Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№25 (748) 28 июня 2010 г. Последнее слово

Диво рецидива

28.06.2010
«Есть вероятность, что эти лица не полностью исправились»
О нюансах привлечения к уголовной ответственности ранее неоднократно судимых по «тяжелым» статьям Уголовного кодекса граждан «Последнему слову» рассказал старший помощник прокурора Минска Сергей БАЛАШЕВ.


- Как должны реагировать правоохранительные органы, когда человек, чтобы добиться пересмотра своего дела, осознанно пишет, что готов понести новое уголовное наказание - за клевету?

- В нашей практике такие случаи довольно распространены, и делается это для того, чтобы привлечь к себе внимание. Но, даже если в подобных письмах присутствует клевета либо оскорбление, должностные лица, как правило, внимания на это не обращают и новые уголовные дела не возбуждаются. Мы прекрасно понимаем, что люди обижены, и иногда, чтобы зацепиться за спасительную соломинку, идут на крайние меры, обвиняя сотрудников правоохранительных органов в различных преступлениях. Однако на моей памяти не было случая, чтобы кто-то из должностных лиц был инициатором возбуждения уголовного дела за клевету в его отношении. Всегда есть категория жалобщиков - людей, которые каждый раз находят какие-то поводы для несогласия.

(На фото: Сергей Балашев: «Слово, не обидное для рядового человека, может совсем по-другому восприниматься, если оно сказано в адрес бывшего заключённого» )

Иногда люди, отбывающие срок наказания, чтобы внести в свою жизнь некое разнообразие, пишут чистосердечное признание, сознаваясь в преступлениях, которых они не совершали. Им просто интересно посмотреть, чем закончится дело, и порой, прочитав в газете о каком-то нераскрытом убийстве, они приводят доводы, убеждающие в их виновности. Таким любителям приключений, вероятно, поднимает настроение тот факт, что к ним приезжают оперативные сотрудники, допрашивают, периодически этапируют на место совершения преступления, проводят вместе с ними следственные действия. Но просто так в отношении таких шутников уголовные дела не возбуждаются: чтобы предъявить обвинение, надо проделать большую работу, все сверить с собранными по делу доказательствами. Если человек преступления не совершал, он обязательно запутается в некоторых обстоятельствах. Скрупулезное отношение следственных органов к своей работе позволяет надеяться, что судебных ошибок в нашей практике не было.

- Но осужденный Юрий Чухлей, попросивший редакцию опубликовать свое письмо, уверяет, что как раз в его уголовном деле была совершена ошибка…

- Этот вариант исключен хотя бы потому, что данное уголовное дело прошло все инстанции, с заключенным прекратили переписку Верховный суд и Генпрокуратура. На каждом уровне проводилась проверка должностными лицами, давалась их оценка, следователь, который вел дело, также на 100% уверен в виновности этого человека. Сомнений в том, что дана неверная юридическая оценка и к ответственности привлечен невиновный человек, быть не может.

- Супруга осужденного жалуется на то, что из всех инстанций приходят одни только отписки и никто всерьез разбираться в обстоятельствах дела не желает…

- Это распространенная практика, когда жена свято уверена в невиновности мужа и любой ответ, не связанный с тем, что супруга освободят, ее не устроит. В правоохранительной системе существуют свои правила, и ответы на подобные обращения даются в установленных рамках. Изучается дело, проверяются материалы, для ответа на жалобу используются выдержки из приговора, в котором все подробно расписано. Ответы в основном краткие, в них не приводятся подробности, но там в любом случае будет указано, что были изучены материалы уголовного дела, дана оценка, что принятые решения - законны и обоснованны, а также разъясняются правила обжалования. Это не отписка, а установленный порядок, и исключено, что при ответе на жалобу или обращение должностные лица не изучают уголовное дело. Это домыслы.

- В каком случае дело все же может быть отправлено на доследование?

- Если приговор вступил в законную силу, этот вариант вообще маловероятен. Чтобы направить дело на новое рассмотрение, должностные лица прокуратуры или суда должны внести протест. Этот документ рассматривается в вышестоящей судебной инстанции, где решается, остается ли приговор в силе или имеет смысл расследовать новые обстоятельства. Все эти нормы прописаны в Уголовно-процессуальном кодексе, и составителям жалоб и обращений для начала надо знать установленный порядок.

- Ранее судимые люди открыто заявляют, что стали на путь исправления, но, в случае чего, правоохранительные органы пытаются «списать» на них новые преступления только потому, что за подозреваемыми тянется длинный уголовный шлейф…

- «Списывать» никто не будет, но, если ведется следственная работа по нераскрытому преступлению, доля правды в том, что тщательно проверяются ранее судимые лица, есть. Мотивы произошедших за последние годы в Минске убийств, как правило, можно разделить на две большие составляющие - преступления, совершенные на бытовой почве либо из хулиганских побуждений. В первом случае сложностей обычно не возникает: печальные последствия вытекают или из совместного распития спиртных напитков, или из семейной сцены. Но, если по каким-то причинам лицо, причастное к совершению преступления, не установлено, в первую очередь проверяется круг знакомств убитых. Если этот поиск не дает результата, следствие идет по линии ранее судимых за подобные преступления, проживающих на этой территории. Присутствует вероятность того, что эти лица не полностью исправились. Но речь не о предвзятом отношении, а о мировой практике - по таким стандартам действуют во всем мире.

- В убийствах по хулиганским мотивам часто присутствует тонкая грань между самообороной и нападением. Понятно, что в ходе расследования дела, в котором фигурирует ранее осужденный, психологическая ситуация будет не на его стороне…

- Необходимая оборона - это не таблица умножения: единого рецепта нет, и вывод можно сделать только из скрупулезного анализа обстоятельств. Никто не предъявит обвинение и не направит дело в суд только потому, что у человека, участвовавшего в хулиганской драке, была судимость. Но если, исходя из совокупности собранных деталей и доказательств, устанавливается, что ранее судимый человек причастен к совершению преступления, это будет считаться отягощающим обстоятельством при вынесении судебного решения.

То, что в ходе следствия будет исследоваться грань между нападением и защитой, это однозначно. Если на тебя, к примеру, замахиваются кулаком, а ты в ответ стреляешь, сложно вести речь о самообороне. Как и в случае, когда нападавший человек прекращает свои действия и уходит, а его догоняют и убивают. К тому же часто надо учитывать конкретные обстоятельства драки.

У людей, ранее находившихся в местах лишения свободы, складывается немного другое отношение к жизни. Слово, не обидное для рядового человека, может совсем по-другому восприниматься, если оно сказано в адрес бывшего заключенного. Такие ситуации вполне могут привести к печальным последствиям.

- Как ранее судимые люди ведут себя на следствии и в судебном заседании? Часто раскаиваются?

- В моей практике был интересный случай. Человек освободился из мест лишения свободы и решил отметить это событие с друзьями. Когда закончилась выпивка и деньги, он пошел к местному жителю, продававшему самогонку. Вынес дверь, избил человека, забрал деньги и спиртное. Впоследствии продавец скончался от полученных травм. Подсудимый интересно повел себя во время следствия: вначале ничего не признавал, отказывался от дачи показаний. Затем ознакомился с материалами уголовного дела и, чтобы не лезть на рожон, признал факты, доказанные на 100%. Но он уцепился за шаткие позиции (украденная сумма денег, количество нанесенных ударов) и в этих вопросах не признавал свою вину. Он очень искренне вел себя в ходе судебного процесса, что для судьи было бальзамом на душу: следователь за большее время не сумел найти психологического контакта с обвиняемым, а ему удалось. В результате обвиняемый получил довольно щадящий срок заключения.

Бывают более запутанные ситуации, связанные с ранее судимыми людьми. Если человек ранее оступился, это не значит, что все другие версии не рассматриваются. У меня в производстве было дело по изнасилованию, где мы проверяли лиц, ранее судимых за это преступление. В ходе опознания потерпевшая указала на одного из таких. Он был задержан, но у следствия возникли определенные сомнения - не состыковались определенные факторы, читались расхождения в обстоятельствах совершенного преступления.

Согласно заключению судмедэкспертизы, сперма, обнаруженная во влагалище потерпевшей, не принадлежала предполагаемому бандиту. Итог был нестандартным: бывший заключенный поблагодарил следствие за объективность, а потерпевшая вместе со своей мамой устроили скандал, обвинив меня в коррупции и подтасовке фактов. Но это лишний раз доказывает, что следствие в своих заключениях опирается исключительно на объективную информацию, заранее не принимая ничью сторону.
Добавить комментарий
Проверочный код