Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№33 (756) 23 августа 2010 г. Тема недели

Святая Русь unlimited

23.08.2010
 
Когда в сентябре прошлого года патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетил Беларусь, Александр Лукашенко заверил его - «это ваша Беларусь». В качестве алаверды предстоятель Русской православной церкви признался, что он «сюда приехал домой». Это было еще вполне себе диетическое время, не омраченное газовыми ультиматумами, высокопоставленными издевками и эпохальным триптихом «Крестный батька».
Дмитрий РАСТАЕВ



Cегодня, когда точка возврата в отношениях между Москвой и Минском, похоже, уже пройдена, особо любопытные граждане задаются вопросом: как это отразится на умонастроении высших иерархов РПЦ, коих большинство экспертов причисляют к составляющим российской вертикали власти? Не станет ли наступающая осень «осенью патриархов»? Не аукнется ли раздрай в политических верхах расколом в рядах церкви?

«Странно, люди почему-то склонны делать мрачные прогнозы, хотя в Евангелии сказано: «По вере вашей да будет вам». Может, лучше искренне верить в светлое?» - размышляет глава отдела по взаимодействию со СМИ Бобруйской епархии отец Дмитрий Первий, согласившийся дать интервью корреспонденту «БелГазеты» .

- Отец Дмитрий, как отреагировала церковная среда на то охлаждение отношений, которое мы наблюдаем сегодня в среде политической?

- Церкви это охлаждение никоим образом не коснулось. Этот вопрос даже нигде не обсуждался, кроме как в личных беседах священников. И на то есть две причины. Первая: таких охлаждений в нашей истории и раньше хватало, стопроцентной идиллии в отношениях между государствами не было никогда. Вторая: внутреннее - духовное - единство церкви никак не страдает от политических «холодов» и пострадать не может по определению.

- Но если процесс «заморозки» зайдет слишком далеко, разве сможет московский патриарх проводить линию, идущую вразрез с интересами Кремля?

- Абсолютного единства и тождества церкви государству нет и быть не может. Церковь имеет свои задачи и планы, главная из которых - спасение человеческой души. И эта задача - вне всякой конъюнктуры. При кажущемся унисоне отношения патриарха и российского руководства далеки от соподчинения. Да, патриарх высказывает одобрение каких-то моментов, идущих в русле политических задач, но лишь тогда, когда они совпадают с задачами церковными. То же самое происходит и у нас в Беларуси, в отношениях нашего президента и митрополита.

- Могут ли иерархи церкви оттянуть наступление «ледникового периода» в отношениях между Москвой и Минском?

- Всегда многое зависит от личности человека. Зачастую амбиции лидеров государств, их внутренние комплексы проецируются на государственную политику в целом. И это плохо, этого быть не должно. Церковь как раз ратует за то, чтобы личное - страстное - не накладывалось на такие масштабные категории, как отношения между народами. Поэтому церковь может уврачевать, возвысив свой голос в указание конкретных ошибок политических деятелей. Более того: это прямая задача предстоятеля Церкви - не допустить того раскола между народами, который наблюдается среди политических деятелей.

- Но ведь раскол может идти и снизу - вы не наблюдаете таких тенденций в современном церковном сообществе?

- Такие тенденции есть, и они вполне понятного свойства. Это давняя проблема. Видите ли, с точки зрения западного наблюдателя, славянское сообщество занимает неподобающе большое место на политической карте мира, и, коль скоро кому-то из геополитических соображений захочется разрушить славянское единство, он и православную веру не будет принимать в расчет. Для западного философа, а тем паче политического деятеля, православие - это секта, химера, и работа по этой уничижению этой «химеры» ведется давно. В православную почву регулярно вбрасываются зерна раздора. Но мне кажется, это абсолютно бесперспективная работа.

Я не верю, что между белорусами и россиянами возможен какой-то серьезный конфликт на национальной или религиозной основе. Естественным образом никакого раскола не произойдет - только посредством искусственных действий. Но действия эти опасны, и их инициаторы очень рискуют.

- А не получится так, что Москва сама даст «раскольную трещинку»? Ведь прецедентов таких в истории было немало, вспомнить хотя бы кровавые оргии Ивана Грозного в Полоцке или карательные экспедиции Александра Суворова…

- Если говорить о Москве как об источнике зла, то давайте вспомним и гражданскую войну начала прошлого века, и политические репрессии

1930-х гг. Получается, Москва сама себя высекла? Нет, зло идет не от самой Москвы, а от тех пагубных веяний и болезней, которым она время от времени подвергается. Да, между нами и Россией случались раздоры, но их лишь с большой натяжкой можно назвать национальными, тем более - религиозными. Всенародного возмущения белорусов против россиян не было никогда. Поэтому давайте отделять зерна от плевел.

- Ну а если говорить в принципе: почему, собственно, не может быть Белорусской православной автокефалии? Есть ведь Болгарская православная церковь, Сербская, Румынская, есть Украинская церковь Киевского патриархата... Разве автокефалия не является одним из залогов национальной независимости?

- Современное название нашей церкви - Белорусская православная церковь. То, что к этому добавляется уточнение - «московского патриархата» - не противоречит нашей самодостаточности, а скорее подтверждает: имея практически полное самоопределение, мы не теряем своего единства с православием, и прежде всего - с православием русским. Исторически у нас единая Церковь - вспомним Киевскую Русь. Зачем нужна Белорусская автокефалия, которая ради политической конъюнктуры будет противопоставлять себя РПЦ - чего, кстати, не отрицают ее сторонники - и тем самым нарушать наше древнее единство?

- Посещая в прошлом году Беларусь, патриарх Кирилл заметил, что Святая Русь «сегодня реализует себя в разных государствах». Не кажется ли вам, что по отношению к современной Руси меньше всего применим эпитет «святая», и это остро чувствуют там, где она пытается себя «реализовать»?

- Да, как многовековой объединяющий мотив Святая Русь, возможно, сегодня уже не звучит. Но ведь все меняется, идет процесс возрождения, и идет достаточно быстро. То, что не звучит сегодня, возможно, зазвучит через 15, 30, 50 лет. Скажу больше: я убежден, что впереди нас ждет единение братских народов не только России и Беларуси, но и Украины, хотя в это трудно сегодня поверить.

- Президент Беларуси не раз заявлял о своем намерении устроить личную встречу главы РПЦ и Папы Римского Бенедикта XVI на территории нашей страны. Каковы перспективы этой встречи в свете последних событий?

- Сегодня сложно даже представить себе такую встречу. Но рассуждать на эту тему я не могу - это уже сфера компетенции высших иерархов церкви.

СПРАВКА «БелГазеты». Дмитрий Первий родился в 1966г. в Днепропетровске. С 1973г. живет в Бобруйске. Служил в воздушно-десантных войсках, потом занимался бизнесом. В 1998г. поступил на заочное отделение миссионерского факультета Православного Свято-Тихоновского Богословского института в Москве. В 2005г. окончил его в степени магистра. В 2007г. рукоположен в священники. Руководит отделом по взаимодействию со СМИ Бобруйской епархии, а также комиссией по канонизации святых. Награжден медалью Совмина РБ «2000 лет христианства» и медалью святителя Кирилла Туровского.
Добавить комментарий
Проверочный код