Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
южноафриканский бурбуль
boerboels.ru
№22 (745) 07 июня 2010 г. Личный вкус

CD-обзор

07.06.2010
 
Gogol Bordello. Trans-Continental Hustle
Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ



Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

Пятый студийный альбом цыганских «иммигрант-панков» Евгения Гудзя со товарищи складывается из бразильских впечатлений Евгения (он практически переселился в Рио) и звукового продюсирования знаменитого Рика Рубина. Рубин не превратил «Гоголей» в Red Hot Chili Peppers - просто добавил красочности в их саунд. Все ожидали, что будет меньше панка и больше всяких бразильских штук, но у Рубина и Гудзя получился чистый этнофолк. И это смущает: раньше было что-то другое; этносоставляющая коллектива была органична и духовна, а теперь она - то ли элемент декора, то ли ошибка продюсера, решившего поработать над вышколенностью саунда. Получилась развеселая латина: кастаньеты, панк-боссанова, самба-свистки, акустические гитарные трели и жаркое девичье «тики-та-та». Но по сути, если убрать тексты про «ментал хоспитал» и «сэднесс, мэднесс», получится гурт Gipsy Kings и прочая лубочная la vida voca. Это немного пугает.

Зато усилиями Рубина Gogol Bordello зазвучали на диво профессионально - раньше выезжали на чистой энергии, теперь поражают музыкальностью: на пластинке отобразился целый бразильский карнавал, звуковая палитра удивительно яркая, и вообще никаких больше русских бань на авеню би! Но что-то затерялось за этой вышколенностью саунда. То ли былая оголтелая спонтанность, то ли ощущение работы целого бэнда. Как ни странно, работа остальных участников группы отодвигается куда-то на общий фон (даже потрясающая скрипка Рябцева, которая всегда была «вторым голосом» группы): получился альбом классных Женькиных песен, хоп-хей.

Может быть, не Рубин виноват в том, что из звучания группы исчезло что-то такое особенное, что можно было, как знамя, держать перед собой и мчать в атаку. Тут нет песен-гимнов, зато есть Pala Tute, которую они когда-то пели вместе с Мадонной, вступив фактически в этой точке на некий новый и уже безопасный путь. Только в песенке «Имиграниада» мы слышим прежнего «Гоголя» - отчаянного, похожего на Игги Попа, поминающего Кафку и поющего дружным хором всех участников коллектива. Могла бы быть «классической» и баллада When Universes Collide, но это своего рода продолжение Through The Roof And Underground. Хей-хей-хей, ла-ла-ла-ла. Этими междометиями можно написать всю рецензию, увы.

Шуток с постмодерном тут тоже маловато (несмотря на по-прежнему сильную лирику) - много цитат, которые поймут разве что жители Рио или цыганская диаспора (пожалуй что и воображаемая), и редки моменты вроде тех, где Евгений поет «I don’t know where in this universe there is that kind of lovе» на мотив песни «Браво» про «я не знаю, где еще на белом свете есть такая же весна».

Южноамериканских «стиляг» не получится: для этого нам не хватает революций, речовок, команданте Че, дедушки Фиделя и пр.; в нашем тяжелом мире постсоветского поп-арта латиноамериканщина и веселый испанский мир должны быть такими. Но нет - кажется, у Гудзя получился солнечный альбом про любовь - where are you now, my companjera? Сможете ли вы это воспринять - ваша проблема. Одно радует - теперь «Ляписы» не выпустят такой альбом, потому что такой альбом уже есть.

«Гоголи» всегда были певцами эмигрантского сознания, формируя вязковатую грань между мрачной реальностью границ и условностей и свободным миром воображения и глобальной культуры. Теперь они «сидят» целиком в этом паралелльном мире, и этот альбом - окончательный манифест их странноватой реальности, где можно существовать в любой точке земного шара, имея при этом внутренний паспорт блаженного гражданина Вселенной.

Фактически это манифест а-ля «Бременские музыканты», и уж если и цитировать, то не не «хей, ромалэ, но пасаран»: лучше бы им подошло банальное «ничего на свете лучше нету, чем бродить друзьям по белу свету». История группы напоминает историю колобка, который от всех ушел: в первом альбоме от бабушки с дедушкой (и это мой любимый альбом - потому что это наши общие бабушка и дедушка), потом, значит, от зайчика («серебряные зайцы там водят хоровод!»), потом - от медведя, а здесь уже, пожалуй, и от лисицы. А дальше что? Дальше надо бы другую сказку. Мол, не плачьте, бабушка и дедушка, испечем вам новый колобок. На параллелях и меридианах.

К счастью, «живьем» этот альбом слушается прекрасно, и вообще, когда попадаешь на концерт «Гоголей» где-нибудь в Нью-Йорке, смотришь на толпу и думаешь: ха-ха, это же наши. Наши, конечно. Юмор ситуации в том, что в своем трансконтинентальном хастле «Гоголи» умудрились добиться такого микса культур, что в этой чертовой толпе всякий случайный гость - и мексиканец, и бразилец, и украинец, и испанец, и русский - тоже стоит и гордо думает: ха-ха, это же наши. Ну что ж, наши победили.
Добавить комментарий
Проверочный код