Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№25 (748) 28 июня 2010 г. Тема недели

Газики иколики

28.06.2010
Детские болезни взрослых дядей
22 июня Александр Лукашенко объявил войну российскому газовому монополисту и тут же распорядился погасить газовый долг перед Москвой. Теперь, казалось бы, наше дело правое. Но в постоянно возникающих между Москвой и Минском газовых конфликтах нет правых. Есть только виноватые и проигравшие.Сергей ЖБАНОВ
Сергей ЖБАНОВ



На это указывает даже предыстория конфликта, изложенная первым вице-премьером правительства РБ Владимиром Семашко БелТА: «Мы - союзное государство, и есть соглашение от 1998г. о равных условиях хозяйствования. Но какие это равные условия, если сегодня наш субъект хозяйствования платит за газ $217 за 1 тыс. куб. м, а в Смоленске - максимум до $100?» - вопрошает Семашко. Первый вице-премьер имеет на это право. Хотя союзное государство никем в мире не признано и де-юре не существует. И в российском правительстве все чаще начинают приходить к этой мысли: на людях о союзном государстве, как о покойнике, говорят только хорошее или ничего. И отмечают юбилейные даты.

Однако, как только речь заходит о деньгах, которые Москва хотела бы получать от Минска за свои энергоносители, российское правительство предпочитает игнорировать те договоры, на которых построено союзное государство, поскольку, согласно утверждению первого вице-премьера правительства РФ Игоря Шувалова, «единое экономическое пространство (ЕЭП) России и Беларуси не было создано, и те нормы, на которые ссылается белорусская сторона, не применимы в настоящий момент». Нет ЕЭП, значит, нет и льгот, полагающихся участникам союзного государства.

Поэтому Беларусь, не присоединившись к Таможенному союзу, может лишиться последних преференций при покупке российских энергоносителей. Дело может дойти и до введения экспортных пошлин при поставках газа в Беларусь - Минфин РФ уже рассматривает подобную возможность. Это и есть государственный прагматизм, которого так не хватало допутинской России.

«Мы много раз предупреждали наших белорусских партнеров о необходимости своевременной оплаты за поставленный газ, и «Газпром» трижды направлял письменные уведомления и ни разу не получил внятного ответа», - напомнил Владимир Путин, проводя на прошлой неделе совещание по вопросам энергетики. «И мне, и Дмитрию Анатольевичу пришлось говорить нашим белорусским партнерам на самом высоком уровне о необходимости выполнения своих обязательств - никакой реакции, - сетовал российский премьер. - Мы сожалеем, что дело дошло до этого конфликта, надеемся, что ничего подобного в будущем не повторится».

Не повторится, если будем исправно платить, согласно контрактам. В противном случае - конфликты неизбежны, с вполне предсказуемым печальным исходом для республики. После ввода в эксплуатацию газопровода Nord Stream в 2011г. Беларуси придется уговаривать «Газпром» не сокращать объемы транзита через республику. И нельзя исключить, что ради сохранения объемов транзита газа стране придется пойти на снижение ставки тарифа в будущем. Пока же «Газпром» продолжает платить по базовой тарифной ставке, поскольку перечислил $228 млн., а не $260 млн., как рассчитывали в Минске. «Платеж произведен по контракту», - пояснил Сергей Куприянов, официальный представитель российского газового холдинга.

Это, пожалуй, ключевая фраза, раскрывающая природу любого российско-белорусского газового конфликта. Надо полагать, что если бы стороны руководствовались только жесткими правилами, закрепленными в контрактах, то ни одного конфликта между славянскими братьями никогда бы не возникло. Поэтому нельзя без боли слушать рассуждения первого вице-премьера Семашко о том, как у нас было «желание подкорректировать документы с учетом объективных обстоятельств». «В надежде, что мы в конце концов выйдем на это соглашение, на определенную корректировку, мы предполагали, что цена на газ в 2010г. будет примерно $150. Исходя из этого и шла оплата на уровне $150 за 1 тыс. куб. м», - пытался оправдать действия белорусской стороны Семашко.

Надежды юношей питают, а вице-премьерам, занимающимся межгосударственными экономическими отношениями, по статусу следует руководствоваться не «желаниями» и «предположениями», а договорами, в которых закреплены права и обязательства сторон. По версии «Газпрома», в контракте была заложена базовая ставка за транзит в размере $1,45 за тыс. куб. м на 100 км. Возможность ее повышения до $1,74 в 2009г. и до $1,88 в 2010г. была предусмотрена при создании совместного предприятия на основе «Белтрансгаза», которым стороны управляют на паритетных началах.

Российский холдинг согласен на рост стоимости транзита, но только при условии (оговоренном в договоре) роста величины оптовой надбавки на газ, реализуемый «Белтрансгазом» на внутреннем рынке: с $10,47 на 1 тыс. куб. м в 2009г. до $11,08 - в 2010г. «Газпрому» не позволили зарабатывать на белорусском внутреннем рынке, но ставку тарифа на транзит по территории республики подняли. В правительстве говорят, что «у нас сложно с валютой». И удивляются, что «Газпром» не может этого понять. Семашко утверждает: «В течение 10 месяцев прошлого года «Газпром» исправно платил «Белтрансгазу» за транзит газа. Однако на 11-м месяце 2009г. руководству «Газпрома» показалось, что что-то не так, и оно перестало принимать акты «Бел-трансгаза», где четко было указано, сколько газа было протранзитировано и по какому тарифу. А тариф был по контракту $1,74 за 1 тыс. куб. м на 100 км».

Но «Газпрому» не «показалось», поскольку ставка тарифа действительно увеличилась до $1,74 в ноябре-декабре 2009г. В 2010г. без всякого обсуждения ставка была опять повышена до $1,88. Таким образом, российскому поставщику газа предложили по умолчанию согласиться на дополнительные транзитные расходы. А тарифы на электрическую и тепловую энергию для белорусских промпотребителей повышены Минэкономики еще 17 февраля из-за того, что «с 1 января стоимость природного газа, поступающего в Беларусь, выросла». В то время как белорусская сторона продолжала платить за газ минимальную входную цену ($150) почти до середины 2010г. Необходимость оплаты газа по контрактной формуле цены была признана только в ходе скандала, который еще на один шаг приблизил республику к заветной мечте о равных ценах на энергоносители. Но не с Россией, а с Украиной.
Добавить комментарий
Проверочный код