Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№31 (754) 09 августа 2010 г. Тема недели

Гори отсюда!

09.08.2010
Из России наступает огонь
5 августа «Интерфакс» распространил новость о том, что «в ряде граничащих с Россией районов Гомельской и Витебской областей начал чувствоваться запах гари, вызванный горением торфяников и лесов на территории соседнего государства».
Виктор МАРТИНОВИЧ



При этом «угрозы того, что на территорию соседнего с Россией Добрушского района перебросятся торфяные пожары, пока нет, но жители района начали ощущать запах гари».

Чувствуется гарь, исходящая от России, и в Витебской области. «Запах гари и дыма чувствуется и в Лиозненском районе, который граничит со Смоленской областью России, где в нескольких километрах от белорусской границы возник лесной пожар», - сообщалось 5 августа.

Эта картинка - дым, застилающий мирную, спокойную Беларусь от полыхающей торфяными и лесными пожарами России, - может быть лучшей медийной метафорой 2010г. По нашу сторону от границы стоят пожарные расчеты в полной боеготовности, мигают сиренами спецмашины, а там, с востока, подступает беда.

Новизна ситуации не только в том, что огонь идет на нас через границу (такого не было никогда! Раньше стихия представлялась интернациональной и не локализуемой где бы то ни было). Новизна ситуации в том, что через границу на нас идет российский огонь! Так, в ситуации сбившихся из-за медийных войн геополитических координат поменялись местами причины и следствия, климат и Владимир Путин, а природные катастрофы враз приобрели цвет триколора! Теперь, если в Беларуси случатся возгорания, все как будто будут знать, откуда пришла трагедия. При этом, кстати, в троллейбусах говорят о том, что до выборов пожаров точно не будет, что тоже, согласитесь, примета времени…

Международная пресса довольно цинично рассуждает о том, сможет ли российское руководство обратить пламя на нужды собственного пиара. И не являются ли пожары чем-то вроде «управляемого взрыва», как перед избранием преемника Бориса Ельцина - в Москве, на Каширском шоссе. Белорусские же медиа уже вовсю занялись «пиаризацией» российского огня под внутренние нужды, рассказывая про дымы от горящей России, застилающие районы Гомельской и Витебской областей.

Пока нет кощунственных рассуждений о том, что у нас, мол, никто лесное хозяйство не «реформировал», должности в структурах лесного хозяйства не упразднял, что у нас есть противопожарная инфраструктура, разрушенная «демократами» в России. Но может дойти и до этого! Впрочем, обостренное отношение белорусов как нации к подступающему огню может быть обусловлено тем, что мы просто не можем позволить себе пожаров. Ведь горят в основном торфяники - читай: осушенные мелиорацией болота и леса. Что есть лес и болото для белоруса как не колыбель, в которой находятся корни нашей культуры, идентичности и даже государственности?

То есть с болотами все вообще понятно: благодаря болотам мы - «легкие Европы», и если Европа будет выпендриваться насчет прав человека, мы ей кислород прикрутим маленечко! Про болота написано главное произведение белорусской советской классики - «Люди на болоте» Ивана Мележа. К моменту выхода из советской школы любой юный белорус, как правило, настолько уставал от попыток освоить эту белорусскую «Войну и мир», что в голове оставалось лишь название. Зато оставалось на всю оставшуюся жизнь и в качестве главной конституирующей бытие константы. Кто мы? Белорусы! Где мы живем? На болоте! Почему на болоте? Потому, что «Люди на болоте» Ивана Мележа! А тут вдруг какой-то огонь! Какие-то дымы из России! Прямой удар по самому святому!

Наше отношение к лесу еще сложнее и не исчерпывается литературой. Хотя можно вспомнить читанную любым ребенком из интеллигентной семьи изданную в «Юнацтве» книжку «Полесские робинзоны» Янки Мавра, в которой группа малолеток «шарится» по лесу сначала без всякой видимой цели, а потом начинает ловить каких-то карикатурных злодеев, как из мультфильма про капитана Врунгеля.

Весь XIX в., когда белорусская литература поднималась с колен, мы видим сюжеты про деревню и окружающий ее лес. Сборник сказок «Людзей слухай, а свой розум май» с красочными иллюстрациями также имеет своим местом действия лес. Причем этот сборник сказок с самых младых ногтей приучает белорусского гражданина к тому, что лес не только наше богатство, но и главный отпущенный белорусам природный ресурс. И если в России желающие разворовать страну делают состояния на нефтянке, то у нас они подводят красивые обоснования про «ели, сожранные жуком-древоточцем», для того чтобы кубометрами срубать и вывозить за границу здоровый заповедный лес. И мы как бы относимся к этому с пониманием, ведь в том самом сборнике белорусских сказок, на котором мы выросли, рассказывалось про мужика, подворовывающего лес у пана путем обвода вокруг пальца панских «лёкаев». Теперь «паны» втихую тырят лес сами у себя - зачем обычному белорусскому мужику обращать на это внимание?

«Лес» и «лёс» («судьба» по-белорусски) звучат очень похоже. В лесу - вся наша героическая история, в т.ч. история Второй мировой. И если россияне гордятся лобовыми атаками и Курской битвой, где сотни тонн железа лупили в лобовую бронебойными, то наш, белорусский, герой - партизан. То есть человек, воевавший из леса, набегами, но живший в лесу, во мхах, у костреца.

Посмотрите на белорусские леса! Вспомните про эти удивительные, раскрашенные маслом камни, которые обязательно лежат вдоль трасс! Эти камни - один из возможных символов Беларуси. Неизвестно, кто те люди, которые рисуют на камнях белок, зубров, которые пишут простодушными буквами «Лес - наше богатство», но, будьте уверены, эти камни - первое, на что обратят внимание в белорусском лесу иностранцы. На это да на беленые бордюры в местах стоянки для отдыха. Иностранцы обязательно скажут, что каждый год белить бордюрный камень - это же колоссальный труд! Мы, белорусы, загадочно улыбнемся и ответим, что мы очень любим чистоту.

Белорусский лес - из-за того, что над ним ежедневно корпеют тысячи лесников, - даже не похож толком на лес. Если идти по нему час-полтора в любом направлении, обязательно выйдешь вдруг к беседке со стоящим рядом столом, кострищем, навесом - все будет сделано добротно, с любовью. Сделано так, как если бы кто-то украшал не предписанные служебным распоряжением угодья, а собственный дом.

Так и есть, во многих смыслах для белорусов лес является своего рода дачей, куда мы регулярно ездим собрать земляники, черники и малины. По осени обязательно навещаем боровиковые места, в июле режем лисички, причем у каждого своя неизменная география, каждый минчанин знает, где его дожидаются сентябрьские трухлявые пни, поросшие зарослями опят, или ведро клюквы, которой, в мороженом виде, так приятно закусывать водку. Обещание «уйду в леса!» так же популярно (когда все достало), как и национальный слоган «хавайся ў бульбу!».

А потому огонь в лесу или на болоте мы можем воспринимать не иначе как огонь у себя дома, когда горит нажитое, то, с чего планировали кормиться долгие годы. И давайте будем аккуратны, чтобы брошенный окурок или даже осколок стекла (говорят, на торфянике или сухом мху он может сработать как линза и вызвать возгорание) не привели к появлению огня. Но давайте при этом помнить, что огонь не имеет национальности, не соблюдает границ и является стихийным бедствием!

Белорусский лес - из-за того, что над ним ежедневно корпеют тысячи лесников, - даже не похож толком на лес. Если идти по нему час-полтора в любом направлении, обязательно выйдешь вдруг к беседке со стоящим рядом столом, кострищем, навесом - все будет сделано добротно, с любовью. Сделано так, как если бы кто-то украшал не предписанные служебным распоряжением угодья, а собственный дом.

Так и есть, во многих смыслах для белорусов лес является своего рода дачей, куда мы регулярно ездим собрать земляники, черники и малины. По осени обязательно навещаем боровиковые места, в июле режем лисички, причем у каждого своя неизменная география, каждый минчанин знает, где его дожидаются сентябрьские трухлявые пни, поросшие зарослями опят, или ведро клюквы, которой, в мороженом виде, так приятно закусывать водку. Обещание «уйду в леса!» так же популярно (когда все достало), как и национальный слоган «хавайся ў бульбу!».

А потому огонь в лесу или на болоте мы можем воспринимать не иначе, как огонь у себя дома, когда горит нажитое, то, с чего планировали кормиться долгие годы. И давайте будем аккуратны, чтобы брошенный окурок или даже осколок стекла (говорят, на торфянике или сухом мху он может сработать как линза и вызвать возгорание) не привели к появлению огня. Но давайте при этом помнить, что огонь не имеет национальности, не соблюдает границ и является стихийным бедствием!

Фото: daylife.com
Добавить комментарий
Проверочный код