Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
Подбор шин и дисков. Интернет-магазин шин и дисков
csm-novo.ru
№21 (744) 31 мая 2010 г. События. Оценки

Сырьё в обмен на всё

31.05.2010
Беларусь готова отдать завод, трубу и Бакиева
Выступление Александра Лукашенко перед студентами и преподавателями вузов Могилевской области 27 мая можно назвать поворотным. Еще совсем недавно козырявшая своим постепенным уходом от зависимости от российских углеводородов, Беларусь вдруг заявила о том, что в обмен на нефть и газ по внутрироссийским ценам готова отдать под контроль Москвы «Белтрансгаз» и Мозырский НПЗ. А в довершение опальному президенту Киргизии Бакиеву было предложено уехать на родину «проводить референдум». Отступление по всем фронтам?
Виктор МАРТИНОВИЧ



Фоном для выступления президента стали заявления грозы белорусских переговорщиков - вице-премьера России Игоря Сечина. Человек, курирующий в путинском окружении нефтянку и другие энергоносители, выразил уверенность в том, что Беларусь заплатит за потребленный российский газ. То есть он не призвал компенсировать разницу в цене, не напомнил о долге, а именно выразил уверенность, что Беларусь заплатит. В разговоре с агентством «Интерфакс» Игорь Сечин напомнил, что, согласно формуле цены, предусмотренной контрактами, стоимость газа на текущий момент составляет $169 за тыс. куб. м, но Беларусь пока платит по цене $150 за 1 тыс. куб. м. «$150 за тысячу кубометров - это цена, которую они установили себе сами», - заявил Сечин. «Я думаю, что они заплатят. Такого не бывает, чтобы контракт соблюдался только с одной стороны», - веско высказался Сечин.

И вот, несколькими часами позже, об углеводородах заговорил белорусский лидер. Он отметил, что Беларусь ожидает прибытия очередной партии нефти из Венесуэлы, и даже отметил роль Украины в транзите: «Мы нормально сотрудничаем [c Украиной], по крайней мере, все, что нужно решить, мы решаем… Даже неприятные в некоторой степени для России поставки венесуэльской нефти через Украину. Они пообещали и перевезли эту нефть». С учетом того что, по данным российских экспертов, у венесуэльско-белорусского нефтяного сотрудничества возникли сложности при доступе к украинской нефтяной трубе и нефть приходится волочь по железной дороге, это высказывание Лукашенко может восприниматься как намек на то, что сотрудничество могло бы быть и более плодотворным.

Впрочем, помянув про сотрудничество Минска с Каракасом, которое вроде как полностью должно было лишить нас потребности в российской нефти, Александр Лукашенко вдруг предложил Москве контроль над белорусским нефтеперерабатывающим заводом в обмен на дешевое сырье. «Дешевая нефть - хорошие условия. Но не бесплатно, мы не против, но за хорошие деньги», - сформулировал он предложение. То же самое - по газу: «Они говорят: нам нужен контрольный пакет акций [«Белтрансгаза»].Я не против. Если они скажут, что будут поставлять по внутрироссийским ценам газ в Беларусь на равных условиях - берите контрольный пакет. Мы не против».

Президент сформулировал свое видение причин, по которым Россия лишила нас дешевых углеводородов. По его словам,«наши нефтеперерабатывающие заводы покупали нефть как российские компании, перерабатывали эту нефть, продавали продукцию на внешних и внутреннем рынках… Это нормально? Конечно, нормально». Но в России «по нефти увидели, что мы много от этого получаем. Так мы модернизировали наши заводы, а они оказались неконкурентоспособными не только в России, Беларуси, но и на Западе». Именно потому Россия и ввела «пошлину на нефть, которая увеличила ее цену в два раза. Они просчитали, что нефть в $600 для нас неподъемная и захотели нас таким образом припереть к стенке». Отсюда - его визит к президенту Венесуэлы, которому он объяснил, что «стоит вопрос жизни и смерти нашего государства». Закончил Лукашенко тем, что пригрозил: если россияне нас будут и дальше «наклонять», то мы «уйдем от этой зависимости».

Ситуацию президент представил таким образом, как будто мы не пытались уйти от нефтяной зависимости, как будто эффект от венесуэльской нефти покрыл все издержки на российском фронте, а мы еще только задумываемся о том, связываться нам с нероссийской нефтью или нет. И чтобы усилить ощущение выгодного момента, который России нужно обязательно использовать для возврата Беларуси дешевых нефти и газа, - заявление про «трубу» и нефтепереработку, которую мы уже полностью готовы отдавать под контроль россиян.

Нужно отметить, что Россия на эти пассажи ответила без ажиотажа, с осторожностью партнера, уже не раз испытавшего восторг от мегавыгодных предложений Минска. Министр энергетики России Сергей Шматко, например, сразу же заговорил о гарантиях, которые теперь, кажется, всех потенциальных инвесторов интересуют даже больше, чем прибыль: «Если мы хотим обсуждать вопрос инвестиций в экономику Беларуси, то должны быть созданы привлекательные условия… Эти условия должны быть зафиксированы в межгосударственных соглашениях… Необходимы гарантии, что не отберут, не обложат дополнительными акцизами».

Осторожничают и эксперты. Гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов заявил «Интерфаксу», что «Лукашенко раньше не демонстрировал желание и возможность избавляться от своих активов. Но российской стороне, мне кажется, имеет смысл быть очень осторожной и тщательно просчитать все, что можно получить. В конечном счете, речь идет о не очень новом оборудовании и не очень новой трубе». По всей видимости, у всех в памяти еще свежа недавняя команда белорусского лидера гендиректору Мозырского НПЗ не делиться дивидендами от переработки венесуэльской нефти с российским акционером завода. После этого никто не может быть уверен в том, что к предложениям Минска следует относиться серьезно. Тем более в ситуации, когда сторонам так и не удалось договориться по Таможенному союзу.

Александр Лукашенко обещал России в обмен на дешевые нефть и газ не только нефтеперерабатывающий завод и трубу. В его выступлении в Могилевской области прозвучало предложение вернуть на родину неугодного киргизам и россиянам Курманбека Бакиева. «Я у Курманбека Салиевича спросил: ты поедешь в Кыргызстан, чтобы объявить референдум и уйти? - «Я это сделаю», - сказал Лукашенко, цитируя слова Бакиева. Сказано это было в тот день, когда официальный запрос на поиск Бакиева получил Интерпол, членом которого является, кстати, и Беларусь. «Это было бы легитимно», - похвалил идею киргизского лидера белорусский президент. По словам Лукашенко, «так называемое временное правительство Киргизии сейчас в сложном положении… Сегодня они хотят провести референдум и принять Конституцию. Скажите, а кто объявит референдум?.. Референдум пройдет, пройдет время и захочется еще кому-то прихватить власть. Основание будет? Полнейшее!.. Референдум у них может объявить президент и, по-моему, парламент. Нет ни президента, ни парламента. Кто объявит референдум? Временное правительство? Кто они такие?»

Отсюда - своевременно, в контексте белорусских надежд на дешевые российские нефть и газ, возникшая идея отправить Бакиева обратно на родину. И пока в Киргизии объявлено вознаграждение за данные о местонахождении родственников Бакиева, Лукашенко заявил, что тот по-прежнему находится в Беларуси:«Он действительно у нас, две недели назад я был в его семье».

Сюжет с Бакиевым, которому предложено поехать домой «проводить референдум», удивителен не только потому, что проводить референдум на киргизской земле Бакиев в нынешних условиях может лишь те несколько секунд, пока открывается дверь самолета и внутрь заходит вооруженный киргизский спецназ. Дело в том, что в недавнем интервью РИА «Новости» Бакиев прямо заявил о том, что «не планирует возвращаться в Киргизию», «чтобы не накалять обстановку»: «В такой ситуации я не собираюсь возвращаться и накалять обстановку. Это невозможно практически».

Надо, впрочем, понимать, что, если Россия вдруг в обмен на трубу и НПЗ предложит газ по $140 за 1 тыс. куб. м, вернуться Курманбеку все-таки придется, причем исключительно по собственной воле. Чтобы хотя бы попытаться помочь нелегитимному временному правительству выйти из того конституционного тупика, в которое оно себя загнало.
Добавить комментарий
Проверочный код