Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№31 (754) 09 августа 2010 г. Тема недели

Не наш метод

09.08.2010
«У нас проще докричаться…»
Пока российские эксперты, теряясь в конспирологических дебрях, силятся осмыслить цель операции «Рында» и гадают, в каком звании при ФСБ состоит блогер top-lap, корреспондент «БелГазеты» Дмитрий Растаев решил разузнать, как обстоят дела с рындами и пожарными прудами в белорусской глубинке, чуждой каких бы то ни было конспирологий и хитровыпощенных блогеров.
Дмитрий РАСТАЕВ



...Когда белый «Форд-Пассат» подкатил к деревне Вильче Глусского района, ее тихие улицы уже тонули в вечерней сини. Верхушки леса, окаймляющего деревню по бокам, живописным пожаром лизал безоблачный закат. Возле одной из хат на традиционной скамеечке «для семечек» сидели две женщины: одна помоложе, другая постарше. «А вы не проезжайте мимо! - замахала рукой та, что постарше, в окна крадущемуся вдоль улицы «Форду». - А то нам не с кем даже поговорить».

Услышав слово «корреспонденты», женщины поначалу опешили: «И что ж вам тут интересного у нас?» Но потом приободрились: «Ладно, милости просим, никогда еще с корреспондентами не вечеряли».

Вопрос, не давал ли сельсовет местным жителям каких-либо ценных указаний на случай пожарной ситуации, женщины встретили ироническим смехом: «Та! До того сельсовета - десять километров, а председатель вообще в Глуске живет. Никто к нам не приезжал и ничего не говорил». В случае пожарной ситуации жители Вильчи будут действовать проверенным дедовским способом, не искаженным никакими инструкциями: «Ведра в руки - и полетели! Чего тут мудреного?»

Запасов воды в Вильче хватит, даже если «жареный петух» клюнет сразу в несколько задниц: «У нас тут аж два пожарных пруда - один, который поширше, возле сельхоздвора, а другой - возле баньки, помельче. Когда пожарные приезжают, набирают там воду, им хватает».

Пожарные в Вильчу приезжают не то чтобы часто, но все же приезжают: «Тут если и горит что-то, так только из-за бомжей и пьяниц. Напьются, надурются и давай окурки кидать где попало. Несколько хат уже так сгорело. Но там все равно бомжи жили».

Есть, однако, опасность, что в категорию «бомжи» скоро придется записывать половину деревни: «Нормальные люди отсюда уезжают в города. Что тут нормальному человеку делать? Денег не заробишь, от скуки маяться станешь, водку пить начнешь, буянить. Кто не уехал, те так и маются. А вообще, тут половина дворов - дачники».

В этот момент к скамеечке подкатил на велосипеде то ли «нормальный человек», еще не успевший слинять в города, то ли «дачник», уже из городов вернувшийся: «Девушки, а вы документы у них спросили?» - поинтересовался досужий велосипедист, услышав слово «корреспонденты». Стало ясно, что белорусская глубинка бдит в отношении не только пожарных ситуаций, но и куда более деликатных материй.

Когда вопрос с документами был улажен, досужий велосипедист, по иронии случая оказавшийся сотрудником МЧС на отдыхе, доложил: «Сейчас у нас все нормально - и в лесах, и вообще. Выезжаем обычно, если бабки траву подожгут. А вот в 1992г. - помните, такое же было лето жаркое? - в нашем районе сгорели две деревни - Калюга и Селец».

На вопрос, почему в России горит по-черному, а у нас - тьфу-тьфу - где полыхнет, там и погаснет, отдыхающий пожарный ответил многозначительным прищуром: «Горит всегда там, где это кому-то выгодно. Вы меня понимаете?»

А вот рынды или, вернее сказать, пожарного рельса в деревне Вильче нет. Но это никого не срывает с катушек. «Телефоны же есть, зачем тая рында? - недоумевают вильчане, видимо, еще не знакомые с перепиской Путина & top-lap. -Да и сколько той деревни! До тех, кто не под мухой и может чем-то помочь, у нас проще докричаться».

Как это было у нас

Кроме лесов и жилых зданий, пожары в России подобрались и к стратегическим объектам: 29 июля пожар уничтожил авиабазу российских ВМФ в Коломенском районе. В первых числах августа пламя чуть было не накрыло Федеральный ядерный центр в Сарове. Сегодня об этом мало кто помнит, но подобные «танцы с огнем» случались и в Беларуси. Аномально жаркой весной 1984г., когда белорусские леса купались в огне, громкое во всех отношениях ЧП произошло на авиабазе под Бобруйском.Утром 7 мая пламя вплотную подошло к складу боеприпасов 789-й авиационно-технической базы 200-го гвардейского тяжелого бомбардировочного полка дальней авиации.

Из воспоминаний Николая Волошина, служившего тогда техником в пожарной части АТехБ: «Страшная была картина. Со всех сторон склад был окружен горящим лесом. Мы понимали: в любую минуту может произойти непоправимое, и наша главная задача - отсечь огонь от бомбохранилищ».

В пламя лесного пожара «подливал масла» мощный ветер: срывая с деревьев горящие ветки, он перебрасывал их через охранный периметр - полосу вспаханной земли шириной в 50 м - и швырял на бомбохранилища. В 12.20 на одном из них вспыхнула кровля. Гонимый вихревыми потоками, огонь начал быстро перекидываться от одного склада к другому.

Из воспоминаний Владимира Прокопчика, возглавлявшего в те годы противопожарную защиту АТехБ: «Мы видели, что ситуация выходит из-под контроля, поэтому, прежде чем приступить к тушению, я предупредил своих людей: если что случится, бросайте все и спасайтесь».

«Если что» случилось через 40 минут - рванул первый штабель с боеприпасами. После взрыва пожарные еще пытались какое-то время бороться с огнем, но вскоре последовал второй взрыв, затем третий, четвертый... Один из пожарных автомобилей разорвало в клочья, второму снесло заднюю часть. Осколками тяжело ранило двух человек, многих контузило. Человеческих жертв удалось избежать лишь потому, что площадки с бомбохранилищами были обвалованы земляными насыпями, - ударная волна уходила вверх и в сторону. Когда небо заволокло густым черным дымом и вокруг стало темно как ночью, пожарные приняли решение уходить.

К городу отступали по проселочной дороге, через карьеры силикатного завода. Раненых несли на себе. За спиной продолжало грохотать, на головы сыпались комья земли, камни, осколки рвущихся снарядов. Люди были оглушены, их то и дело сбивала с ног ударная волна очередного взрыва. До санчасти они добрались только к 17.00. На территории уничтоженного склада остался лишь часовой из роты охраны: не решаясь самовольно оставить пост, он пробыл там до самого вечера, укрываясь от огня и осколков в небольшом окопчике близ караулки.

А в Бобруйске в это время из оконных рам вышибало стекла. Кое-где вместе с рамами. Ветхие постройки, близкие к аэродрому, шатались, угрожая в любую минуту рухнуть. Опасаясь оставаться в домах, народ высыпал на улицы. Таких массовых гуляний Бобруйск не видел ни до, ни после.

Это был жаркий 1984г., когда некому еще было сказать: «Вы просили дождь - я дал вам дождь!» До первой инаугурации Повелителя Стихий оставалось 10 лет.
Добавить комментарий
Проверочный код