Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№31 (754) 09 августа 2010 г. Экономика

Рейдер не пройдёт

09.08.2010
правоТОЛК
Расскажите любому белорусскому бизнесмену о принятии новых существенных изменений в закон о хозяйственных обществах и спросите, о чем он подумал, как только услышал эту новость. Во многих случаях ответ уместится в одно емкое и страшное для многих слово - «перерегистрация».


Так уж повелось, что время от времени изменения в законодательстве вызывают необходимость массового прохождения субъектами хозяйствования административных процедур. Из сравнительно недавних проявлений можно вспомнить замену бланков лицензий на розничную торговлю, внесение изменений в учредительные документы в связи с переименованием ряда улиц и проспектов и, разумеется, глобальную перерегистрацию всех ООО, ОДО, ОАО и ЗАО, состоявшуюся в 2007г.

Впрочем, на этот раз страхи излишни. Обязательной перерегистрации не будет, хотя при внесении очередных изменений в устав общества необходимо привести его в соответствии с новой редакцией закона. При этом нормы закона в любом случае будут применяться начиная с момента их вступления в силу (с конца января 2011г.).

Либерализация экономики в нашей стране проходит столь стремительно, что парламентарии не всегда успевают за судьбоносными актами президента.

Декрет N1 «О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования» принят в январе 2009г. Этот документ значительно упростил регистрационные процедуры, попутно лишив ряд хозяйственных обществ некоторых, казалось бы, неотъемлемых атрибутов - учредительного договора (который перестали требовать при регистрации), а также минимального размера уставного фонда. Отсутствие минимальных требований по уставному фонду формально позволяет зарегистрировать, например, ООО с уставным фондом в Br1 и может привести к полному исчезновению ОДО как вида хозяйственных обществ (учредители лишены материального стимула брать на себя дополнительную ответственность).

Соответствующие изменения в Гражданский кодекс приняты в декабре 2009г. и вступили в силу с июля 2010г. Вот наконец речь дошла и до закона о хозяйственных обществах - теперь учредительный договор в тексте данного закона также не упоминается (хотя не отрицается возможность наличия договора о создании хозяйственного общества), а требования о минимальном размере уставного фонда остались лишь в отношении акционерных обществ. В результате участники ООО и ОДО теперь подписывают только устав, а сами общества не только не имеют законодательно установленного минимума гарантий для кредиторов, но и в случае уменьшения чистых активов должны лишь уменьшить свой уставный фонд (норма об обязательной ликвидации на данные организационно-правовые формы не распространяется).

Однако не все изменения являются «повторением пройденного» при принятии декрета N1 и изменений в ГК. Возможно, некоторые из них послужат витком для других нужных и важных реформ. Например, в ст.1 закона о хозяйственных обществах в новой редакции отсутствует указание на то, что хозяйственное общество должно быть учреждено двумя или более участниками. К сожалению, такое указание осталось в Гражданском кодексе, поэтому в отличие от Российской Федерации у нас не бывает обществ с одним участником и инвесторы, выступающие в качестве единственных учредителей, вынуждены использовать довольно неудобную форму унитарного предприятия с его нестандартным вещным правом хозяйственного ведения. Филологические доводы о том, что общество - это как минимум два индивида (участника), очевидно, не могут перевесить аргументы в пользу удобства обществ с одним участником, и возможно, эти изменения в законе о хозяйственных обществах в конечном счете приведут к соответствующей реформе.

Изменения в закон о хозяйственных обществах затрагивают также ряд других насущных и практических вопросов, каждый из которых можно рассматривать отдельно. Однако хедлайнерами среди изменений стали, безусловно, Doing Business-овские и «антирейдерские» пакеты норм.

В некоторых формулировках нормативного акта сразу угадываются корни кейсов из исследования Всемирного банка. Несуществующий, но ужасно недобросовестный мистер Джеймс, злоупотребивший своим правом мажоритарного акционера, может гордиться: теперь в белорусском законодательстве появились более прогрессивные нормы об аффилированных лицах и их ответственности, о разглашении информации, а также о возможности возмещения причиненного ущерба, в т.ч. по иску отдельных участников (акционеров). Насколько точно новые нормы вписываются в методологию Всемирного банка, станет известно только из рейтинга Doing Business-2012. Пока можно лишь догадываться, будут ли права миноритарных акционеров считаться в достаточной степени защищенными, если для прямого обращения в суд они должны быть уполномочены общим собранием (большинством не менее 75% от присутствующих участников).

Очевидно, упоминавшиеся нормы об аффилированных лицах и крупных сделках также являются «антирейдерскими», хотя они регулируют лишь часть возможных негативных для предприятия сценариев. Пока в качестве более надежной антирейдерской защиты действует ограниченный порядок отчуждения акций ряда интересных для инвестора предприятий и особый статус других предприятий, которые могут не бояться рейдерского захвата по той же причине, по которой легендарный Неуловимый Джо мог не бояться того, что его кто-нибудь поймает.
Добавить комментарий
Проверочный код