбной толпе всегда чувствуем, что мы - дома!». Что ж, Sziget’а не получилось, зато все пару часов хоть потанцевали под отличную европейскую музыку.
Добавить комментарий
Проверочный код