Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№33 (756) 23 августа 2010 г. Визави

Покажи язык

23.08.2010
Минобраз основательно взялся за иностранный
В Беларуси грядет реформа реформы образования. Как сообщил в минувший четверг на пресс-конференции в Минске замминистра образования Казимир Фарино, «с 1 сентября в школах Беларуси вводится дополнительный, третий, урок в неделю по иностранным языкам». Потому что заявлять о себе миру и привлекать иностранных туристов и инвесторов Беларуси желательно на языке международного общения, а «два часа в неделю мало, чтобы качественно усвоить иностранный язык». Коснется возвращение двумя годами ранее отмененной нормы всех учащихся с 3-го по 11-й класс, а также гимназистов.


Для пущей эффективности процесса «каждый класс будет поделен на три подгруппы», а для формирования устойчивой мотивации «через два года в Беларуси будет введен обязательный экзамен по иностранному языку за курс базовой школы». Поднятие иностранного языка в Беларуси на новый уровень будет осуществляться силами учителей иностранного языка, которых «подготовлено достаточное количество». Насколько успешно работает несколько лет существующая в Беларуси «программа по повышению качества изучения иностранных языков», «БелГазета» попросила прокомментировать бывшего учителя английского языка средней школы Татьяну ЖУКОВУ и директора лингвистического центра Big Apple Елену КОРАБЕЛЬНИКОВУ.

Татьяна ЖУКОВА: «ЛЮБОЙ ВЫПУСКНИК ШКОЛЫ МОЖЕТ СВОБОДНО РАЗГОВАРИВАТЬ НА ИНОСТРАННОМ ЯЗЫКЕ»

- Многие считают ситуацию с изучением иностранного языка в белорусских школах катастрофической…

- Я с этим мнением категорически не согласна. Сейчас из школы выходит довольно много людей, которые свободно разговаривают на иностранном языке. Если человек действительно хочет изучать иностранный язык, в школе у него для этого есть все возможности. Ну а кто не хочет, того, конечно же, не заставишь.

- Какие возможности предоставляет сегодня школа для изучения иностранного языка?

- Сейчас в школах у учителей есть гораздо больше учебного материала, чем раньше. В любой школе имеется тот же видеомагнитофон, есть специальные обучающие видеопрограммы. Современные школьные учебники иностранных языков тоже построены хорошо. Специализированные школы, в свою очередь, оборудованы лингафонными кабинетами и обучающими компьютерными программами.

- То есть выучить иностранный язык за школьный курс вполне возможно?

- Смотря на каком уровне и для чего. Если для того, чтобы поехать в какую-то страну и разговаривать на иностранном языке, - да, возможно. Конечно, о каком-то более высоком уровне говорить здесь не приходится - для этого школьнику все-таки нужны будут дополнительные занятия, курсы и т.д. А на разговорном уровне - пожалуйста! Любой выпускник 11-го класса школы, который хорошо учился и прилагал к этому соответствующие усилия, свободно может разговаривать на иностранном языке.

- Он в состоянии поддержать беседу на какие-то несложные темы, не допуская при этом грубых ошибок?

- Совершенно верно. Грамматика сейчас в школах тоже преподается на более чем достаточном уровне.

- Каковы показатели того, что школьник освоил иностранный язык?

- Самый главный критерий того, что человек владеет языком, - когда он на нем разговаривает. Для чего в школе изучается иностранный язык? Для того чтобы человек им впоследствии пользовался, разговаривал на нем. Если человек разговаривает на иностранном языке - это самый верный показатель того, что он язык освоил.

- Политика Минобраза в отношении изучения иностранного языка в школах выглядит более чем непоследовательной. Во время школьной реформы 2008г. сократили количество часов иностранного языка, чтобы, по словам замглавы администрации президента академика Анатолия Рубинова, не готовить «специалистов для Запада». Сейчас количество часов иностранного языка в школах снова увеличивают…

- За Минобраз и его решения я отвечать не могу. То, что сейчас добавили количество уроков иностранного языка в неделю - это, безусловно, хорошо: чем больше часов для изучения языка, тем лучше. На мой взгляд, ранее количество часов было снижено отнюдь не ради того, чтобы не готовить специалистов для Запада. Мы все знаем, что школьная программа сейчас очень сложная и наши дети очень перегружены. Я думаю, что тот шаг был сделан с целью уменьшения нагрузки. Для здоровья детей, может быть, это было и неплохо. Но для изучения иностранного языка, для учителя, который должен был в два часа уложить то, на что требуется три, это составляло определенные сложности.

- Чем, кроме маленькой зарплаты, школа может удержать в своих стенах талантливых преподавателей иностранного языка и привлечь новых?

- Учитель иностранного языка по сравнению с другими учителями находится в более выгодном положении. Каждый класс на занятиях по иностранному языку делится на две группы, в некоторых школах - на три, если есть такая возможность. Одно дело, когда у учителя в классе сидит 30 человек, и совсем другое - когда в группе 8-9 человек. Учителю с такими группами работать проще. Это делается в т.ч. для лучшего усвоения материала: изучение иностранного языка предполагает общение, и учитель должен охватить своим вниманием каждого ребенка, с каждым пообщаться.

Что касается школьных зарплат, то учителя математики, химии, все остальные предметники материально заинтересовываются государством столь же слабо, как и учителя, например, английского языка. Вопрос зарплаты в наших школах - очень болезненный.

- У учителя иностранного языка больше шансов трудоустроиться за стенами школы, чем, например, у учителя химии?

- Почему? Хороший химик может пойти работать, например, на производство. В то же время я не думаю, что человеку, преподававшему иностранный язык в школе, будет так уж просто устроиться где-то переводчиком. Более того, я не думаю, что даже если он найдет такое место, работать там ему будет легко. Работать переводчиком может далеко не каждый учитель иностранного языка - наверняка ему понадобится совершенствовать язык, практика за границей…

- Если школа дает нормальный разговорный уровень владения иностранным языком, почему в приемных наших предприятий часто не могут связать двух слов по-английски?

- Здесь может проявляться эффект неожиданности: возможно, эти люди не каждый день общаются на английском языке. Я допускаю возможность того, что человек может сносно разговаривать на иностранном языке, но от неожиданности просто растеряется и не сможет ответить. Перепутать названия цифр на английском языке можно не потому, что человек не знает языка, а просто в момент растерянности.

Опять же уровень компании может не предполагать настолько широкого спектра деятельности; возможно, она ориентирована на внутренний рынок, просто не работает с зарубежными партнерами. Или в компании могут быть сотрудники, которые хорошо говорят на английском языке, но журналистам во время эксперимента не повезло на них попасть.

- Как увязать хорошую подготовку, которую дает школа по иностранному языку своим выпускникам, с не самыми высокими результатами тестирования по иностранному языку в этом году?

- Любое тестирование, на мой взгляд, носит более чем субъективный характер. Тест может быть просто неудачно составлен: нередко даже учителям английского языка кажется, что на один вариант подходит вроде бы несколько ответов теста. Более достоверным способом проверки знания иностранного языка является непосредственно общение, тестирование же в контроле знаний по иностранному языку себя не оправдывает.

СПРАВКА «БелГазеты». Татьяна Жукова родилась в 1978г. в Минске. В 2002г. окончила Минский государственный лингвистический университет по специальности «английский язык». В 1998-2003гг. преподавала английский язык в школе. В настоящий момент - редактор Белтелерадиокомпании.

Беседовал Кирилл БОРИСЕНКО

Елена КОРАБЕЛЬНИКОВА: «ПОСЛЕ ИЗУЧЕНИЯ АНГЛИЙСКОГО В ШКОЛЕ МОГУТ СКАЗАТЬ ТОЛЬКО «I АM ON DUTY TODAY»

- Какова ситуация с иностранным языком в стране? Где у нас иностранный язык?

- Ситуация плачевная. Любой иностранец, приехавший в столицу, - я уже не говорю про областные центры или периферию - столкнется с проблемой: в универмаге его не обслужат, в ресторане и аптеке не поймут. Даже на улице хорошо, если один человек из десяти сможет понять его вопрос и объяснить не жестами, как пройти в нужном направлении. Во многом это из-за языковой изоляции страны. У нас нет потока туристов, мы изолированы отечественным телевидением от иноязычных каналов. Если бы были свободнее границы, доступ к обучению в других странах, ситуация бы изменилась, возникла бы мотивация.

Да, есть еще Интернет, но согласитесь, люди всегда пытаются облегчить себе жизнь: если есть страничка на русском или возможность постраничного перевода, никто не станет напрягаться и читать оригинал. По самоучителю даже я, как специалист, вряд ли осилю язык - это очень трудозатратно, и нужно быть исключительно самоорганизованным человеком, а таких людей мало. А разговорник - и вовсе простое заталкивание фраз в кратковременную память, без понимания. То, что бессмысленно заучивается, бессмысленным остается.

- Изменит ли что-то введение дополнительного урока иностранного языка в неделю? Неужели трех часов в неделю достаточно?

- Естественно, не достаточно. Ситуация немного улучшится: три в любом случае лучше, чем два. Но чтобы количество перешло в качество, должны быть коренным образом изменены подача материала, вся система. Я до сих пор не понимаю, как эти бедные дети с 3-го по 11-й класс учат иностранный язык, а на выходе получается, что мало кто говорит. И не факт, что грамматика тоже нормальная. До реформы образования была особая каста - профильные гимназии. Они более или менее знали, но в общем и целом система среднего образования делает все, чтобы отбить желание учить. Потому что английский надо именно учить.

- Что предполагает этот процесс и каковы критерии «качественного усвоения иностранного языка»?

- Иностранный - другой язык. Это не география, где ты прочитал параграф на родном языке, все понял, пересказал. Тут другая структура, которую надо понять. В школе для этого условий немного: учебники не очень интересные, уроки и отдельные учителя - скучные, группы - большие.

Что касается качественного усвоения иностранного языка, то единственный показатель этого - умение говорить на этом языке. Когда в иноязычной среде он может спокойно попросить то, что ему нужно, разрешить какую-то ситуацию. Не вставка артиклей, не количество баллов и не чтение со словарем, а именно умение говорить.

- Даст ли какой-то результат деление класса на три группы, а не на две, как раньше?

- Объективно, чем меньше в группе человек, тем лучше для учащихся. Часто люди задают вопрос: что лучше - занятия в группе или индивидуально? Преимущество группы перед обучением с репетитором - возможность делать виды учебных работ, которые индивидуально с преподавателем не сделаешь. Например, составить диалог, обсудить ситуацию в малых группах, научиться вести дискуссию. Последнее - тоже определенный навык, не каждый умеет вежливо перебить собеседника, согласиться или не согласиться. Плюс - слышать не только преподавателя, но и речь своих коллег. Группа - это уникальное сочетание возрастных, гендерных и других различий между слушателями. В группе заниматься интересно. Индивидуально заниматься дороже, но удобнее - выбираешь сам себе время, график, темп работы. Легче отслеживать динамику и пробелы: усвоил - идем дальше, не усвоил - о’кей, повторим еще раз. В группе семеро одного не ждут.

- Может, низкий уровень владения иностранным в школе объясняется плохой подготовкой учителей в инязе?

- Дело не только в качестве подготовки, но и в самих студентах. Тот, кто плохо учился, будет плохим преподавателем. Программа одна - вопрос, как учишься. Учить язык непросто - это ежедневный труд. Это не 10 формул по физике - выучил, принцип решения знаешь, и при наличии мозга можно задачу решить. Язык за два дня не выучишь.

- Можно ли его в принципе выучить? Тем более за школьный курс?

- Зазубривание топиков в школе - не изучение английского. Важно иметь языковую среду. И тут снова все упирается во внешнеэкономическую политику. Иностранный язык все равно неродной, люди им пользуются от случая к случаю. Поэтому говорить о том, чтобы человек думал на языке, вряд ли приходится. Но научиться хорошо владеть языком можно. Тут примеров масса: посмотрите на скандинавов - все хорошо говорят на английском, хотя он не родной. Вопрос системы обучения, политики, мотивации.

- За какой период можно выучить английский до уровня, достаточного, чтобы более или менее свободно коммуницировать?

- Этот вопрос меня всегда ставит в тупик. Если сидеть сутками, то можно и за полгода. Но для уровня бытового общения достаточно - я по своим студентам сужу - года, при графике три раза в неделю. Комплексный учебный процесс с прослушиванием, с говорением.

- «Английский за 12 часов» - это бред?

- С нуля - однозначно невозможно. За это время можно дать элементарное представление о языке, но говорить человек не будет. Для усвоения нужно время. Даже интенсив-курс должен быть 4-5 раз в неделю по нескольку часов хотя бы в течение 2,5-3 месяцев. Происходит погружение в язык, которое помогает «разговорить» человека, показать ему, что не надо бояться негрубых ошибок и пропуска артиклей - это не смертельно. Лучше употребить неправильный предлог, чем промолчать.

- Восполняют ли языковые курсы школьные пробелы?

- Конечно, поэтому и есть спрос. Люди понимают, что знаний не хватает, самостоятельно поднять курс сложно. Хотя часто проще научить человека без знания языка, нежели слушателя с базовым школьным курсом английского, если эта база заложена неверно начиная с произношения. Но то, что лежало в пассиве годами, безусловно, активизируется.

- Какова основная мотивация для изучения иностранного языка?

- У каждого своя. Ко мне на курсы не приходят работники промпредприятий. Приходит интеллигенция, средний класс: менеджеры разношерстных компаний, которым нужен английский по работе. Люди, активно занимающиеся собственным бизнесом, состоятельные люди, их жены-домохозяйки. У кого-то дети в Англии живут, кто-то научный работник с международной репутацией - надо марку держать. Если есть время и желание развиваться - приходят «для себя». Средний возраст - 28-35 лет. Много работников фармацевтических компаний - вся фармацевтика на английском. Английский - рабочий язык многих компаний. Но главный стимул - это деньги. Люди работают на перспективу.

Уровень подготовки разный, но очень много elementary, которые после изучения английского в нашей школе могут сказать только «I аm on duty today». Часто школа запутывает человека до такой степени, что создается ложное ощущение неподъемности иностранного средним умом. Возникает страх перед артиклями и количеством времен. Был бы он настолько сложным, весь мир на нем бы не говорил.

- Приходили ли к вам на курсы сотрудники маркетинговых служб госпредприятий, которые, согласно февральскому постановлению Совмина N284, до 1 августа должны были обязательно овладеть иностранными языками?

- Не приходили, но звонили буквально на следующий день после принятия постановления. Отпугнули их коммерческие цены - госпредприятия привыкли получать все бесплатно. Правда, я не совсем понимаю, зачем госпредприятию заставлять своих сотрудников учить английский? Ведь они его и учить так будут - из-под палки. Это не личная мотивация. Изначально берите на госпредприятия людей со знанием иностранного языка. Заинтересованный в должности сам побежит на курсы.

Все эти эксперименты по всеобщему обучению иностранному неэффективны. У меня есть опыт работы со слушателями с госпредприятий. Предприятия проплачивали, а люди вынуждены были ходить. Я видела этого несчастного 50-летнего бухгалтера, в жизни не говорившего на английском, ни одного документа на английском не видевшего. Она занимается конкретными цифрами для Беларуси, она специалист в своем деле и без английского языка. И зачем-то пытается выучить тему, написанную дочкой. Привлечение инвесторов для государства - сомнительный мотив для конкретного человека.

- Как прокомментируете то, что два года назад во время школьной реформы сократили количество часов иностранного, чтобы не готовить «специалистов для Запада»?

- Банальная ксенофобия. Нужно быть абсолютно недальновидным, чтобы не понимать, что, позиционируя себя центром Европы, надо как минимум знать ее язык. Чтобы как-то с ней разговаривать. Потому что Европа точно не станет учить белорусский. У нас проще убрать час английского в неделю из и без того куцего школьного курса, чем создать условия, препятствующие утечке мозгов на Запад. Чиновники сами не владеют иностранным, поэтому считают его ненужным. Вся передовая наука - на английском языке. Чтобы двигать собственную, нужно быть в курсе. А не ждать, пока переведут.

- Почему у белорусов нет желания и потребности говорить на языке международного общения?

- Белорусы, по большому счету, инертны и зажаты в силу. К тому же им негде говорить. Плюс бедность. Когда звонят, в первую очередь интересуются стоимостью, а не количеством часов, качеством подачи материала, квалификацией преподавателя. Нет возможности слетать в Лондон на выходные - мы ограничены визами, дорогими перелетами. Огромное количество людей дальше своих «калинковичей» никуда не выезжало. Только сейчас появляется пласт людей, которые начинают активно путешествовать. Люди видят, как можно жить.

На сегодняшний день в некотором роде ущербно не владеть английским языком хотя бы на элементарном уровне. Всегда это выглядит ужасно, когда русскоговорящие за границей пытаются объясниться в общественном месте жестами и матом. От стыда хочется отвернуться и прикинуться человеком другой национальности.

СПРАВКА «БелГазеты». Елена Корабельникова родилась в 1979г. в Минске. В 2003г. с отличием окончила факультет английского языка Минского государственного лингвистического университета, а в 2008г. там же аспирантуру. Свободно владеет английским и немецким языками. С 2003г. - преподаватель МГЛУ, с 2005г. - директор и преподаватель лингвистического центра Big Apple.

Беседовала Ольга БАРДИЯН
Добавить комментарий
Проверочный код