Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№27 (750) 12 июля 2010 г. Визави

Меры против фанеры

12.07.2010
Минкульт за живой звук
Министр культуры Павел Латушко выкопал топор войны против использования фонограммы на концертных площадках республики. «Я буду бороться с фонограммой каленым железом, буду ее выживать», - заявил глава Минкульта на коллегии, посвященной развитию музыкально-эстрадного искусства.
Максим ИВАЩЕНКО



Павла Латушко решительно поддержала и заслуженная артистка Беларуси Ирина Дорофеева: «Если певец не может работать под минусовую фонограмму (звуковую запись музыкального произведения, не содержащую записи голоса исполнителя), значит, он вообще не должен петь». Кроме того, на коллегии нерадивым белорусским поп-исполнителям досталось за слабую литературную основу песен, отсутствие запоминающегося текста и яркой мелодии. Прокомментировать старт кампании по кардинальному улучшению качества белорусской поп-музыки корреспонденту «БелГазеты» согласились Лесли НАЙФ, лидер doom-metal-группы Gods Tower, и заслуженная артистка РБ Инна АФАНАСЬЕВА.

Лесли НАЙФ: «ЧТО ЕСТЬ ФОНОГРАММА, ЧТО НЕТ - ВСЁ РАВНО «ВАЛЕНКИ» ИГРАТЬ»

- Вы воспринимаете белорусскую эстрадную и поп-музыку как музыку в принципе?

- Надо провести черту между эстрадой и поп-музыкой. Эстрадой у нас, как правило, занимаются очень профессиональные дядьки. Для меня эстрада - это Финберг и сопутствующие вокальные коллективы. Глупо говорить, что они играют несовременную музыку - они уже вне времени. Прицепиться здесь не к чему.

А с поп-музыкой у нас творится какая-то херня. Наша дорогая белорусская попса ни хрена собой не представляет, потому как является банальной калькой самого хренового китайского качества с российской попсы. Исходник сам по себе слабый, а тут еще подделка под него идет. Плюс идиотская манера писать бестолковые стихи на белорусском языке - неправильные, неподглаженные...

- И Минкульт вот недоволен очень низким качеством литературной основы песни наших поп-исполнителей...

- Качество абсолютно низкое. Пишут люди, которые не задумываются, что эти стихи нужно петь. И получается лабуда. Я, например, стихи не пишу - я пишу тексты песен и стараюсь, чтобы они слушались в контексте музыки. А у нас этим никто не занимается. Просто есть у человека корочка, что он писатель или поэт, значит, у него есть допуск. А я бы ему этого допуска не давал: стихи еще можно напечатать в газете, но петь их невозможно.

Это все я говорю о белорусскоязычной поп-музыке - ее качество наносит удар и по национальной линии. В результате белорусскоязычную поп-музыку никто не хочет слушать, потому что не звучит.

А ведь у нас еще есть такая мощная штука, как русскоязычная поп-музыка - она уже настолько вторична, что просто неприятно. Это даже не секонд-хенд, это просто вторяк - чай, заваренный наутро после недельного запоя.

- А Латушко видит главную проблему отечественной поп-музыки в использовании фонограмм...

- Давайте вспомним, откуда эти фонограммы взялись. Появились они на стыке 1980-90гг., когда спрос на поп-музыку был, а удовлетворить его было невозможно. Например, приезжает Рома Жуков (клавишник группы «Мираж». - БелГазета) куда-нибудь в ДК, нужно ему дать концерт, а из аппаратуры там - колонки «Эстония» и бобинный магнитофон. И что делать? Контракт подписан, не сыграешь - убьют. Вот и вся история появления фонограммы. А сейчас фонограмма по инерции - в принципе, уже всюду стоят аппараты, которые могут прокачать хороший звук. Но на фанере-то легче спеть! Просто ленивый народ, отсюда все и идет. И менталитет такой: кругом дураки, потому что я сам дурак. А народ уже вырос, уже у каждого второго есть Интернет, особо лапшу на уши не повешаешь.

- Повысится ли качество «вторяка», исполненного не под фонограмму, а вживую?

- Вот вам, допустим, аналогия: Спилберг собирает вокруг себя актеров высшей лиги - Брэда Питта, Анджелину Джоли... Приходит ко мне (а я с бодунища) и говорит: «Напиши мне сценарий за миллион баксов!» Я напишу сценарий за миллион баксов, но с бодунища я напишу такую абракадабру! И смогут ли этот сценарий вытянуть Брэд Питт и Анджелина Джоли со Спилбергом? Да они скажут: «Мы такое гуано вообще не будем играть!» Да и миллион мне никто не даст, потому что все знают, что я с бодуна. Бессмысленно вкладывать деньги в какого-то барана, даже если он сын президента Зимбабве.

А у нас все именно так: дают песню, которую написал сын какого-то папы, не споешь - уволят. Музыкант поет, а песня - некачественная. Вот и поют дерьмо, сами понижают свой уровень. У нас и исполнители есть хорошие, и музыканты. Но у нас что-то творится с композиторской прослойкой.

Сама система порочная - это какой-то XIII век, когда головой думали только 20 человек из миллиона. Надо больше демократии, давать людям возможность самовыразиться, чтобы появлялось больше даже не исполнителей, а молодых композиторов. А у нас сидят дедки по 70 лет, которые мыслят категориями сталинских лагерей. Что тут толку: что есть фонограмма, что нет - все равно «Валенки» играть...

- Не выглядит ли комично министр культуры, ставший во главе республиканской кампании по борьбе с фонограммой?

- С фонограммой нужно кончать, это он прав. А с другой стороны, может, человек просто старается сделать хоть что-то в условиях полного дурдома. Его лично я не знаю и, честно говоря, боялся бы узнать: посмотрев на меня, он бы сразу меня запретил.

- Как вы думаете, почему Павел Латушко выбрал именно такой жесткий оборот в отношении фонограммы?

- Не знаю, может, обчитался чего-то интересного. Но в любом случае мне это не грозит: фонограммой я никогда не пользовался, за исключением работы на телевидении. Я не знаю, что такое фонограмма на концерте. Знаю, что плохо пою, знаю, что я исполнитель далеко не высшей марки, но я этого не стесняюсь. Если я буду этого стесняться - кого я кидаю? Не только людей, но и самого себя, плюю себе в душу. Я предпочел бы сыграть на очень плохом аппарате, чем использовать фонограмму.

- А если напился до концерта - есть резон включить фанеру?

- Абсолютно нет резона. В металле весь смысл употребления алкоголя - в употреблении алкоголя. Если ты нажрался и вышел на сцену - народу прикольно посмотреть, как ты, пьяный, стоишь на сцене. Если ты пьяный - значит, ты пьяный. В этом весь смысл металла.

А вот насчет рок-музыкантов я уже не уверен. У нас просто слишком много рокапопса, где эту фонограмму использовать просто в кайф. А в металле фонограмма совершенно неуместна.

- Даже если на ногах стоять уже нет возможности?

- Ну, тогда музыканта просто вынесут, положат на сцену и будут вокруг него ходить - это что, впервые? Я и сам однажды на сцену так «выносился», и ничего. Народ это обсудил, посмеялся, кто-то расстроился. Да я и сам расстроился, что не смог проконтролировать свой алкоголизм. По этой причине, кстати, я уже пять лет не пью, не могу себя контролировать: начинаю пить и, пока не упаду, не остановлюсь.

Но если меня все-таки вынесли и поставили на сцену, то я потом не стесняюсь признаться, что был пьян. Причем пьян настолько, что всем остальным оставалось только завидовать. А если я буду рот под фанеру открывать - это киркоровщина какая-то будет…

- А вам не обидно, что Минкульт постоянно заботится об уровне поп-музыки, а на вас никто не обращает внимания?

- А что они нам могут предложить - поездку на «Славянский базар»? Что мы там не видели? Все мы можем организовать сами, а система культуры у нас сделана бестолково: все зависит от того, чей ты сын. А я сын рабочего «Гомелькабеля», который умер от алкоголизма. Я уж как-нибудь сам обо всем договорюсь, поеду и выступлю - без всяких фонограмм и толстых дядек, которые ездят на дорогих машинах.

Они нам ничего дать не могут, скорее, это мы им можем дать много чего. Но они это брать не будут, потому что мы - плебеи, а они - патриции.

- НоGods Tower- это же качественный музыкальный продукт, признанный и в России, и в Европе...

- Да у нас наверху просто не способны уважать что-то, кроме собственного мнения! Это - продукт советской системы, который живет по советским меркам. Для них слово «металл» - ругательное. О каком сотрудничестве можно говорить? У кого-то есть деньги, у меня - нет. У кого-то они завтра закончатся, а у меня они завтра даже не начнутся. Мне по барабану, никому кланяться я не собираюсь. Если из официальных структур какие-то предложения поступят, возможно, мы их даже рассмотрим. Но я не думаю, что там будет что-то конструктивное.

- Если предложат поехать на «Евровидение», поедете?

- Нет, есть и более достойные коллективы. И вообще, не хочу, чтобы меня назначали ехать на «Евровидение». Если выберет народ, как в Финляндии выбрали Lordi, поедем. И постараемся не только оправдать выбор народа, но и победить.

- Постоянно муссируются цифры гонораров белорусских поп-звезд. А недавно прошел слух, что за один концерт в Минске менеджер Gods Tower выставил счет в 3 тыс. евро...

- Во-первых, я не лезу в дела нашего менеджера. Во-вторых, если даже это и так, то я не думаю, что на этом кто-то что-то потерял: люди не могли прощемиться к бару, концерт окупился. А гонорары эти оправданны: мы и собрались только потому, что народ хочет видеть Gods Tower. Нам эти деньги необходимы, на них мы собираемся снимать клипы, записываться. Они не пошли кому-то в карман, они пойдут на работу команды. Если вам жалко, просто не зовите нас больше в ваш город.

СПРАВКА «БелГазеты». Лесли Найф (Владислав Новожилов) родился в 1975г. в Гомеле. По образованию пекарь. В 1989г. вместе с гитаристом Александром Ураковым сформировал группу Chemical Warfare, в 1992г. переименованную в Gods Tower. После выхода в 1992г. демо-альбома The Eerie с группой подписал контракт лейбл Final Holocaust Records (Москва). В 1995г. с Gods Tower заключил контракт на три альбома лейбл MetalAgen Records, на тот момент партнер студии «Союз». В 1998г. выходят диски The Turns и The Eerie. В 1998г., по опросам читателей журнала Legion, Gods Tower признаны лучшей белорусской metal-группой. В 1999г. на лейбле Sturmesflugel (Германия) специально для европейского рынка вышел диск Ebony Birds с лучшими песнями коллектива. В 2002г. Gods Tower объявляет о самороспуске. 13 мая 2010г. Лесли Найф объявляет о воссоединении Gods Tower. Работает грузчиком. Женат, двое детей, жене не изменяет.

Инна АФАНАСЬЕВА: «ПОЛНОСТЬЮ ЖИВЫЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ МОГУТ ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ СЧИТАННЫЕ ЕДИНИЦЫ»

- Поставит ли заявление Павла Латушко точку в борьбе Минкульта с фонограммами?

- Фонограммное пение - это очень большая, комплексная проблема. Сказать, что мы будем бороться - это одно, но то, как мы будем это осуществлять, - это другая история. Я могу, например, сказать, что полечу в космос, и вы реально понимаете, когда я это сделаю, каким образом и какие необходимы для этого условия: ракета, соответствующая подготовка...

- Что же нужно сделать, чтобы искоренить в Беларуси фонограмму?

- Сегодня любая звезда, которая приезжает в Беларусь, вправе требовать мониторы, аппаратуру, соответствующее световое оборудование… А белорусский артист не сможет потребовать даже дополнительной лампочки! Я уже не говорю о том, что когда меня приглашают на концерт, райдер, который высылает мой директор, не выполняется на 98%.

Приезжаешь в ДК - висит одна лампочка. Как можно сделать с этим шоу? Или за час до концерта чиновник говорит, что концерт надо перенести на улицу, на летнюю площадку... При этом человек не понимает, что нужно настроить звук, поставить оборудование, которого нет…

В то же время я не могу сказать, что все так плохо: есть города, где и площадки нормальные, и свет есть, и звук достойный. Но таких городов по Беларуси - единицы.

- Проблема фонограммы - только в оснащенности белорусских концертных площадок необходимой аппаратурой?

- Нужны еще и соответствующие гонорары, которые могут обеспечить живой звук. Часто встречается ситуация, при которой артист работает с фонограммой «минус один» (не содержащей записи голоса исполнителя), а полностью живые выступления могут позволить себе считанные единицы. Я гастролирую, играю сольные концерты, пою живьем. Но на сегодняшний день не могу себе позволить взять живой коллектив, состоящий как минимум из пяти музыкантов - мои гонорары этого просто не позволяют. А у нас никто не понимает, сколько стоит только посадить коллектив репетировать.

Если сейчас спросить любого нормально играющего музыканта, готов ли он отработать за Br100 тыс. концерт, вряд ли кто согласится. Элементарная математика: средняя вместимость залов по Беларуси - 200-300 мест, цена билета - до Br25 тыс. Вычтите аренду, налоги, транспорт, светооператора, звукорежиссера, музыкантов и скажите мне, будут ли работать люди за эти деньги? В любом случае все уткнется в одну и ту же проблему: люди хотят работать и получать за свой труд соответствующие гонорары.

- Может, дело все-таки в недобросовестности поп-исполнителей?

- Если артист уважает себя и публику, которая пришла в зал, то он будет работать на совесть, реально понимая: «Сегодня я делаю все, что могу». Если человек может себе позволить работать вполсилы - значит, у него уже нелады с собственной совестью.

- Почему Павел Латушко использовал такой резкий оборот - пообещал выжечь фонограмму каленым железом?

- Может, он просто хотел сделать акцент на данной проблеме. Показать, что уже предел, будем с этим бороться. Он же не говорит просто так - значит, у него есть идеи, как это осуществить, как сделать фонограмму нашим далеким прошлым.

- «Каленым железом» проблему не выжечь?

- Я так понимаю, что Павел Павлович собирается систематически над этим работать. Я понимаю его желание сделать нашу культуру сильнее - до сих пор у него это получалось, с его целеустремленностью и реальным пониманием проблем.

- Если белорусская поп-музыка все-таки зазвучит без фонограммы, это значительно улучшит ее качество? У Минкульта есть нарекания и к литературной основе песен, и к композиции...

- В песне все должно быть достойным. Но мелодия и текст - это уже проблема вкуса артистов, композиторов, аранжировщиков. Это не проблема Минкульта и министра в частности. Песни, написанные плохими композиторами и плохими авторами текстов, просто не попадают на телевидение, не звучат на концертах.

- Но мы же их слышим и по радио, и по телевидению...

- Не все в мире выходит такого высокого качества, чтобы все сразу сказали: «Вау!» Есть разные вещи, есть песни-однодневки, и от этого никто сильно не страдает: было - и прошло.

- Может, вся белорусская поп-музыка такая?

- Ну почему слова «популярная музыка» являются ругательными? Человек сознательно выбирает поп-музыку, когда просто хочет отдохнуть, получить положительные эмоции. Многие ходят на концерты поп-исполнителей, платят сумасшедшие деньги, испытывают приятные переживания, радость, счастье... Почему у нас такое отношение к поп-музыке? Если мы садимся за стол, мы же не поем классические арии... Мы поем почему-то за столом популярную музыку! Я не думаю, что к поп-музыке у общества есть серьезное предубеждение. Если бы общество было против, этих исполнителей не было бы, была бы какая-то другая культура.

СПРАВКА «БелГазеты». Инна Афанасьева родилась в 1968г. в Могилеве. В 1987г. заняла 1-е место на Республиканском конкурсе популярной молодежной музыки в Новополоцке. В 1988г. - в конкурсе польской песни. В 1988-96гг. - солистка Государственного концертного оркестра Беларуси под руководством Михаила Финберга. В 1990г. окончила Могилевское училище культуры. В 1992г. получила вторую премию на Международном фестивале искусств «Славянский базар в Витебске». Сольную карьеру начала в 1994г. В 1996г. провела тур по городам Беларуси. В 2002г. на фестивале «На перекрестках Европы» получила звание «Певица года», а песня «Жемчуга» стала «Песней года». В 2002-03гг. - ведущая развлекательных программ телеканала СТВ. В 2003г. вышел первый официальный диск «Жемчуга». В 2007г. Инне Афанасьевой присвоено звание заслуженной артистки РБ. В 2008г. - выходит альбом «Буду с тобой», в 2009г. - «Она & мужчины».
Добавить комментарий
Проверочный код